ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Джози! — поразилась я.

Моя подружка никогда не была грубой. Наверно, подцепила вирус вульгарности на последних показах Гуччи как побочный эффект от просмотра его невероятно тупой коллекции.

Мы почти уже доехали, когда она вдруг застонала, еще раз внимательно себя осмотрев:

— Какой ужас! Ты выглядишь, как безвкусно одетая каланча, а я — как наркоманка и к тому же дальтоник. На нас большими буквами написано: «Мы никогда, никогда не смотрим модные показы!»

— Пятьсот баксов, Джози, — напомнила я ей. — И он мне никакой не бойфренд.

Через пару кварталов я въехала на автостоянку, купила парковочный талон и положила его в бардачок. Мы прихорошились, за пару минут разгладили слегка помятые наряды и двинули к пабу.

— Ради бога, что я тут делаю? Я, занятой человек, владелица ресторана? — заныла Джози, когда мы подошли к зданию.

— Не ресторана, а кафе. А я, между нами говоря, в данный момент вообще дама без каких-либо определенных занятий. В общем, мы делаем это как одолжение, в свое свободное время.

— Ты работаешь в видеопрокате, корова ты этакая.

— Потише, а то я покраснею и вспотею.

— Да уж, ты покраснеешь, — сказала она и фыркнула, оглядывая свои торчащие соски. — Значит, говоришь, не выделяться? — Я ее проигнорировала. Она шумно вздохнула: — Скажи хотя бы, как он выглядит?

— Темноволосый, высокий, похож на полицейского, но не молодцеватый, без выправки. Как напьется, так ему сразу сносит крышу. Так что Аманда просила, чтобы мы подвалили сразу, как только он пропустит рюмочку-другую, но не позже, когда он уже вовсю будет разговаривать с автоматом по продаже сигарет. У него тут встреча с дружками, в девять.

Джози посмотрела на свои часы:

— Уже девять.

— Знаю. Слушай, в этом чулке так неудобно! Но вообще-то, мы с тобой просто очаровашки. Только надо занять выгодную позицию. Если он в баре, садимся здесь. Если в кабинке, ошиваемся поблизости, хихикаем как дурочки, но никому другому не даемся.

— А что, если мы наткнемся на кого-нибудь из знакомых?

Я остановилась и посмотрела на нее:

— У тебя что, есть такие знакомые, которые ходят в бар для красношеих? 2

— Все давно поменялось, — запричитала она. — Теперь везде, как в ирландском пабе. Сюда кто угодно может запереться. Не столкнуться бы тут с сестрой нос к носу.

— Хватит ныть. Она тоже застесняется. Как и ты.

— Только она будет одета, — пробормотала Джози, когда мы протискивались в дверь. — Думаю, мне пора выпить.

Стараясь скрыть нервозность от незнакомой обстановки, я натянула на лицо широкую улыбку. Поджилки у меня тряслись, под ложечкой сосало так, как будто это не я сорок минут назад объедалась пиццей.

— Ты стой тут и гляди в оба. А я пойду к стойке, — распорядилась я и исчезла, не дав Джози и слова вымолвить.

Ее заметили. Сидящие неподалеку семнадцатилетние мальчишки завертели головами в предвкушении спектакля. Джози выглядела так, как будто ее ограбили и бросили здесь в одном нижнем белье. И в крупных серьгах.

Признаю, я очень плохая подруга.

Она поковыляла было за угол, но тут какой-то верзила в зеленом свитере выпрыгнул из своей кабинки прямо на нее. Джози споткнулась и чуть не упала, но он ее поймал. Я заказала два коктейля и, бросив деньги на стойку, начала напряженно вслушиваться в стоящий вокруг гвалт.

— Ух ты, красотка! Ты когда замуж собираешься? — заорал Зеленый. И, прежде чем на минуту заглохли колоритные ирландские наигрыши (черт бы побрал это завывание!), все, кто стоял в радиусе десяти метров, услышали: — А то я как раз завтра свободен. Примем вместе свадебный душ? Только, чур, нагишом!

Пока я с двумя коктейлями пробиралась ей на помощь сквозь толпу, Джози вдоволь натешила свое самолюбие. Это уже была не Джози, а вылитая Кэтлин Тернер: те же знойные пухлые губы, тот же жесткий взгляд голливудской дивы. Не могу сказать, однако, что мужчины это оценили, так как все их внимание было приковано к ее пупку.

По фотографиям, выданным Амандой, я опознала одного из дружков Зеленого. Это и был Тони — наша добыча.

— Блеск! Ну и предложение я получила… — начала было подруга.

