ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Удостоверившись, что руки-ноги целы, я покрутила шеей. Нормально, но ощущение такое, как после спортивного массажа. Все ныло. Тело окаменело и стало как будто не мое. Я закрылась в машине. Тишина настораживала, поскольку я вспомнила ту машину, что гналась за мной. Засунув руку в сумку, валявшуюся на заднем сиденье, я достала отвертку.

Ее я носила с тех пор, как однажды ночью несколько отморозков окружили меня на улице и начали требовать наличные. Тогда я удрала. На мое счастье это случилось около ливанского кондитерского магазинчика, и я заскочила туда. Схватив металлический держатель салфеток, я замахнулась и угрозами отпугнула ворвавшихся следом за мной хулиганов. Это, конечно, был блеф, но действенный. К тому же меня поддержал менеджер. Но рассчитывать на подобную удачу каждый раз было глупо. Так что с тех пор я всегда ношу отвертку, на всякий случай. Открыв дверцу машины, я сжала инструмент в руках, как кинжал.

Потом, все еще шатаясь, я вышла, споткнулась, зацепившись за ветку, потом поскользнулась на куче мокрого мусора и полетела вверх тормашками в какие-то щепки. И тут на меня упала страшная тень, и я чуть не оглохла от ужасного грохота. Завизжав от ужаса, я начала наносить удары вслепую, пока не поняла, что молочу воздух и что ноги мои запутались в каких-то веревках и цепях. Замерев, я услышала только свое хриплое дыхание. Оказалось, что так ужасно грохотала автострада позади меня. А напавшей на меня страшной тенью оказались качели.

Я распутала ноги и села, осторожно прислушиваясь. Я была на детской площадке. Между мной и дорогой располагалось квадратное спортивное поле. И никакие психи вроде бы за мной не гнались, ни на машине, ни на своих двоих. Никто не спешил и к съехавшей машине, слышался только шум большого города.

Я подкралась к своей машине и, не поднимая головы, влезла в нее. Мышцы отзывались болью на малейшее движение. Я обследовала машину. Вроде бы ничего не пострадало, кроме кустов, в которые я нечаянно въехала — будто разогнавшийся роллер шмякнулся в гору подушек. Бампер был помят, но не разбит.

Упав в кресло водителя, я решила поскорее слинять с места происшествия, пока никто не явился требовать с меня какой-нибудь ущерб. И, обхватив одной рукой спинку соседнего кресла, тут же дала задний ход, задевая капотом за ветки и кусты и пробивая себе дорогу через игровую площадку. Медленно продираясь сквозь эти заросли, я переехала через бордюр и вырулила на свободную полосу, потом развернулась и, как только появился просвет, влилась в поток машин.

Я включила радио и поехала медленно-медленно, стараясь вести машину плавно, как будто рядом со мной на соседнем сиденье стоял аквариум с рыбками. Минут через десять я припарковалась на свободном месте у своего дома. Как бы мне хотелось, чтобы у нас был крытый гараж! На улице стемнело, и я — уже второй раз за этот день — по-настоящему боялась.

После аварии я целый день провела в постели. У меня ужасно болела голова, и ныли все мышцы. Звякнув на работу, я сказала, что заболела, а потом занялась тем, что, тихо бранясь, разбиралась с Джоком. Этот мерзавец, пощебетав, накакал мне на волосы и, целуя, так клюнул в прыщик на подбородке, что пошла кровь.

Я позвонила Элен и договорилась встретиться, чтобы доложить о том, что узнала, потом закусила шоколадом. После мы с Джоком играли в русскую рулетку с пультом телевизора (у попугая обнаружился отвратительный вкус в выборе телепередач).

А на следующее утро я проснулась и все поняла. Тот, кто спровадил меня ползать на четвереньках по детской площадке, мог быть только Амандин Тони! Больше мне никто на ум не приходил.

Дело было не только в том, что Тони — единственный, кто имел на меня зуб, но и в том, что Тони водил грузовик, а вчера ночью именно высокие, как у грузовика, фары, ослепили меня. Наводил на размышление и тот бильярдист. Вполне возможно, что он не стал заговаривать со мной именно потому, что узнал. Ну почему, почему я не рассмотрела его как следует? Может быть, он тоже был тогда в том пролетарском пабе.

