1
2
3
...
19
20
21
...
23

Эсси чувствовала, каждое его слово шло от сердца, и от этого ей становилось хуже. У него еще оставалось мужество протянуть руку помощи, верить человеку. Но с ней-то было иначе. Боже, ну почему он сказал, что любит ее? Почему?

– То, что случилось с тобой, Эсси… я это понимаю. Но зачем ты позволяешь прошлому разрушать твою жизнь? Между нами началось то прекрасное, что бывает между людьми. Да, вначале я просто хотел тебя, но теперь дело не в плотском желании. – Он помедлил. – Ну, это, конечно, не совсем верно, я очень хочу тебя, я обожаю тебя, живу и дышу тобой. Я люблю тебя.

Что заставляет такого холодного, сурового мужчину, как Ксавье, признаваться во всем этом? – думала Эсси.

Эсси не хотела причинять ему боль – уж этого она желала меньше всего на свете, но иного выхода у нее не оставалось. В конечном итоге так будет лучше для них обоих. У Эсси было ощущение, что ее сердце вырывают из груди. Никогда она не чувствовала себя такой жестокой, такой чудовищно жестокой.

– Ксавье, я не хочу никого любить и не хочу выходить замуж.

– Я в это не верю.

– Это правда.

– Но я же тебе небезразличен, я это чувствую. – Ксавье не собирался сдаваться. – А в сексуальном плане мы подходим друг другу идеально, уж поверь мне. Что бы у тебя ни было с Эндрю, со мной тебе будет гораздо лучше.

– Я не спала с Эндрю. – Эсси наконец высвободила руки из его пальцев и устало провела ладонью по лбу. – И я не спала ни с кем, кого не любила.

– Но ты полюбишь меня!

О, любовь моя, если бы ты только знал… Эсси пришлось солгать, потому что она хотела, чтобы все закончилось здесь и сейчас.

– Я ни с кем не спала, Ксавье, и не хочу, – решительно сказала она. – Я тебя не люблю и не хочу любить. Я хочу жить так, как мне удобно, ведь и ты желаешь того же. Я не хочу меняться. Я не могу измениться и не собираюсь.

– Я тебе не верю, – повторил Ксавье. Но она видела по потрясенному выражению его серебристо-голубых глаз, что он поверил.

– Ты хочешь меня, Эсси, по крайней мере в сексуальном отношении, а это уже начало. – В голосе Ксавье была мука, но он боролся до последнего и, притянув к себе девушку, завладел ее губами в поцелуе, полном отчаяния и рухнувших надежд.

Эсси не пыталась сопротивляться. Когда Ксавье наконец отпустил ее, в его глазах была такая боль, что сердце Эсси будто полоснули кинжалом.

– Я отвезу тебя домой, – глухо сказал он и завел двигатель.

– Ксавье, ты встретишь кого-то другого и…

– Молчи! – вырвалось у него так яростно, что Эсси отпрянула, словно он ее ударил. – Молчи, Эсси.

Весь путь домой она сидела белее бумаги, сжавшись на своем сиденье и стиснув руки на коленях. По ветровому стеклу порывами хлестал дождь, а ветви деревьев стонали и метались на ветру.

Когда «мерседес» затормозил на маленькой стоянке у коттеджа, Ксавье открыл дверь, выпустил ее и едва ответил на ее сдавленное «спасибо» коротким кивком, но не завел двигатель, пока девушка не оказалась в доме. А потом он уехал, но не так, как она ожидала – с визгом тормозов и ревом мотора, – нет, он уехал медленно, точно рассчитав каждое движение.

И этот его размеренный отъезд говорил больше любых прощальных слов.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Насколько окончательным был разрыв, Эсси поняла только на следующее утро.

Ночью она почти не спала. Кое-как позавтракав, в семь часов уже была в лечебнице.

На улице похолодало еще на пару градусов, поднялся ветер, и дождь, похоже, зарядил надолго. Но погода подходила под настроение Эсси, это лучше, чем ясное небо и яркое солнце.

Как ни странно, но «мерседес» не был припаркован перед домом.

Должно быть, Ксавье уехал рано утром. Когда он вернется и вернется ли вообще, она не знала. Ей надо подать заявление об увольнении, вот и конец всему.

