Содержание  
A
A
1
2
3
...
36
37
38
...
59

— Извините, пожалуйста, но я только что из примерочной, там одна пара занимается этим самым! Прямо там. Это отвратительно. Я пожалуюсь администрации.

К ее чести, продавщица оказалась непритворношокированной.

— Чем «этим»?

— Сексом, — заявила я. — В примерочной комнате.

Она беспомощно оглянулась вокруг:

— Я вызову охрану.

Девушка набрала номер и быстро что-то заговорила.

— Вызывайте не только охрану. Я хочу, чтобы вы позвонили в полицию. Это оскорбительно!

Она настороженно посмотрела на меня:

— Вы хотите выдвинуть официальные обвинения?

Я просчитала, что успею слинять до того, как приедут копы, и сказала:

— Может быть.

— Видите ли, администрация отыграется на мне, если появится полиция. И магазин будет выглядеть в плохом свете.

— А то, что здесь трахаются в примерочных, прибавит много хорошего к его репутации?

Она подняла трубку. В этот момент рядом со мной возник Малкольм. Я глазами показала ему, чтобы он молчал. Он понятливо отвернулся, изображая интерес к какому-то предмету нижнего белья для полных.

В это время подошла покупательница и свалила на прилавок ворох маек. И тут появилась охрана в лице плешивого мрачного типа. Он выглядел как американский киноартист Харви Кейтель. Превосходно. Продавщица направила его прямо к примерочным, но он начал допрашивать меня:

— Вы сами это видели?

— Слышала, — сказала я, изображая шок.

— Я была в кабинке, примеряла вот это, — я подняла лифчик, а охранник покраснел до ушей, — и слышала, как в соседней примерочной занимаются сексом. Это было ужасно! Я думала, что это магазин высокого уровня обслуживания.

Он кивнул с таким видом, как будто я только что приказала ему вызвать отряд саперов, и потащился к примерочным.

— Вы оставайтесь здесь, — крикнул он, обернувшись.

У меня екнуло сердце. Продавщица за прилавком начала разбираться с майками, и, когда она отвлеклась, я схватила Малкольма за руку, и мы быстро пошли назад, к лифтам.

Я затащила его за манекен, как раз когда Харви Кейтель выводил Тони, схватив его за рукав. За ними с униженным видом тащилась Аманда. Тесемки ее желтого топа были развязаны, и она подбородком прижимала их к горлу. Я с удовлетворением отметила, что желтый смотрелся особенно отвратительно на фоне ее покрасневшего лица.

— Что произошло? — прошептал Малкольм.

— Я слышала, как они совокуплялись в примерочной.

— Господи! — Он споткнулся и остановился перед секцией кардиганов. — Это правда?

— Да, правда.

Мы стали одолевать лестницу к парковке. Лодыжка у меня болела, но мне не терпелось убраться отсюда. Оставалось только надеяться, что никто не сможет меня подробно описать. В следующий раз замаскируюсь получше. Наверное, даже ежедневный гороскоп в газете не может предсказать всего, что произойдет со мной. Поэтому нужно быть начеку. Всегда!

Я про себя костерила Малкольма, пока мы шли к машине.

— Где тебя носило? — спросила я и тут заметила пакет.

— Я шел за ними до галантереи, но потом увидел эту удивительную рубашку. Это «Дольче & Габана». Я видел такую же в «Сексе в большом городе». Очень крутая, —несколько смущенно пояснил он и показал скользящий под тонкой папиросной бумагой коричневый шелк.

Я молча уселась в машину. Никаких признаков, что Тони с Амандой уже вышли, не было. Если они там легко отделаются, то здесь им придется заплатить приличную сумму за парковку.

— И ты пошел ее покупать, — обвиняюще сказала я, выезжая.

— Ага. Я знаю, что в наш план это не входило, но, откровенно говоря, я не заметил, что он у нас был.

Я злобно покосилась на Малкольма. Но он был прав.

— Я ведь был тебе на самом деле не нужен, — продолжал он, — и ты знаешь, как я повернут на тряпках.

Проехав улицу, я немного успокоилась, но дыхание у меня все еще оставалось неровным. Начинал взбрыкивать адреналин, и я занервничала так же, как когда выпью кофе на голодный желудок.

