ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но, сказать по правде, мне уже все равно нечего было терять, кроме собственного достоинства. К сожалению, опыт подсказывал мне, что знакомства с мужчинами в барах — верный путь к разбитому сердцу.

— Я думаю, мы вечером просто не будем привередничать, а там видно будет, как оно пойдет, — сказала я, положив сахар в кофе и откинувшись к стене, обшитой набивным винилом. Кафе пустовало, и шторы были собраны в складки. А под «как оно пойдет» я подразумевала, что неплохо было бы сегодня откупорить бутылочку-другую хорошего вина.

Джози в это время оглядывала шесть ящиков со спиртными напитками, которые мы только что выволокли из фургона для доставки продуктов на дом. Кафе было маленьким и старомодным. По стилю оно совершенно не подходило к навороченному имиджу моей подруги. Два года она хлопотала тут по налаживанию частного бизнеса и прожужжала нам все уши о своих заботах. Мы внимали, но со временем нам это поднадоело. У Джози великолепный вкус, но она малость с ленцой, как и я. Она надеялась получить полную лицензию на продажу спиртных напитков, чтобы клиенты покупали не только закуску. Торговля алкоголем была выгодной, и Джози хотела открыть свой бар, эдакий уютный буфет, чтобы через год быть в барыше и отчалить в заморское путешествие, безэтого идиота Карла, надо надеяться.

— Карл ужасно злится, что я не хочу с ним встречаться, — как будто прочитав мои мысли, проговорила Джози. Она закинула длинные ноги на кофейный столик, стоящий перед нами. Ее прежде длинные рыжие волосы были коротко пострижены. Буквально на днях Джози сделала себе короткую сексуальную прическу в стиле садомазо.

В чем я, действительно, нуждалась, так это в приятельских отношениях с какой-нибудь занудной семейной парочкой, которая охотнее покупает белье в дешевом универмаге, чем в роскошном магазине. Иметь такую подругу, как Джози, было все равно что пытаться выиграть на сексуальном Уимблдоне у ведущих игроков, отобранных для финальных соревнований. Мне приходилось прямо смотреть фактам в лицо: на этом поприще за Джози никому не угнаться, а уж мне и подавно. Она же все еще куксилась.

— Ах, Карл, — сказала я. — Его чувство юмора обгоняет только женоненавистничество.

Джози выпрямилась:

— Ты думаешь, он боится женщин?

Я попробовала язвительно рассмеяться, но вышло какое-то зловещее кудахтанье. Мы с Зарой решительно выдирали Джози из объятий Карла. Пока она еще не сбрендила, не выскочила за него и не съехала к нему в замок.

— Он бесится оттого, что у тебя свое дело, и только прикидывается твоим другом, а сам спит и видит, как ты будешь с утра до ночи париться на его кухне. И с ним ты никогда не наденешь туфли на высоком каблуке. Ты что, не замечаешь, что он метр с кепкой и к тому же слабоумный?

— Кэсс, — неожиданно серьезно сказала Джози, — ты знаешь, ты становишься какой-то… циничной.

— Это хорошо? — спросила я осторожно. Она замялась и сказала, насупившись:

— Может быть, но ты всегда кажешься немного критичной, когда говоришь о мужчинах. И есть еще кое-что, отчего чувствуешь себя неловко с тобой.

Я нервно осклабилась, ощущая, как вытягивается мое лицо:

— Неужели?

Мы посидели в тишине, пока Джози выковыривала грязь из-под накрашенных французским лаком ногтей. А я притворялась, что призадумалась над тем, что она сказала. На самом деле я пыталась скрыть свое смущение.

— Значит, ты предлагаешь встретиться в баре «Стим»? — наконец спросила я, вставая, и стряхнула с длинной джинсовой юбки крошки сухого печенья.

— Конечно, увидимся там в девять, — бросила Джози, относя чашки на прилавок, и воскликнула: — Ой, Кэсс?

Я обернулась.

— Что ты наденешь?

— Ты о чем? — спросила я рассеянно, закидывая сумку на плечо и прикидывая в уме, смогу ли я оправдаться перед собой, если по пути домой куплю шоколадку.

— Я думаю, вечером тебе надо одеться немного поскромней.

— Я и так скромно одета.

— Согласна. Но, Кэсс, некоторые мужчины приходят в уныние от кожаных юбок, им не нравятся ожерелья в виде скорпиона, а при виде высоких сапог на шпильке они просто холодеют от ужаса. У тебя еще цело то длинное зеленое платье с разрезом?

