ЛитМир - Электронная Библиотека

Он внезапно встал, и Колл испуганно отшатнулся. Закутанная в черное фигура во мраке словно раздвоилась, и Колл услышал, как стучит его сердце. Над телом Риммера Дэлла медленно поднялась фигура порождения Тьмы с горящими красными глазами, некоторое время она парила в воздухе, а потом медленно растворилась.

Первый Ищейка холодно улыбнулся:

— Как видишь, я — порождение Тьмы. Федераты об этом не знают. Они считают нас самыми обыкновенными людьми, полагают, что мы служим их интересам, стремимся, так же как и они, избавить землю от магии. Глупцы! Магия не враждебна людям. А вот они враждебны. И друиды тоже. И все, кто заставляет мужчин и женщин изменять собственной сути, данной им от рождения. Все это я рассказал твоему брату. Я поведал ему, что и он — порождение Тьмы. Ты по-прежнему мне не веришь? Так слушай. Хотите вы признавать это или нет, но Пар Омсворд, Уолкер Бо и любой, кто обладает подлинной магической силой, принадлежат к порождениям Тьмы. Мы — самые обыкновенные люди, но лишь до тех пор, пока идиоты, вроде прислужников Федерации, не объявляют на нас охоту, не запирают нас в тюрьмы, не доводят до безумия. Тогда магия берет над нами верх и мы теряем человеческий облик, как лесная женщина и те твари в Преисподней.

Колл упрямо покачал головой:

— Все это ложь.

— Откуда же, по-твоему, я так много о тебе знаю? — настаивал Риммер Дэлл, голос его был удивительно спокоен. — Я знаю все о вашем бегстве на юг вниз по Мермидону, о встрече с лесной женщиной и стариком, о том, как ты узнал горца и убедил его присоединиться к вам, как вы отправились в Кальхавен, затем в Каменный Очаг и, наконец, в Хейдисхорн. Я знаю все об Уолкере Бо, о твоей кузине Рен Омсворд, о мятежниках и Падишаре Криле и обо всех остальных. Ты спускался в Преисподнюю, и я попытался задержать тебя. Откуда это всеведение? Ну, отвечай же!

— Возможно, — неуверенно предположил Колл, — в лагере Падишара кто-то шпионил.

— Кто же?

— Не знаю.

— Тогда я скажу тебе: твой брат.

Колл недоуменно уставился на него.

— Да, твой брат, хотя он и не сознавал этого. Пар — порождение Тьмы, а я почти всегда знаю, о чем они думают. Стоит им прибегнуть к магической силе, как моя магия немедленно откликается и открывает мне их мысли. Когда твой брат воспользовался песнью желаний, она позволила мне прочесть его мысли. Так я отыскал вас. Но, призвав на помощь магию, Пар дал знать о себе и вашим врагам. Вот почему Потрошитель выследил вас в Вольфстааге, а гномы-пауки — в Каменном Очаге. Подумай, житель долины! Ты сам виноват в том, что случилось. Я не мешал тебе в Тирзисе. Это решение Пара спуститься в Преисподнюю обернулось для тебя несчастьем. Я не присваивал Меча Шаннары. Да, я спрятал его, но только в надежде вынудить Пара прийти ко мне, чтобы я мог спасти его.

Колл оцепенел:

— Что ты имеешь в виду?

Риммер Дэлл пристально посмотрел на Колла:

— Я уже сказал, что привел тебя сюда, чтобы защитить от твоего же брата. Это правда. У магии две стороны. Ты, наверно, тоже задумывался об этом. Она может принести спасение, а может обернуться проклятием. Способна и помочь, и навредить. Все не так просто. Когда порождениям Тьмы что-то угрожает или их преследуют, магия может вырваться на свободу. Помнишь тварей из Преисподней? Помнишь тех, кого встречал на пути? Что случилось с ними, как ты думаешь? Твой брат обладает магией песни желаний, и ее сила гораздо более могущественна, чем вы себе представляете. Она растет помимо воли твоего брата, и, если я вовремя не доберусь до него, если он по-прежнему не будет обращать внимания на мои предупреждения, магия поглотит его.

Колл вспомнил: Пар говорил ему, что магия его песни желаний способна не только порождать образы; он чувствовал, как колдовская сила рвется на волю. Когда они спустились в Преисподнюю — магия зажгла свет во мгле, озарила волшебные руны в склепе. Он подумал о заточенных там существах, превратившихся в монстров и демонов.

На миг промелькнула мысль: что если Риммер Дэлл говорит правду?

Первый Ищейка встал.

