A
A
1
2
3
...
22
23
24
...
29

Раньше Джина наивно полагала, что понять мужчину намного легче, чем разобраться в противоречивом женском сердце. Но чем больше она узнавала Джералда, тем больше понимала, что глубоко ошибалась. В нем одновременно уживалось несколько совершенно не похожих друг на друга мужчин – от бесстрашного летчика до элегантного в своей пластичности танцора, от ироничного, порой не щадящего чувств других человека до нежно-страстного любовника, от находчивого актера до безнадежного романтика… Какие-то стороны его характера притягивали, какие-то, напротив, отталкивали.

Музыка замерла, отдаваясь эхом в их ушах, а они по-прежнему стояли рядом, держась за руки, Тишину нарушила тоскующая нота новой мелодии. На этот раз они танцевали медленнее, их движения были более томными, они словно растворялись в дурманящем ритме танца.

Единственная лампа отбрасывала на потолок золотой полумесяц, освещая только середину гостиной, оставляя углы утопать в полумраке.

Рука Джералда соскользнула со спины на талию, затем еще ниже. Джина закрыла глаза, подчиняясь ритму, в котором они двигались, и еще больше подчиняясь нежным прикосновениям Джералда, становящимся все более настойчивыми…

Опьяненная вином, музыкой и – главное – близостью Джералда, Джина не заметила, как оказалась на огромном красном диване. Не заметила она и того, как, затрепетав на высокой ноте, угасли последние звуки мелодии, не слышала, как вместо нее зашуршала пленка.

Они с Джералдом продолжали двигаться, но уже в ритме страсти, пульс которой бился все быстрее и быстрее, пока они оба не растворились в экстазе любви…

Глава 10

Не было еще и семи утра, когда Джина проснулась. Приоткрыв глаза, она обнаружила, что находится в незнакомой комнате. И тут же улыбнулась, вспомнив о прошедшей ночи.

Совершенно естественно, что спальня Джералда показалась ей незнакомой: когда он на руках принес ее сюда, горел лишь маленький ночник у кровати. Да окажись здесь даже при свете дня, она вряд ли бы запомнила больше. Сгорая в огне желания, Джина не замечала ничего вокруг, отзываясь только на ласки Джералда.

Теперь же у нее оказалось достаточно времени, чтобы изучить мельчайшие детали комнаты. Она была почти так же просто обставлена, как и гостиная. Низенькая тумбочка около кровати, светло-коричневый шкаф, в углу – полки до самого потолка, на которых среди книг красуются сувениры из разных стран. Наверное, Джералд покупал их, когда оказывался в новом месте.

Перевернувшись на другой бок, Джина уткнулась лицом в плечо Джералда. Его грудь мерно вздымалась, от него веяло спокойствием и силой. Рядом с ним чувствуешь себя в безопасности, неожиданно мелькнуло в ее голове. Совсем как дома.

Тем не менее Джина не испытывала ни малейшего желания дольше нежиться в постели. Она села на край кровати, болтая голыми ногами. Затем медленно встала, на цыпочках подошла к шкафу и осторожно открыла дверцу. Через секунду она уже шла в ванную в наброшенной на плечи клетчатой рубашке Джералда.

Несмотря на ранний час, она чувствовала себя отдохнувшей и полной сил. Взглянув на себя в зеркало, Джина поразилась: на нее смотрело знакомое улыбающееся лицо с глазами, счастливо поблескивающими, и с нежным румянцем…

Джина не имела привычки петь в душе, как делают это многие женщины. Но этим утром поймала себя на том, что напевает под нос мелодию танго, пока струи воды стекают по ее телу.

– Так поет твое сердце, – вывела она слова популярной песенки и весело рассмеялась. Этим утром мое сердце тоже поет, подумала Джина, мечтательно улыбаясь.

Почему раньше она не прислушивалась к нему, стараясь обмануть себя дурацкими рассуждениями? Пришло наконец время взглянуть правде в глаза. Этой ночью она убедилась, что Джералд значит для нее больше, чем она могла предположить. Кроме физического влечения она чувствовала к нему бесконечную нежность, рядом с ним ей было спокойно, удивительно спокойно. Она его любит… Так почему же не хотела признаться себе в этом?