— Бинки, дорогая, вот твой напиток. — Я с высоко поднятыми руками, чтобы не пролить напитки, наконец приблизилась к ней. Подав Джози огромный бокал с коктейлем, я вопросительно подняла бровь: — А кто эти симпатичные ребята?

Тони вылупился на мои соски, находящиеся на уровне его глаз. Я чуть-чуть отодвинулась, наблюдая, как его пристальный взгляд, словно приклеенный, следует за ними. Парень чуть не свернул себе шею, наклоняясь через плечо Зеленого.

— Я собиралась сесть вон ту… — указала Джози на дальний угол.

— Ты что, Бинки, — попробовала я хихикнуть, но вышло нечто похожее на предсмертный хрип. — Не успеешь и глазом моргнуть, как таких симпатяг уведут.

Пока они, развалившись, сидели в кабинке, мы к нашей шумной радости выяснили, что Зеленого зовут Боб, а его друга в бейсбольной кепке и широченных брюках — Саймон. Я не ошиблась: третьим был Тони. Высокий, мускулистый, просто инспектор Гвидо, гроза сутенеров, из детектива «Донна Леон». Я многозначительно посмотрела на Джози, а она соответственно вытаращилась на меня.

Боб пошел взять на всех по второй, а я тем временем все свое внимание обратила на Тони. Инструктаж Аманды гласил: флиртовать, но без прикосновений, и наблюдать ответную реакцию ее жениха. Напирать не рекомендовалось. Тони бы не поверил, что две еще не пьяные тетки вдруг бросились строить ему глазки. А может, мужик просто не играет в открытую? Но Аманда хотела удостовериться, что и в покер на раздевание он тоже не играет.

Я попыталась понять, что же Аманда в нем нашла. Она была привлекательной девушкой, особенно с тех пор, как сделала дорогущую пластическую операцию по исправлению формы носа. И вообще, может, она и с легким приветом, зато неплохо зарабатывает в архитектурной фирме. Когда не вкалывает ночами в видеопрокате, чтобы оплатить предстоящий медовый месяц. А Тони, похоже, и слова «фасад» не выговорит. Я о нем почти ничего не знала. Только то, что он работает шофером грузовика, балдеет под музыку кантри и имеет особое пристрастие к отделу женского нижнего белья в универмаге, находя примерочные кабинки самым подходящим местом для оргазма.

— Тони? — улыбнулась я и подалась к нему как можно ближе, не давая, однако, его носу уткнуться в мою грудь. — Скажи: «фасад».

Тони повернулся ко мне. Бессмысленный взгляд исподлобья, плохо стриженные волосы:

— Это что, коктейль такой?

На этом разговор как-то завял, и я отвлеклась на Джози. Она как раз пихала меня большим пальцем ноги, обутой в белую босоножку на шпильке. К девушке, которая в свое время встречалась с двумя солиситорами и судьей, всегда стоит прислушаться. Тогда она избежала банкротства, однако отделаться от них окончательно смогла лишь несколько месяцев спустя.

— Знаешь, а ты бы могла работать в автосалоне, ты классно смотришься на машине, — вещал Саймон, разглядывая ее пышную грудь.

Он обернулся к Тони, как будто его осенила гениальная идея:

— Она бы классно смотрелась на капоте «порша». А ты че думаешь, Бинки? Хочешь на выставку?

Парень разошелся. Его глаза горели, нос покраснел от пива. Тоже мне, любитель раскладывать девушек на капоте. Джози скривилась:

— В иные дни только об этом и мечтаю.

Я легонько пнула ее в ответ. Вообще-то — по крайней мере, мне так кажется, — я люблю мужчин. Но эти… С такими, как с собаками: чтобы не бросились, нужно разговаривать ровным тоном. Я не хотела рисковать, а то еще потеряем над собой контроль и запорем все дело. Над нами и так явно нависла угроза, и хорошо, если наши тактильные ощущения ограничатся простым лапаньем.

В кабинку с выпивкой в руках вломился Боб и плюхнулся рядом с Джози. Та отпрянула, но он придвинулся еще ближе и картинно склонился над ней. Я опять включила свою улыбку мощностью в сто ватт и развернулась к Тони. Судя по выражению его лица, уровень его интеллекта Ай-Кью резко упал еще на пару баллов. «А что, — подумала я, — зарабатывать деньги слежкой, оказывается, довольно приятное занятие. Как будто блуждаешь по зоопарку с дикими хищниками — в потемках и с коктейлем в руке». Накалившаяся обстановка все больше напоминала затишье перед бурей, когда в розовых кучевых облаках назревает гроза.

вернуться

2

«Красношеие», «загорелые шеи» — презрительное название тех, кто трудится на неквалифицированной работе.

2
{"b":"4796","o":1}