ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я быстро прошла мимо надменной секретарши, которая окинула мой костюм таким привередливым взглядом, как будто он был прошлого сезона. А в кабинете… Женщина, которая приходила ко мне в видеопрокат, и была сама Элен. Ой! Дело принимало подозрительный оборот.

Элен, схватив сумку и пальто, вылетела из кабинета. Безо всяких «бай-бай» с коллегами и без щебетания с мисс Привередливость. Понятно, ведь она — босс, настоящий начальник, которому не к лицу церемониться с ничтожными подчиненными. Пытаясь сохранить невозмутимость, я поспешила следом.

Ее рубашка по-прежнему туго обтягивала грудь, но, само собой, ни у кого не хватило храбрости сказать ей, что это некрасиво. Мало ли какая последует реакция. Элен явно была девушка нервная. Она напоминала прекрасную и ужасную (и очень ширококостную) американскую актрису Анжелику Хьюстон из «Семейки Адамс». Рядом с ней я казалась себе жалкой рабыней, суетливо спешащей за своей госпожой.

Похоже, в паре Элен штаны носила именно она. Более того, она спокойно могла бы возглавить всю брючную индустрию. Удивительно, как это Дэниел не побоялся ее обмануть. Наверное, утратил инстинкт самосохранения в каком-нибудь странном несчастном случае. А может быть, его свели с ума ее бесподобные ноздри?

Мы подошли к кафе, которое находилось приблизительно в трехстах метрах от ее работы. Это было полуподвальное, бесконечно крутое «место встреч». Смирив гордыню, мы, как на насест, уселись на низкие деревянные сиденья, похожие на школьные скамейки. До обслуживающего персонала было не докричаться — официанты заторможено фланировали вдали, не утруждая себя тем, чтобы подойти к посетителям. Но я не возмущалась, поскольку мне казалось, что великая и ужасная Элен сама с этим разберется. Но та не стала орать на официантов, а просто заказала мне клубничный коктейль, а себе кофе. Было похоже, что на своей большой мягкой заднице она могла просидеть здесь хоть целую вечность.

За столом Элен передала мне конверт с двумя тысячами долларов и фотографией Дэниела. Он был похож на невысокого и коренастого актера Хью Джекмена. Довольно привлекательный парень, в стиле «пьянка-офис-барбекю».

— В других обстоятельствах я бы составила документы для заключения контракта, несмотря на тот факт, что ты сказала по телефону, будто работаешь по устной договоренности, — начала Элен. — Честно говоря, мне не по себе, что мы не можем заключить контракт, но, с другой стороны, я чувствую, что лучше действительно не иметь никаких официальных документов, связывающих нас.

Я силилась понять смысл этой тирады. Очевидно, она предпочитала телевизионные передачи с юридическим уклоном, тогда как меня всю жизнь было не оторвать от криминального сериала «Я мечтаю о Дженни». Когда Элен по телефону спросила меня о прежних контрактах, я сразу и не врубилась, о чем это она. Но в уме у меня тут же промелькнуло: «брать наличными» и «будет, чем погасить долги».

— Почему?

— Я не хочу оказаться причастной, если что-нибудь пойдет не так, например, если Дэниел застанет тебя в своем доме. Это может иметь для моей репутации определенные последствия. Понятно?

— Конечно, конечно, — поспешно сказала я, сознавая, что вляпалась по уши. Теперь полиция может арестовать меня за взлом и проникновение в чужой дом без всяких смягчающих обстоятельств.

Когда принесли напитки, я сунула деньги в портфель и вытянула на свет распечатки.

— У меня тут есть кое-какие идеи…

— Я не хочу ничего слышать о том, что ты будешь делать и как ты это будешь делать. Я просто хочу по прошествии двух недель получить кое-какую информацию. Мне надо знать, кто эта девушка, если у него на самом деле есть девушка, и каковы их отношения. Вот и все. Остальные деньги на депозите. Пришли мне счет в конце этой или следующей недели. Если это займет больше времени или будет стоить больше, я не возражаю. Буду иметь в виду дополнительные расходы.

Она помешала свой кофе, одним глотком осушила чашку и встала. Я тоже ошарашенно отодвинулась, но Элен тут же смахнула меня вместе со стулом обратно.

