ЛитМир - Электронная Библиотека

Пи Элл злился, ругая обстоятельства и собственную глупость.

«Что со мной такое? — думал он. Вспылил, так глупо выдал себя, едва не потеряв шанс осуществить задуманное!» Он всегда владел собою. Всегда! И вдруг поддался разочарованию и досаде и стал угрожать девушке и ее подопечным, как обычный школьный задира.

Теперь он успокоился и был в состоянии разобраться во всем, проанализировать свои чувства, обдумать ошибки. А их оказалось немало. И виновата опять-таки она! Снова девушка взяла над ним верх! Она раздражала и в то же время манила его. Она — воплощение красоты, жизни и магии, ему не удастся понять ее — до той самой минуты, пока он ее не убьет. Желание убить сильнее и сильнее овладевало Пи Эллом, справляться с ним становилось все труднее. Однако Пи Элл знал, что, если он хочет завладеть Черным эльфийским камнем, придется подождать. Но как бороться с этим наваждением? Девушка распаляла его, воспламеняла совсем по-другому. Она настояла на том, чтобы взять с собой этих идиотов. Проклятье! Как долго еще придется ему терпеть их?

Он почувствовал, как в нем снова закипает ярость, но быстро справился с ней. Терпение! Это ее слово, не его, но он, пожалуй, возьмет его на вооружение.

Он прислушался. Более дюжины урдов-часовых залегли в траве вокруг их хижины. Убийца не мог разглядеть гномов в темноте, но ощущал их присутствие. Песельник что-то не показывался, — впрочем, какая разница? Урды ни за что не выпустят пленников.

Его взгляд на мгновение задержался на Дизе. Ох уж этот старик! Самый мерзкий из всех, попробуй его разгадай! Есть в нем что-то такое…

Пи Элл снова тяжело вздохнул. Терпение. Ждать. Совершенно очевидно, что еще очень многое будет его раздражать, но он не должен поддаваться чувствам. Он обязан подчинять их своей воле.

Здесь, в новой обстановке, это особенно трудно! Чужая страна, другой народ, незнакомая земля, обычаи. Он брал неведомую вершину, и подъем с трудом давался ему.

А вдруг на этот раз он не сумеет подчинить себе ход событий! Он покачал головой. Но мысль застряла у него в голове.

Карисман вернулся после полуночи. Оживляющая разбудила Моргана, коснувшись ладонью его щеки. Он вскочил на ноги и увидел, что остальные уже проснулись. Щелкнула задвижка, дверь распахнулась, и песельник проскользнул внутрь.

— А, вы не спите. Прекрасно. — Он тотчас же пододвинулся к Оживляющей, не решаясь заговорить, робея в присутствии путешественников, словно мальчишка, которого заставляют признаться в чем-то, что он предпочел бы держать в секрете.

— Что решил совет, Карисман? — мягко осведомилась Оживляющая, беря его за руку и поворачивая к себе.

Песельник покачал головой:

— Госпожа моя, боюсь, что я принес и хорошие, и дурные вести. — Он оглядел остальных. — Все вы вольны уйти когда вздумается. — И, снова повернувшись к Оживляющей, добавил: — Кроме тебя.

Морган тотчас же вспомнил, как урды разглядывали Оживляющую, явно зачарованные.

— С какой это стати? — запальчиво спросил он. — С какой стати ее оставляют здесь?

Карисман замялся.

— Мои подданные, — тихо произнес он, — считают, что она красива. И думают, что она обладает магией, как и я. Они… хотят, чтобы она вышла за меня замуж.

— Вот еще выдумки! — рявкнул Хорнер Диз, его заросшее лицо исказилось от ярости.

Морган рванул рубаху Карисмана.

— Песельник, я вижу, как ты на нее уставился! Это твоя идея!

— Нет-нет, клянусь тебе, нет! — в ужасе закричал Карисман. — Я никогда бы не позволил себе такого! Урды…

— Урдам нет никакого дела до…

— Отпусти его, Морган, — вмешалась Оживляющая. Морган немедленно разжал руки и отступил назад. — Карисман говорит правду, — сказала девушка. — Он тут ни при чем.

Пи Элл выдвинулся вперед, подобно лезвию ножа.

— Не важно, чьих рук это дело. — Он не сводил глаз с Карисмана. — Она пойдет с нами.

