Содержание  
A
A
1
2
3
...
38
39
40
...
59

Она медленно шла позади меня, потом я подождала ее возле двери в гостиную, но она завернула на кухню. За ней вошла и я. Поставив чайник, женщина осторожно присела на стул. Я же, как всегда, недооценила хрупкость стульев, так и плюхнувшись на один из них. «Вечно я попадаю впросак», — подумала я, разглядывая злополучный предмет мебели. На столе лежал счет за электричество на имя мисс Джастин Карвер. Итак, теперь я знаю ее полное имя.

— Я так и знала, что что-то случилось. Скажите, в чем дело? Мы в беде? — проговорила она, нервно отрывая заусеницы на пальцах.

Интересное произношение. Голос у нее был низкий и ровный, но в нем слышался страх. Я видела его в ее глазах.

— Меня наняли расследовать некую ситуацию, — ответила я. — Сьюзен оказалась тоже в ней замешана, и полиция очень заинтересовалась ее личностью.

Волосы Джастин были собраны в слабый клубок на затылке. Одна прядь мягко упала ей на плечо. Я с восхищением проследила, как она дрогнула и замерла. Джастин же и не заметила этого.

— Что значит «замешана»? В чем?

— Во взломе и незаконном проникновении. Возможно, и в краже тоже.

Забыв о собственных ошибках, я увлеклась своим фальшивым высокоморальным реноме и перешла на суровый тон:

— Она проникла в некий дом на Риверсайд-авеню. Этот адрес вам о чем-нибудь говорит?

Побледнев, Джастин опустила глаза.

— Там живет мой бывший бойфренд, — сказала она и сразу замахала руками, хотя я никак не реагировала. — То есть даже не совсем бойфренд. Скорее, школьная любовь. В общем, он причинил мне боль. Боюсь, что она хочет отомстить ему.

— Она — ваша партнерша? — спросила я, но по ее взгляду поняла, что это не так.

Я пыталась представить обстоятельства, при которых Сьюзен появилась в этом доме. Если Сэм не ошибся насчет свадебного платья, то это была просто хорошая уловка. Или удачно подобранный ключ к новой жизни. Конечно, Джастин запросто открыла мне дверь, но, возможно, до встречи со Сьюзен она была намного осторожней.

— Нет, нет. Она просто здесь живет. Мы делим этот дом. — Покраснев, она обвела рукой вокруг. — Моя мать оставила его мне.

— Сколько времени она живет здесь?

— Наверно, с месяц, — ответила Джастин, но мнепоказалось, что она не уверена в своих словах.

— И вы думаете, что она мстит за вас?

Женщина кивнула.

— Как вы думаете, на что она способна? Как далеко она может зайти?

Джастин уставилась на меня. Страх в ее глазах расцвел пышным цветом.

— Насколько хорошо вы ее знаете? — задавала я все новые вопросы. — Почему она хочет отомстить за вас? Что произошло?

Казалось, это успокоило ее, и она начала отвечать по порядку.

— Я не встречала ее до того дня, когда открыла ей дверь. Она сбежала со своей свадьбы. Она собиралась замуж за молодого человека по имени Адриан. Он происходил из другой социальной среды. В прошлом он чем-то ужасно обидел ее. Но он горячо любил ее. Увы, она поняла, что вскоре стала бы ненавидеть его, его жизнь и семью. Так что она сбежала из церкви еще до начала церемонии. Ко мне она постучалась потому, что только у меня одной были задернуты занавески.

— Почему они были задернуты?

— Не знаю, — сказала Джастин задумчиво.

Я попробовала вообразить себе эту сцену. Побег с собственной свадьбы — вещь обычная для мыльной оперы. Но бывает ли подобное в реальной жизни?

— Вы верите Сьюзен?

— Я читала в газетах о таких случаях, — сказала она. — Сьюзен была сама не своя от переживаний, когда приехала. Я ухаживала за ней. Она ни с кем не поддерживала никаких связей. Это я знаю абсолютно точно, — добавила она, пристально взглянув в окно, — поскольку она переехала ко мне. Не могу представить, что можно чувствовать при этом. Она же просто исчезла из своей прежней жизни. Что подумали ее родные? Должно быть, это ужасно ранило и Адриана тоже.

— Хотя это он первым обидел ее, не так ли? — напомнила я.

