1
2
3
...
19
20
21
...
29

– Да, я тоже пойду с тобой. В подвале есть пара бутылок «Рубино ди Пьяве», которое прекрасно сочетается с бифштексами и курами, – заговорила Грейс. – Мы берем что нужно, а мужчины тем временем займутся барбекю. Хорошо, Донато?

– Ну конечно, – ответил муж.

Барбекю и послеобеденное время прошли приятно, как и обычно по субботам. У Клэр, однако, участие в живой беседе, остроумном подтрунивании потребовало всех душевных сил. И позже, уже вечером, когда компания наслаждалась в гостиной кофе, девушка почувствовала, что должна немедленно уйти, иначе с ней случится истерика.

– Уже поздно, – сказала Клэр, встав со стула, – пожалуй, я пойду поищу Лоренцо. Он, наверное, все еще у бассейна.

– Его найдет Джина или Анна, – возразила Грейс.

– Да нет, я пойду. У меня начинается головная боль, и думаю, несколько минут на свежем воздухе мне будут полезны. – Клэр одарила Романо и всех остальных улыбкой, которую в последнее время довела до совершенства. – Пейте свой кофе, я быстро вернусь.

Выйдя из дома, Клэр постояла минуту-другую с закрытыми глазами, подняв лицо к темнеющему небу.

Как бы ни смотрела на это Грейс, я поскорее должна уехать отсюда, твердила себе Клэр. В том месте, где у людей сердце, у меня поселилась непроходящая боль.

Клэр шагала к бассейну, и решение ее крепло. Да, не нужно тянуть с отъездом, лучше всего уехать через неделю. Чем дольше она будет оставаться здесь, тем сильнее изболится ее душа.

– Помогите! Помогите... – На миг, услышав этот крик и увидев бурлящую воду, Клэр приросла к месту. Потом бросилась к бассейну.

– Лоренцо! Я здесь, Лоренцо, держись!

Трудно было сказать, сколько времени Лоренцо барахтался в воде, пытаясь выплыть, но, видя его искаженное лицо, Клэр поняла, что его схватила судорога и он бьет по воде руками уже из последних сил. Через минуту он исчез под водой.

Клэр прыгнула в бассейн и оказалась почти рядом с тем местом, где видела мальчика. Нырнув, она охватила его грудь одной рукой, а другой гребла, чтоб выплыть на поверхность, навстречу живительному воздуху.

Они выплыли, оба – хватая ртом воздух и отплевываясь. Но девушке мешала длинная юбка, она обвилась вокруг ног и тянула на дно. Лоренцо, цеплявшийся за нее руками и ногами, мешал еще больше. Они снова ушли под воду.

Тогда Клэр оторвала от себя подростка и дернула застежку юбки. После чего уже двумя свободными руками подняла Лоренцо, прижала его спиной к своей груди и попробовала подняться на поверхность.

– Успокойся, плыви, – говорила она, задыхаясь, – плыви сам, или мы оба утонем. – Лоренцо хватал воздух ртом, извивался в тисках ее рук и давился водой: вряд ли он понимал ее слова. Потом он повернулся лицом к девушке, уцепился мертвой хваткой за ее шею, и... они снова ушли под воду – в третий раз. Теперь Клэр была объята тем же страхом, что и он.

Неожиданно какая-то сила оторвала руки Лоренцо от ее горла, она вздохнула с облегчением, но в тот же миг ее схватили за волосы и потащили вверх. Теперь она заработала ногами и руками, чтобы выбраться наконец на поверхность.

– Клэр? Клэр, ты в порядке?

Она жадно втягивала воздух, ей щипало глаза, нос и горло, но она все же смогла кивнуть и сказать:

– Да, в порядке. – И почувствовала, что Романо отпустил ее и сосредоточил свое внимание на Лоренцо, который вдруг, пугая их, затих.

К моменту, когда Романо подплыл к краю бассейна, Донато и Грейс уже были там; они помогли вытащить Лоренцо, и старший брат тут же стал делать ему искусственное дыхание. Мальчик почти сразу закашлялся и вдохнул воздух, а Романо поплыл назад, к Клэр, все еще барахтавшейся в воде.

– Все нормально, я доплыву, – бормотала она, задыхаясь. Он проигнорировал ее протесты и потащил к краю бассейна, охватив одной рукой.

– Клэр, Клэр, дорогая!.. – Грейс была почти в истерике. – Мы же ничего не слышали, ни я, ни Донато, но вдруг Романо ни с того ни с сего вскочил и вылетел из комнаты. Боже мой, ты могла утонуть, вы оба могли утонуть...