Карисман побледнел.

— Они не отпустят ее, — прошептал он, опустив голову, и запел:

Давным-давно жила-была красавица на свете,

Скиталась в рощах и полях,

Свободная, как ветер.

Могучий лорд, презрев отказ, решил на ней

Жениться,

Увез в наследный свой очаг

И заключил в темницу.

Печально узница свою оплакивала долю

И обещала все тому,

Кто ей подарит волю.

Бесенок, услыхав мольбу, ей дверь открыл

скорее,

Но не свободу ей принес —

Назвал ее своею.

Мораль: Если все готов отдать —

Все рискуешь потерять.

Хорнер Диз не мог скрыть раздражения.

— Что ты хочешь этим сказать, Карисман? — спросил он.

— Только то, что выбор часто оборачивается гибелью. За стремление завладеть всем зачастую всем и расплачиваешься, — ответил вместо него Уолкер Бо. — Карисман полагал, что, став королем, он обретет свободу, а обрел только оковы.

— Да, — вздохнул песельник, — я не хочу здесь оставаться. Если вам удастся увести ее отсюда, вы должны взять с собой и меня.

— Нет! — резко бросил Пи Элл.

— Госпожа, — взмолился песельник. — Пожалуйста. Я пробыл здесь почти пять лет. Я в клетке, точно так же, как красавица в моей песне. Если вы не возьмете меня с собой, я останусь пленником до самой смерти.

Оживляющая покачала головой:

— Там, куда мы идем, очень опасно, Карисман. Гораздо опаснее, чем здесь. Ты погибнешь.

Голос Карисмана задрожал:

— Это не важно! Я хочу быть свободным.

— Нет! — повторил Пи Элл. — Подумай, девушка! Еще один дурак на нашу голову? Почему в таком случае не целый полк? Проклятье!

Моргану Ли надоело выслушивать, как его величают дураком, и он уже готов был заявить об этом, но Уолкер Бо взял его за руку и покачал головой. Морган нахмурился и уступил.

— Что ты знаешь о землях на севере, Карисман? — вдруг спросил Хорнер Диз, подталкивая песельника к выходу. — Ты там бывал?

Карисман покачал головой:

— Нет. Не важно, что там. Это далеко отсюда. — Он хитро прищурился. — Но вам все-таки придется взять меня с собой. Вы не выберетесь отсюда, если я не помогу вам.

Это сообщение дало делу новый поворот. Все повернулись к Карисману.

— Что ты имеешь в виду? — осторожно спросил Диз.

— Я хочу сказать, что без моей помощи вы погибнете, — ответил песельник.

В чащобе, в болоте — как есть, пропадете,

Лишь чудом уйдя от копья.

Ловушки и сети повсюду, поверьте,

Кто знает о них, как не я?

Пи Элл быстро схватил его за горло, никто не успел вмешаться.

— Ты расскажешь нам все, что знаешь, а не то пожалеешь! — свирепо пригрозил он.

Но Карисман держался стойко.

— Никогда, — задыхаясь, прошептал он. — Только если… вы согласитесь… взять меня с собою.

По мере того как сжималась рука убийцы, лицо жертвы становилось все белее. Морган и Хорнер Диз в нерешительности взглянули друг на друга, потом на Оживляющую — они не знали, что им делать. Вмешался Уолкер Бо. Он незаметно подошел к Пи Эллу сзади и прикоснулся к нему. Сухощавый убийца дернулся, подался назад, на лице его застыло удивление. Уолкер в мгновение ока подскочил к Карисману, обхватил его одной рукой и вырвал из объятий Пи Элла.

Пи Элл развернулся, в глазах застыла холодная ярость. Морган был уверен, что он набросится на Уолкера и ничем хорошим это не кончится. Но Пи Элл, вместо того чтобы ударить, молча посмотрел на Уолкера, потом отвернулся.

Оживляющая как ни в чем не бывало обратилась к юному королю.

— Карисман, — сказала она, — ты знаешь, как отсюда выбраться?

Карисман кивнул и, откашлявшись, ответил:

— Да, госпожа.

— Ты покажешь нам?

— Если вы согласитесь взять меня с собою. — Теперь он ставил условия и явно был уверен в победе.

— Может быть, ты удовлетворишься тем, что мы поможем тебе бежать из деревни?

38
{"b":"4799","o":1}