— Оставайся и допивай. Я просто хотела все тебе объяснить. Его домашний и рабочий адрес тоже в конверте. Позвони мне в конце недели и сообщи, что ты узнала. Тогда решим, что делать дальше.

И она ушла.

На секунду я почувствовала себя униженной, как будто меня бросили на первом же свидании, но, вспомнив о двух тысячах баксов, тихонечко засвистела. Потом я сидела и пила свой коктейль малюсенькими глоточками, пока весь обслуживающий персонал не начал на меня коситься. От их ледяных взглядов у меня спина вся покрылась гусиной кожей. Так что я встала и пошла в банк, чтобы заплатить хотя бы часть моего неподъемного долга и вернуть себе былую беззаботность. Но неотвязные мысли о сыскной работе не давали мне покоя. Как же мне проникнуть в дом?

Когда мне было семнадцать, я водилась с одним неформалом по прозвищу Нил Ахиллесова Пята 3. Он был рожден исключительно для того, чтобы умащивать свои волосы гелем и влипать в разные истории. Нил Таскер три раза сидел в тюрьме, и проникновение со взломом как раз было его специальностью.

Такие наклонности явно не способствовали приличной карьере, но зато он знал, как куда-нибудь пробраться и уйти незамеченным (что было удобно, пока я жила с родителями). Нил любил похвалиться своими талантами — лесть была его слабостью. Правда, когда он был в стельку пьян или под кайфом, незаметно пробраться в мой дом ему редко удавалось. А пьяным или под кайфом он бывал частенько. И я догадывалась, что это вряд ли когда-нибудь изменится.

Сейчас совет Нила, как «застолбить» квартиру Дэниела, мне очень пригодился бы. И я решила его разыскать. Проблема состояла в том, что Нил знал — на подобные дела у меня кишка тонка. И вообще меня ненавидел. Наверное.

На следующее утро, когда я переходила улицу, на которой жил Нил, меня окружили мотоциклисты. А потом их мотоциклы тарахтели на углу еще минут восемь. Я протерла глаза — нет, я не ошиблась. Я действительно привлекла внимание молодняка. Шайка подростков на другой стороне улицы орала всякую похабщину в мой адрес, врубив стерео на полную мощность. Казалось, эти восемь минут никогда не кончатся.

Я плохо выспалась прошлой ночью. Все мои сны были об одном и том же, а именно — о трахомарафоне с Нилом. Шесть месяцев нашего «романа» сгустились в один коллаж из грязных выходок, секса где попало, непристойностей и неуместностей. Короче, в одно странное, противоестественное совокупление.

Вдоль улицы стояли искореженные машины. Осторожно обходя кухонные отбросы, я шла все дальше, вниз от дома № 350 к дому № 112. Жена моего брата Денис радостно сообщила мне, что Чарли, брат ее старого школьного друга, когда-то был надзирателем Нила. В разговоре она взяла инициативу в свои руки и вывалила на меня все: и про то, что в прошлом я выбирала не тех парней, и про то, что у меня нет никакой личной жизни в настоящем.

Наконец она вручила мне адрес со словами: «Ты же не собираешься опять с ним возиться?» Я сразу почувствовала себя нашкодившим подростком.

Перед домом Нила был припаркован серебристый «сааб», к которому мои юные поклонники, ясное дело, уже пробовали подступиться, судя по во всю мигавшей сигнализации. Обычно я не обращала внимания на машины, но эта улица была такой убогой, что любая не тронутая граффити поверхность сразу же бросалась в глаза. Дорогая машина.

Возможно, у Нила много награбленного добра, а здесь он живет просто для отмазки?

Я постучала в дверь и отступила, украдкой вытирая испачкавшиеся костяшки пальцев. Когда за дверью послышался шум, я заставила себя отвернуться и посмотреть на дорогу. «Сааб» уже украсился праздничной «шляпой» из кухонных отходов. Кровь пульсировала у меня в висках.

Неожиданно краем глаза я заметила, как за стеклом откинулась шторка.

— Нил, это ты?

Голова у меня закружилась. Обалдеть! Мамочка была права. У меня очень, очень плохой вкус.

вернуться

3

Игра слов: в английском имя Нил (Neil) созвучно слову «пята» (heel).

8
{"b":"4796","o":1}