— Да, так что я там говорил про кассеты? — спросил он таким тоном, как будто приключение с Тони и Амандой было досадным перерывом в ежедневном телесериале, главным героем которого был сам Малкольм. — Интересно узнать насчет этих сборников поподробнее.

Я просто взбеленилась. Мне захотелось немедленно придушить его. И люди бы меня поняли.

— Кто делал их для тебя? — приставал он, не подозревая о том, что его жизнь висела на волоске.

«Смотри на дорогу!» — сказала я себе.

— Послушай, — обратилась я к Малкольму, сжимая руль и стараясь расслабить сжатые челюсти. — Неужели ты думаешь, что я буду рассказывать тебе о своих бывших бой-френдах после того инцидента?

— Э-эй! — протянул он, надувшись. — Я тебе еще раз говорю, что это не я запустил слух о том, что ты не умеешь делать минет. Я только передал. И я извинился.

— Да, приблизительно пять минут назад. И только для того, чтобы получить информацию об Элен.

— Зато я согласился поехать с тобой. А ты меня обманула. Говорила, что все знаешь и расскажешь в обмен на прикрытие, а у самой ничего нет.

— А ты пошел покупать рубашку! И не нужно мне никакое прикрытие, — соврала я. — Я могу защитить себя сама.

По правде говоря, я даже не распаковала баллончик, не говоря уже о том, чтобы опробовать его. Все, на что я была способна, это ткнуть пишущей ручкой в глаз Тони да раскритиковать неумение Аманды одеваться. А поскольку она была обидчивой, сделать это не составляло никакого труда.

— А твои покупки — это не защита! — попыталась я поставить точку в этом споре.

— Я всегда делаю покупки, когда в магазине!

— А я всегда обманываю, — сказала я устало и порулила домой.

— Тебе нужно было привести твоего бывшего ухажера Такера Мура, — сказала Зара, — он бы умер от зависти, услышав твой рассказ о работе в сыскном бизнесе.

— Потому что он дурак, — сказала я, вытаскивая из пакета рисовые крекеры. — Ему лучше вообще рот не открывать. Это был бы подарок всему миру — его молчание.

— И глаза, — добавила Зара, изображая, что падает в обморок.

У нее был длинный обеденный перерыв, и уходить она не собиралась. Ситуация на работе с Джорджем ее порядком утомила. Она то впадала в безмолвие, то хмурилась, то краснела. Так и с работы вылететь недолго. Может быть, Джози помогла бы ей больше, чем я. Но ни я, ни Джози не обладали нужной квалификацией по разбору любовных отношений. Если бы мы устраивались на должность советника по Зариным любовным делам, то сразу же запороли бы интервью, а наши резюме были бы липовыми.

— Его глаза ты явно переоцениваешь.

Джози готовила для нас шоколад, пока мы все вместе сидели и ждали, когда закончат ремонтировать окно. Я была с ней согласна. Я не могла даже вспомнить, какого цвета глаза у Такера. А ведь пять лет назад он целых полгода был моим бойфрендом. С ним я стала ходить на вечеринки и принимать там дорогие наркотики. Это он пристрастил меня к электронной музыке техно-индастриал. Да, Такер был красивый до умопомрачения.

— А Стива помнишь? — засмеялась Джози и, наклонившись вытереть стол, выставила напоказ черный кружевной лифчик.

Она подала нам шоколад так, словно мы были платежеспособными клиентами. От этого у меня тепло защипало кожу на голове. В такие дни, как этот, когда я чувствовала себя не очень-то любимой, подобные знаки внимания служили мне утешением.

«Может быть, мне удастся как-нибудь обойтись и без любви», — подумала я, но потом вспомнила Сэма и поморщилась. Все же иногда мне так не хватало заботы. Но этот пробел вполне достойно восполняли друзья. К тому же они никогда не преподнесут мне сюрприза вроде этого: «Послушай, ты знаешь, как сильно я люблю тебя, но я встретил эту девушку…»

— Стива — гения Интернета? — засмеялась Зара. — Такой милашка. Не он ли пытался нарисовать на твоем клиторе все буквы алфавита?

Я кивнула:

— Да, с помощью языка. Но дошел только до «П». Впрочем, у него неплохо получалось.

37
{"b":"4796","o":1}