Ах да, профессия Джералда… Но теперь выход найден. Странно, что такая простая мысль не пришла ей в голову раньше и она столько времени мучилась в бесплодных сомнениях. Ведь проблема вовсе не в Джералде, а в его работе.

Если он оставит ее, найдет другую, более спокойную, не останется ничего, что мешало бы им быть вместе!

Сердце Джины забилось быстрее при этой мысли. Джералд говорит, что ее послала ему сама судьба. Так, быть может, та же судьба убережет его от возможной опасности, если устами Джины попросит оставить рискованную профессию?

Скоро он проснется, и я скажу ему об этом, думала Джина, приходя в лихорадочное возбуждение, которое был не в силах унять прохладный душ. Сегодняшний день станет началом новой жизни, в которой они с Джералдом будут вместе. Она не станет больше сомневаться, раздумывать, мучить себя и его!

Джералд открыл глаза и сразу же почувствовал, что что-то не так. Он протянул руку и не нашел рядом Джины. Но тут же успокоился, услышав шум воды в ванной, сквозь который прорывались другие звуки. Он улыбнулся, поняв, что это поет Джина, и сладко потянулся.

Эту ночь можно назвать поворотным пунктом в истории наших отношений, решил он.

Теперь мы действительно вместе, и притом не только в физическом плане. Он едва удержался, чтобы не сказать Джине, как любит ее. Остановило его лишь опасение, что признание может спугнуть Джину. Ведь скоро она сама скажет ему именно эти слова. Прошедшей ночью он видел любовь в ее глазах, чувствовал, как она горит в ее теле. Вряд ли после всего этого Джина сможет снова притворяться, лгать себе, убеждая в обратном…

Его мысли были прерваны появлением Джины. Чувствуя себя абсолютно счастливой, она забыла, что Джералд может еще спать, и с шумом влетела в спальню, по-прежнему напевая мелодию танго.

Увидев Джералда, она замолчала и резко остановилась перед самой кроватью. Но, заметив, что он с улыбкой смотрит на нее, еще больше смутилась.

– Который час? – пробормотала она, краснея.

Ее рыжие волосы растрепались и были мокрыми на кончиках, отчего вились еще больше.

Не правильно застегнутая мужская рубашка едва прикрывала стройные ноги. У Джералда мелькнуло в голове, что никогда еще Джина не выглядела более сексуально.

– Восемь, – ответил он.

– Я приготовлю что-нибудь поесть…

Джина повернулась, чтобы уйти, но он успел обхватить ее за голые ноги и рывком притянул к себе.

– Может, сначала примем душ вместе? – И его рука скользнула под рубашку.

Джину словно обожгло это прикосновение.

Сердце забилось быстрее, но она умудрилась справиться с волнением.

Если мы пойдем в душ вместе, подумала она, то вряд ли оденемся сегодня вообще. А нам нужно одеться и серьезно поговорить… о нас же самих, о нашем будущем.

Джина удивилась своим же мыслям. Еще вчера ей вряд ли пришло бы на ум, что у них с Джералдом может быть общее будущее.

– Я только что из ванной, – ответила она, убирая его руку. – Приходи в кухню.

И с этими словами она выскользнула из спальни. Джералд тяжело вздохнул, проводив ее взглядом, и встал.

Минут через пятнадцать Джина зашла в ванную сообщить, что завтрак готов. Джералд стоял перед зеркалом с мокрыми взъерошенными волосами, повязанным вокруг бедер полотенцем и брился.

Джина помедлила, наблюдая за тем, как он проводит бритвой по щеке. Такого сосредоточенного выражения на лице Джералда она еще не видела. Вероятно, у меня такой же серьезный вид, когда я наношу макияж, подумала она.

Когда он вошел в кухню, завтрак был уже на столе. Глядя, как Джина разливает кофе, Джералд подумал, что ни одна женщина не была ему дороже, чем она. Рядом с ней он чувствовал себя дома.

Он молча стоял на пороге, наблюдая за ней. Почувствовав его присутствие, Джина обернулась.

– Я думала… – начала она, ставя две чашечки дымящегося кофе на стол.

– Да? – Джералд внимательно посмотрел на нее.

– О нас.

Он подошел к ней и нежно обнял за плечи.

23
{"b":"4797","o":1}