— Да, полагаю, что так. Одно время ему нравилась другая. Не знаю, чем там у них закончилось и закончилось ли вообще, но Сьюзен была так несчастна. Я считаю, что самое главное — это доверие. Может быть, он просто был ненадежный человек, — сказала она таким тоном, как будто речь шла о какой-то неопасной болезни.

— Может быть, — сказала я.

Казалось, что она задумалась над своими словами, как будто ей только что открылась истина. Я вспомнила наставления Сэма и спросила:

— Вы работаете?

Она покачала головой, и наступила тишина.

— Чайник кипит. — Я указала на плиту сзади нее.

Она встала и налила нам по чашке. Сладковатый, густой запах разлился по комнате, и я поняла, что это травяной чай. А меня от него просто тошнит. Я лишь вежливо понюхала его.

— Хотите печенья?

Я покачала головой, отказавшись, и она вернулась к столу. Мне вдруг пришло в голову: может, она на таблетках? Или эта ее медлительность — результат изоляции и размеренной жизни в доме с любимыми запахами, которые олицетворяли для нее безопасность.

Мои размышления прервал шум снаружи. Представив, как будет неловко, если Сьюзен застанет меня здесь, я встала.

— Мне пора идти.

— Вы собираетесь арестовать ее?

— Не знаю. Теперь это зависит не от меня. Это дело полиции, — соврала я. — Не знаю, какие у вас отношения с ней, но для вас было бы лучше держаться от всего этого подальше. Если она вовлечет вас как заказчика преступления, беды не избежать. Для вас будет лучше, если вы будете честной. Вы можете доверять ей? Не впутает ли она вас в это, если поймет, что за ней следят?

Джастин обошла стол и подошла ко мне. Казалось, ее глаза увлажнились, но это могло быть от света. Она покачала головой:

— Я упомянула при ней о Дэниеле только один раз, когда была пьяна. И вскоре она принесла кое-что из его вещей. Не знаю, как она нашла его. Описала мне его подругу, его дом, его нижнее белье. Она пропадает целыми днями. Я никогда не знаю, когда она придет домой. Настроение у нее очень переменчивое, она часто сердится на меня.

Когда я цепляла сумку на плечо, Джастин шепнула, наклонясь ко мне:

— Иногда она пугает меня.

Я кивнула ей, чтобы она продолжала, но она, кажется, потеряла мысль.

— Как пугает?

— Она думает, что Дэниел и ее бывший жених Адриан имеют что-то общее. Но Дэниел давно взрослый. Он, наверно, превратился в симпатичного парня, не знаю даже…

Она казалась смущенной. Я набралась терпения, чтобы не сказать ей, что ее великодушные слова, мягко говоря, не совсем правильные. Я молчала, потому что, отсматривая всевозможные программы по телику, научилась одной вещи: всегда давать людям высказаться до конца. Не перебивать их, пока они наконец не поймут то, что сказали, и не заткнутся сами. Так что я выжидала. Терпение — великая добродетель. Одному богу известно, как я нуждалась в нем.

— Я рассказала ей, что Дэниел сделал мне больно, и она стала, ну, стала подстрекать меня, — сказала Джастин и вдруг посмотрела прямо на меня. Вид у нее был вызывающий, хотя говорила она так тихо и так медленно, что я еле удержалась, чтобы не шагнуть вперед.

— Понимаете, иногда что-то случается в один миг. Ну, как бы вам объяснить: прежде у меня никогда не было… подруги, — благоговейно произнесла она последнее слово и добавила, по-детски улыбнувшись: — А теперь есть.

Дрожь прошла по моему телу. Она что, сумасшедшая?

— Это так замечательно, — продолжала она с изменившимся выражением лица. — Но я догадываюсь, что это скоро кончится.

— Почему вы так думаете?

Я-то понимала «почему», но понимает ли она?

— Ну, из-за того же, из-за чего вы здесь. — И она указала на меня своей мягкой округлой рукой.

— Так вы поможете мне?

Она покачала головой.

— Нет! Она моя подруга. Моя лучшая подруга. — А потом она улыбнулась так широко, что жир на ее подбородке заколыхался: — Она будет жить со мной. И мы останемся друзьями навсегда.

И тогда мне стало ясно, что что-то здесь не так. Не знаю, был ли это запах или ее полные розовые руки с ямочками, на которые я старалась не смотреть. Или ощущение депрессии, которая въелась в мои поры, как грязь. Но я поняла, что она видит вещи совсем не так, как я. Она жила в другом мире.

39
{"b":"4796","o":1}