ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все в порядке.

Еще до того, как Ксавье открыл рот, Эсси прочитала в его сузившихся глазах, что он думает о подобной лжи.

– Ладно, включу воду, а потом помогу тебе подняться наверх.

– Ничего этого ты не сделаешь. – Эсси чувствовала себя в ловушке. – Я сама прекрасно справлюсь, я уже привыкла к подобным травмам, – твердо сказала она.

Но все ее возражения Ксавье проигнорировал. Он осторожно поправил ее ногу и быстренько помчался наверх, прежде чем Эсси опомнилась.

Эсси некоторое время тупо смотрела в стену, а потом, услышав наверху плеск льющейся воды, с трудом поднялась на ноги. Все! Ему не место в ее ванной, ему не место в ее доме, ему не место в ее жизни! Глубоко в тайниках души она понимала, что не совсем искренна в своем отрицании, но дух противоречия не позволял ей признать это открыто, вслух. Соблазнитель! Он преследует ее и охотится за ней, зная, что она не хочет иметь с ним ничего общего. Он видит, что она неопытна в подобных играх, и идет по следу.

Эсси добралась до подножия лестницы, и в этот момент перед ней появился Ксавье, словно суровый ангел мщения.

– Куда ты ковыляешь, упрямая дурочка? – возмутился Ксавье. – Разве это так уж тяжело – признать, что тебе плохо?

– Триста шестьдесят пять дней в году я прекрасно обхожусь без посторонней помощи. Почему же сегодня должно быть иначе? – пробормотала Эсси.

– Потому что сегодня здесь я, – твердо сказал он. – А теперь…

И не успела Эсси охнуть, как Ксавье нагнулся, поднял ее на руки и понес наверх – с некоторым трудом, лестница была крутая и узкая. На площадке он осторожно поставил ее на ноги и сказал:

– Проверю ванну!

Эсси беспомощно смотрела ему вслед. Что это такое? Он должен носиться по всему миру, заключая миллионные сделки, и делать все, что положено делать миллионерам, а не готовить ей ванну. Зачем ей его однодневная забота? Ей, независимой, умной женщине?

– Спасибо, можешь идти. Теперь я сама.

Но Ксавье, не обращая внимания на ее протесты, стащил с нее брюки, открыв дивную палитру цветов на левой ноге Эсси, и с вызовом спросил:

– Ну, и что дальше?

– Да как ты смеешь? – Эсси едва не задохнулась от удивления и обиды, стоя перед Ксавье с голыми ногами. – Да как ты только смеешь?

– Смею! – раздраженно прикрикнул Ксавье, теряя терпение. – Иди переодевайся, и хватит болтать, если не хочешь, чтобы я раздел тебя совсем.

Эсси открыла рот, но что-то в глазах Ксавье остановило ее: да, он способен насильно раздеть ее, это совершенно ясно.

– Ни один джентльмен не позволил бы себе подобного, – промямлила Эсси, наклоняясь и натягивая брюки. Щеки ее были пунцовыми.

– А я и не претендую на это звание, – ровным голосом заметил Ксавье. – А теперь иди в спальню и раздевайся. Я подожду внизу, пока ты не закончишь. У тебя есть какая-нибудь мазь от синяков?

– Осталось немного с прошлого раза, – хмуро выдавила она.

– Очень хорошо, я разотру тебя.

Только через ее труп! Он что, на самом деле полагает, что она ляжет и позволит ему заняться ее ногой?

Эсси собиралась закрыть дверь спальни, когда он ее окликнул.

– Я ни у кого не видел таких красивых ног, как у тебя, – мягко сказал Ксавье.

Она несколько секунд смотрела на него, а потом с грохотом захлопнула дверь.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Когда через час Эсси осторожно, спустилась с лестницы, каждая косточка в ее теле все еще болела, а левая нога горела как в огне, но она убеждала себя, что сейчас примет болеутоляющее, ляжет и боль пройдет.

– Что это за запах? – сморщился Ксавье, когда Эсси оказалась внизу.

Он растянулся на диване, явно ожидая ее, расслабленный и беззаботный. Эсси едва сдерживалась, чтобы не нагрубить – так он ее раздражал… и привлекал!

– Притирание, – коротко ответила она.

– Пахнет, как приправа, которую мы используем дома, в Канаде.

– Правда? – машинально отозвалась она.

– Я приготовлю тебе попить чего-нибудь горячего, – добродушно сказал он.