— Поразмысли об этом, Колл Омсворд, — посоветовал он. Его огромная темная фигура наводила ужас, но голос звучал спокойно. — Обдумай все. У тебя для этого будет достаточно времени. Я хочу, чтобы ты оставался здесь до тех пор, пока твой брат не явится или пока не прибегнет к своей магии. Так или иначе, но я должен найти его и предупредить, чтобы защитить вас обоих и тех, с кем вас в будущем столкнет судьба. Помоги мне. Мы обязаны найти способ связаться с твоим братом. Я знаю: сейчас ты мне не веришь, но постепенно все поймешь.

Колл покачал головой:

— Сомневаюсь.

Издалека доносились приглушенные раскаты грома и шум дождя.

— Тебе слишком много лгали, — проговорил Риммер Дэлл. — Но ты поймешь.

Он направился к двери камеры и остановился.

— Днем ты можешь выходить. Просто постучи в дверь, когда захочешь прогуляться. Спустись на плац и поупражняйся с оружием. Занятия пойдут тебе на пользу. Ты должен научиться как следует защищать себя. Однако не делай поспешных выводов. Уйти ты не можешь.

Ночью тебя снова запрут. Мне бы очень хотелось, чтобы все было по-другому, но пока нельзя. Слишком многое поставлено на карту. Я ненадолго уеду, путешествие займет несколько дней — надо позаботиться и о других. Мы еще поговорим, когда я вернусь. — Он долго смотрел на Колла, словно оценивая его силы, затем повернулся и вышел так же стремительно, как вошел.

Колл поглядел ему вслед, затем снова подошел к закрытому ставнями окну и замер, вглядываясь в темноту.

В эту ночь Колл плохо спал, во сне его преследовали темные твари с лицом его брата; он просыпался, и в голове снова и снова звучали слова Риммера Дэлла. «Вздор, — было его первой мыслью. — Ложь». Но внутренний голос нашептывал узнику, что в речах Первого Ищейки содержалась доля правды, а это, в свою очередь, наталкивало на малоприятную мысль, что, возможно, правдой было и все остальное. Пар — порождение Тьмы. Магия — оружие, способное уничтожить его. Обоим братьям угрожают темные силы, недоступные пониманию, не поддающиеся контролю.

Колл уже не знал, чему верить.

Проснувшись, он постучал в дверь. Ищейка открыл ему и провел вниз, на плац. Угрюмый бритоголовый парень, весь в прыщах и шрамах, предложил посостязаться с ним. Все утро они упражнялись на обмотанных войлоком дубинках. Колл вспотел и устал. Как приятно снова поразмяться!

Вечером, когда небо прояснилось, облака растаяли и стало светло, Колл, снова запертый в камере, оценил свое новое положение. Он по-прежнему оставался пленником, но уже не был приговорен постоянно сидеть в своей камере-одиночке. Ему дали возможность сохранить бодрость, здоровье и силу. Страх и отчаяние исчезли.

Безусловно, предстояло еще понять, не играет ли с ним Риммер Дэлл. В любом случае Первый Ищейка совершил ошибку. Он позволил Коллу Омсворду осмотреть Южный Страж.

А стало быть, побег теперь не казался ему таким невозможным, как прежде.

ГЛАВА 9

Уолкер Бо томился в Каменном Очаге в тюрьме пострашней той, в которую заточили Моргана Ли.

Уолкер вернулся из Сторлока полный решимости исцелиться от терзающего его недуга, обезвредить яд асфинкса — самому сделать то, что оказалось не под силу сторам. Через неделю он понял, что все попытки его тщетны и он тоже бессилен. Дни тянулись медленно. Под палящим зноем, озлобленный и измученный, в отчаянии бродил он по долине, пытаясь придумать какое-нибудь колдовство, способное остановить распространение яда. Ночи проходили в бесплодных раздумьях, не принося ни сна, ни отдыха. Он давал себе мысленные установки, направлял силу своей магии внутрь, пытаясь остановить, обратить вспять или хотя бы замедлить действие яда. Все оказалось напрасным. Тогда он попробовал направить магию в определенное русло (как когда-то он призывал огонь, чтобы защитить себя). Но направленный поток рассеивался и терял силу. Уолкер испробовал все заклятия и заклинания, накопленные за долгие годы. Все тщетно. Он принимал различные снадобья и порошки, на которые полагался Коглин. Уолкер пытался выжечь окаменевший обрубок руки, втирал целительные зелья. Ничего не помогало. Яд оказался слишком сильным. Он продолжал свою разрушительную работу, медленно убивая Уолкера.

19
{"b":"4799","o":1}