У меня не было врагов. По крайней мере, таких, кто способен на серьезные злодейства. Большинство парней, которым я не нравилась, были обыкновенные идиоты, съехавшие на наркоте. Да и то у них был только один повод не любить меня — я заставляла их мыть посуду. Судя по Нилу, они должны были меня забыть в тот же момент, как я от них съехала. Большинство из них давно потеряли мозги вместе с ключами от машины — если выкурить кучу наркоты, так обычно и происходит. Кроме того, у меня было такое чувство, что меня сбили с дороги неспроста.

В тот вечер я опять работала в одну смену с Амандой, поэтому заранее приготовилась к сражению. Когда она, где-то через три часа после начала смены, явилась и сразу направилась в комнату для персонала, я пошла за ней. Я была такая злая, что мне было до фени, как отреагирует босс. Аманда же так увлеклась разогреванием своей лапши, что не слышала, как щелкнул замок. Но когда она обернулась и увидела меня со скрещенными руками и разъяренным лицом, то отскочила и треснулась о шкафчик с приправами.

— Кэсс, ты чего? — пропищала она, поставив трясущимися руками лапшу на стол перед собой. — Может, лапши хочешь?

— С чего это ты сегодня предлагаешь мне свою занюханную лапшу, если раньше тебе это и в голову не приходило? — спросила я, отпихнув стул и наступая на нее. По замыслу я должна была грозно нависнуть над Амандой, но мои новые кожаные сапоги жали до смерти, так что пришлось сесть. — А может, тебе еще есть, чем со мной поделиться?

— Не понимаю, что ты имеешь…

Но я давила на нее, как в сериале «Закон Лос-Анджелеса»:

— Я знаю, это твой жених сбил меня вчера ночью. Не поверю, что ты настолько глупа, чтобы отрицать это. — И я грохнула кулаком по столу. Солонка и перечница подпрыгнули. — Ты предала меня!

Класс! Не зря мы с Зарой столько времени убили на просмотр полуночного телевидения.

— Я… Я ничего не могла поделать. Они взбесились. Они ищут, кто сдал Тони копам…

Я поняла, что была права. Облегчение и триумф — вот что я почувствовала.

— Это все работники того чертового паба, Аманда. К нам это не имеет никакого отношения!

— Я… Я знаю, но они были как чокнутые, и мне пришлось им хоть что-нибудь рассказать.

Я перегнулась через стол и уставилась на нее:

— Зачем? Ты-то тут при чем? С какой стати они бы подумали, что ты что-нибудь знаешь об этом? Это же смешно.

— Они сказали, что узнали тебя. Они подумали, что ты подруга Саманты, и собирались пойти к ней…

— И что? Избить ее? Поэтому ты их натравила на меня — чтобы не сделать бо-бо своей сестренке?

Я снова хрястнула по столу, в надежде опрокинуть подставку для салфеток. Увы, не получилось.

— Ну ты и дура! Что ты думаешь, они собирались сделать? Сказать, что я не права? Они же могли меня убить! Скажи спасибо, что они не знают девушку, которая помогла мне в ту ночь, а то ты катилась бы сейчас под венец в инвалидной коляске.

По-моему, я уже смахивала на Аль Пачино. Но зато я успокоилась, да и настроение наладилось, хоть я и по-прежнему жаждала мести за полученные шишки. Она же сидела в своих ярко-розовых туфлях без задников и тряслась от страха.

Я глубоко вдохнула, но, заметив, что зрачки Аманды забегали, когда я упомянула о Джози, так и обомлела.

— Нет! — выкрикнула я.

— Мне пришлось. Они хотели знать все.

— Он всего лишь твой жених, а не ФБР. Ты не должна была… — Я тряхнула головой. — Ладно, ничего. Ты ведь не знаешь, где она живет…

И тут я перепугалась капитально — внезапно я вспомнила, как мы обсуждали, что готовить на свадьбу. Черт! Кафе!

Я вскочила:

— Они знают, где Джози работает?

По выражению ее лица я поняла, что онине только знают, но, наверно, уже выпили весь капуччинов кафе Джози.

Я стремглав выбежала из комнаты, растолкав по дороге тинейджеров, которые зависли у полки с новинками недели. На мгновение я почувствовала себя Брюсом Уиллисом, когда довольно удачно сиганула через турникет. Но потом споткнулась о порог и чуть не вспахала носом дорожку.

19
{"b":"4796","o":1}