– Перестань, Грейс, – мягко сказал Романо. – С ними все в порядке. Но, может, ты распорядишься о том, чтобы им приготовили горячие ванны и что-нибудь спиртное? А мы пойдем следом. Донато, ты можешь вести парня?

Донато еще явно не оправился от шока, об этом говорила его бледность и то, как он судорожно прижимал к себе Лоренцо. Медленно кивнув, он помог встать мальчику.

И вот тогда Клэр поняла, что случилось нечто ужасное: Романо... увидел ее шрамы. Ее тревога из-за Лоренцо, свой собственный страх и шок при мысли, что она утонет, – все подавило сознание того, что юбки на ней больше мет и маленькие трусики выставляют напоказ весь живот.

Значит, он заметил эти бледные серебристые шрамы на ее коже... Впрочем, его суровое красивое лицо оставалось непроницаемым, когда он вытащил ее из бассейна и взял на руки.

– Не надо, я пойду сама.

– Помолчи, я не позволю тебе идти. Ты же чуть не утонула, – сказал он строго. – Какого дьявола ты не позвала меня на помощь? – Он крепко прижал ее к себе, и у нее все поплыло перед глазами. Она едва нашла силы выговорить:

– Звать тебя – когда? На это не было времени. Я услышала, что Лоренцо кричит, и сразу бросилась к нему.

– Но ты рисковала жизнью, – ответил он мрачно.

Слезы щипали ей глаза.

– Значит, я должна была бросить Лоренцо? Дать ему утонуть?

Услышав, как дрожит ее голос, Романо остановился и, наклонив голову, стал смотреть на нее пронзительными черными глазами.

– Я просто не знаю, что делать: отшлепать тебя как следует или поцеловать? – спросил он. И добавил хриплым голосом: – Ты была такой мужественной...

Он собирался сказать что-то еще, Клэр чувствовала, что слова его идут от самого сердца и что преграда между ними рухнула. Но почему-то остановился. Клэр вспомнила его взгляд, брошенный на шрамы, и ее пронзила душевная боль, настолько сильная, что перехватило дыхание.

Подпорченный товар. Вот оно, обвинение, которое он выскажет прежде, чем она успеет отвергнуть самого Романо.

– Опусти меня на землю. Я могу идти сама.

– Нет, не можешь.

– Не командуй мной!

– Пора начать тобой командовать.

Совсем неожиданно он впился губами в ее рот – голодный... разъяренный мужчина. Он прерывисто дышал. Ее соски вонзились в его мускулистую грудь. Желание одолевало обоих.

Вокруг них сгущалась ночная тьма, и уже через несколько минут небо растянуло над ними черный бархат, сиявший алмазами – первыми звездами. Птицы умолкли, из особняка, в отдалении, не доносилось ни звука. Казалось, они одни на всем белом свете.

Клэр чувствовала, как гулко стучит его сердце. Романо стал медленно опускать ее, пока ноги девушки не коснулись земли. Он все так же крепко прижимал ее к себе.

Теплые губы Романо двинулись по ее шее, а она дрожала, не в силах остановить его, сказать или сделать все то, что было бы разумно и правильно. Значит, это любовь, беспомощно подумала Клэр, вот это желание слиться с ним воедино душой и телом.

Клэр и не заметила, как ее пальцы погрузились в его жесткие густые волосы, и когда она притянула его голову снова к своему лицу, он тихо застонал, возбуждая ее тем самым еще больше.

Она сняла руки с его плеч – теперь они скользнули к нему под рубашку и стали гладить поросшую жесткими волосками грудь. Об этих ласковых прикосновениях она мечтала давно, но, ощущая жар его тела, Клэр не верила, что все это происходит наяву.

Он снова целовал ее, слегка покусывая нижнюю губу, проводя кончиком языка по верхней... А потом проник языком в ее рот, распаляя ее.

– Я хочу тебя, я весь в огне. Что ты делаешь со мной, жеребеночек?..

Романо бормотал страстные слова, прижимаясь губами к ее закрытым глазам, а голос был хриплым от желания. Она тоже желала его, желала так, что забыла обо всем на свете.

Она ощущала его возбуждение – его затвердевшее мужское естество давило ей на живот. В голове Клэр мелькнула мысль, что нужно отодвинуться, но она была не в силах... Все мысли ее рассеялись. Не было ни прошлого, ни будущего, не осталось ничего, кроме двух тел, объятых пламенем.

20
{"b":"4795","o":1}