Обдумывая это, Эсси вошла в кабинет, на ходу допивая кофе, и тут заметила на своем столе конверт, надписанный знакомым уверенным почерком.

Прежде чем открыть конверт, Эсси присела – ноги едва держали ее, – потом отпила несколько глотков кофе и уставилась на дорогой конверт с золотой монограммой «КГ» в верхнем левом углу.

Дрожащими руками она открыла это сокровище и прочитала:

«Эсси, я уезжаю сегодня вечером и не вернусь. Не хочу, чтобы ты потеряла работу или дом из-за моей ошибки, и передаю дом и практику тебе. Это будет совершенно законная сделка, безо всяких условий, и я предпочел бы устроить все через наших адвокатов. Только не говори, что не можешь принять такой подарок: это место значит для тебя все, а на моем банковском счете потеря лечебницы и дома практически не отразится. Последние несколько месяцев показали мне, что у тебя есть деловая хватка и к тому же ты любишь свою работу. А если тебе не надо будет думать о выплате залога, то ты превратишь практику в предприятие своей мечты. Удачи – и да благословит тебя Господь. К.».

Как долго Эсси сидела, заливаясь слезами, она не знала, но в дверях возникла голова Куинна.

– В чем дело? – В мгновение ока Куинн оказался рядом, его красивое лицо было искажено тревогой, и когда несколько минут спустя появился Джейми, а Эсси все еще рыдала, Куинн сделал жест в сторону телефона: – Вызывай врача.

– Нет. – Эсси отчаянно пыталась взять себя в руки. – Нет, все будет в порядке. Просто… – Просто?..

Теперь мужчины опустились рядом с ней на колени и каждый взял ее за руку. Эсси слабо покачала головой и сказала:

– Я только что сделала самую большую ошибку в своей жизни.

– Дело не может быть настолько плохо. Что именно случилось? Неправильный диагноз? – допытывался Джейми, прежде чем Куинн успел ткнуть его локтем, чтобы тот замолчал.

Эсси беспомощно смотрела на коллег, и их доброта тронула ее настолько, что слезы снова стали закипать у нее на глазах. Вместо ответа она отняла свои руки, взяла письмо и молча передала им.

Эсси следила, как глаза мужчин пробегали эти несколько строк, а когда они подняли взгляды на нее, пояснила прерывающимся голосом:

– Он просил моей руки. Он меня любит.

– А ты? – тихо спросил Куинн. – Ты любишь его?

– Но он не знает. Я отказала ему, – глухо пробормотала она. – Я… я испугалась – любви, привязанности, всего.

– Так скажи ему! – По словам Куинна выходило, что все так просто. – Если он на самом деле любит тебя, то поймет, а судя по этому письму, он тебя любит. Так скажи ему то, что сказала нам, Эсси.

– Вы не понимаете. – Они оба встали на ноги, и Эсси подняла на них глаза. – То, что я сказала ему вчера… теперь он не поверит мне.

– Почему ты так считаешь? – поддержал Куинна Джейми. – Стоит попытаться. Что тебе, в конце концов, терять?

Что она, действительно, может потерять? Все!

Нет, она скажет Ксавье, что влюбилась в него; что любит его уже много недель и даже месяцев; что именно он помог ей понять это и доказал, что надо расстаться с прошлым и идти вперед. И если он все еще хочет жениться на ней, то и она стремится к этому всей душой.

Да, она не прислушалась к его словам, когда он раскрывал перед ней сердце, когда рассказывал о своем прошлом; она была слишком занята собственными страхами. Она даже полностью не оценила его признание, его бескорыстный подарок – дом и практику.

Хватит капризничать, плакать и сомневаться, мучить себя и его!

Секретарь Ксавье – воплощенное спокойствие и профессионализм – была предельно вежлива.

– Мисс Расселл, это ваш третий звонок сегодня, но повторяю – мистер Грей занят и вряд ли освободится в ближайшее время.

– Но вы передали ему, что я звонила? – упорствовала Эсси.

– Я записываю все звонки, приходящие на имя мистера Грея, – терпеливо отвечала секретарь, – но вы должны понять, что он чрезвычайно занятой человек и находится в постоянных разъездах между Англией и Канадой.

– Но что же мне делать? – Эсси помолчала. – Придется ждать здесь, в его офисе, до тех пор, пока он не примет меня, – пошутила девушка.

20
{"b":"4794","o":1}