— Да. Только теперь я его называю «пыльная-дерюга-доллар-километр». Хотя разрез вроде бы как разрез.

— О'кей. Оно бесподобное — такое длинное и шелковистое. Ты его тоже сама шила?

— Нет, — пробормотала я тихо.

— Хорошо, может быть, наденешь его, хотя бы ради меня?

Я тихо ворчала, когда уходила. Вот так прямо сказать мне обо всем — неплохое дело. Это отделяет зерна от плевел. Только было непонятно, к чему относятся Диклэн-бас-гитарист и тот бродяга на углу, что каждое утро предлагает мне заплести косички.

Я положила деньги Элен на кредитную карточку, и еще тысяча баксов осталась в кошельке. Несмотря на сомнения насчет своей внешности, я чувствовала, как на меня накатывало возбуждение. Будь что будет, в конце концов. Этот вечер мог перевернуть всю мою жизнь.

В такой вечер я могла бы выйти на улицу, не подозревая, что вот-вот встречу мужчину своей мечты. Того, кто оценит мою стряпню (духовка — удобный шкафчик для хранения ненужных вещей) и мою манеру одеваться (яркие цвета отвлекают от уродливых выпуклостей). Я бы шла, не зная о том, что моя жизнь изменится раз и навсегда. Что, наконец, я найду того, кто любит все то, что люблю я, или большую часть того.

Господи, хотя бы того, кто остановит меня, прежде чем меня стошнит. Судя по всему, я балансирую между чем-то бесстыдным и безнадежно романтичным. С меня достаточно.

Я раскопала в самом низу гардероба длинное зеленое платье, накрутила волосы на бигуди, чтобы они стали немного пышнее, накрасилась и спрыснулась туалетной водой «Романтика». Уверена, что на ком-нибудь еще этот наряд был бы верхом совершенства. Но на мне… Я преобразилась в одну из тех девушек, которым мужчины берут выпивку и дают прикурить сигарету. Я была похожа на карающую Немезиду.

Осторожно держась за поручни, я спустилась в бар «Стим» — темнющий, холоднющий и самое дорогое питейное заведение в городе. Здесь подавали коктейли и вино. На мне были высокие сапоги на шпильках, которые ни на что другое не годились, кроме как на то, чтобы прошествовать в них величавой поступью командирши от стула в баре до туалета и обратно. Я не томилась в ожидании танцев, но это был компромисс: сапоги — для меня, платье — для Джози.

Танцы были важной составляющей в этой наполненной зловещим смыслом игре. Пара идиотов на ярко освещенном танцполе и мужчины, похожие на Брэда Питта, надо полагать, были бы заинтригованы.

Если вы не доберетесь до танцпола в лучах прожектора, то можете скоротать ночь на своем стуле, потягивая мартини в мрачной атмосфере аквариума, и никто даже и не догадается, что вы — девушка.

— Ты хотя бы понимаешь, что у меня — наряд номер два этой недели? Почти самый модный, — прошептала я Джози, подобравшись к ней на диван.

К сожалению, она не ответила мне, потому что уже болтала с двумя парнями, что было неудивительно. А я-то надеялась на девические посиделки, несмотря на ее обещание познакомить меня с какими-нибудь привлекательными мерзавцами в шмотках от Хьюго Босс. На Джози было короткое голубое платье с открытой спиной и плечами, на бретельках, завязывающихся вокруг шеи, ремешковые сандалии, и, конечно же, ее смертельное оружие, сумочка от Фэнди, была, как всегда, при ней. Она не чувствовала себя наряженной, наверное, потому, что одевалась подобным образом каждый день.

— Кэсс, это Рон, — сказала Джози, указывая на темноволосого парня в голубой фирменной рубашке от Ральфа Лорена. — А это Уильям.

Она лучезарно улыбнулась Уильяму, одетому в серый костюм и, судя по взъерошенным волосам, косившему под американского киноартиста Хью Гранта. Я нервно сглотнула. Джозин плотский боеприпас, загруженный в самонаводящуюся ракету, движущуюся под действием силы чувственного влечения, был готов к боевому поражению. Она всегда нацеливалась на самого тупого мудака в обозримом пространстве, особенно если было похоже, что у него есть БМВ. Видно, Джози обожала заниматься сексом в дорогих тачках. Я никогда не спрашивала, так ли это, а сама она не говорила. Но слухи были. Я взяла предложенный Роном коктейль и села. Было ясно, что сегодня вечером Карл со своим замком остались за бортом.

12
{"b":"4796","o":1}