Эсси, прищурившись, посмотрела на него, затягивая пояс махрового халата.

– Не хочу ничего – только спать, – твердо сказала она.

Как же, рассказывай сказки! Ксавье приглушил голос и мягко заметил:

– Утром мне надо быть в Лондоне, а потом две недели я буду очень занят. Давай поговорим сейчас, Эсси. Я решил дать ход сделке с Питером.

Вот так. Конечно, он имеет право делать со своими деньгами все что заблагорассудится, но это значит… А что, собственно, это значит?

– Тебе, конечно, интересно, что будет с тобой?

– Да, конечно, – коротко ответила Эсси.

– Я приготовлю кофе. – Ксавье встал и жестом руки пригласил ее сесть – на ее же диван, агрессивно заметила Эсси, прохромала по комнате и плюхнулась на сиденье.

– Ты приняла обезболивающее?

– Там, в углу буфета, лежат таблетки, – неохотно сказала она. – Дай мне, пожалуйста, две.

Пока Ксавье готовил кофе, царила тишина. Потом он с подносом вернулся в гостиную и сел напротив.

Она боязливо посматривала на Ксавье, который, к ее крайнему раздражению, чувствовал себя совершенно непринужденно, небрежно положив ногу на ногу и лениво откинувшись на спинку стула. Постепенно Эсси начала все больше возбуждаться – Ксавье словно окутывала аура сдерживаемой чувственности, проникающей в каждую клетку ее тела. Она усилием воли вернула мысли к насущной проблеме, и ей пришлось сделать глубокий вдох, прежде чем она смогла выговорить:

– Не понимаю, почему тебе вдруг захотелось приобрести эту практику? Ведь наверняка есть дома, расположенные ближе к месту твоей работы и более удобные? – Это был правильный ход и нужный тон, удовлетворенно решила Эсси, – холодный, сдержанный и очень деловой. Ксавье медленно пожал плечами.

– Все зависит от того, что называть удобным, – негромко протянул он. – За последние несколько лет я потратил на гостиницы целое состояние, к тому же в городе у меня развивается клаустрофобия. Эсси очень хорошо понимала Ксавье, потому что сама испытывала примерно те же чувства.

– Особняк Питера – чудесный старый дом, расположенный так, что лучше и не придумаешь, – продолжал Ксавье, лениво поглядывая на Эсси полуприкрытыми, совершенно непроницаемыми глазами. – Я буду использовать его только во время пребывания в Англии. – Ну а ты и Джейми по-прежнему будете работать. К тому же ветеринарное дело – очень прибыльный бизнес, – улыбнулся Ксавье, но Эсси доверяла его улыбке не больше, чем словам. – А я бизнесмен.

– После того как уедет Кэрол, тебе придется найти кого-то, чтобы вести документацию, – напряженно выговорила Эсси, – а это не так-то просто.

– А разве ты не справишься? – Ксавье слегка улыбнулся, голос его опять стал успокаивающим, снисходительным. – С тех пор как мы встретились, ты не устаешь повторять, насколько ты профессиональна, – уточнил он. – Ну так докажи это.

Эсси хотелось ненавидеть этого мужчину, но… Ксавье придвинулся к ней вплотную, и его губы оказались рядом с ее. Она смотрела на него словно загипнотизированная, потом он растянулся рядом с ней на диване, и его губы стали покрывать ее лицо нежными, легкими поцелуями.

– Такая пламенная, такая смелая… – Его губы приблизились к губам Эсси, которые раскрылись навстречу его теплому, опытному натиску, и Ксавье погрузился в только что отвоеванную территорию. Эсси вся дрожала от головокружительного всплеска чувств, разбуженных в ней ласками Ксавье.

Каким-то образом руки Эсси поднялись к его плечам. Они вплотную прильнули друг к другу, бедра Ксавье, касавшиеся ее тела, и его руки, и губы кричали: хочу! Внезапно она ощутила боль в поврежденной ноге и застонала.

– Извини. – Он тут же отпустил ее. Открыв глаза, Эсси увидела Ксавье на коленях перед собой.

– Ты вся избита и с ног валишься от усталости, – мягко сказал он. – Ты права, мы поговорим как-нибудь в другой раз.

Эсси потребовалось еще некоторое время, чтобы прийти в себя, поборов отчаянное желание отдаться Ксавье. Между ними нет любви – только физическое влечение, за которым пустота.

13
{"b":"4794","o":1}