ЛитМир - Электронная Библиотека

Становилось светлее, ночной воздух превращался в серую влажную дымку. Теперь разглядеть, что впереди, стало еще труднее, однако Пи Элл не замедлил шага, полагаясь на то, что слух предупредит его об опасности. Судя по доносившимся звукам, Скребок мчался вперед. Чудовище больше не беспокоилось о погоне. Ночная работа заканчивалась. Паук направлялся домой.

«В логово Короля Камня», — подумал Пи Элл. В первый раз, с тех пор как началась охота, его охватило нетерпение.

Он поравнялся со Скребком, когда тот сбавил шаг у здания с нишей высотой тридцать футов и очень широкой. Щупальца Скребка тронули камень в верхней части ниши, и внутренний участок стены, бесшумно повернувшись, поднялся в темноту. Не обернувшись, Скребок скользнул в отверстие. Едва он оказался внутри, стена встала на место.

«Попался!» — злорадно подумал Пи Элл.

На всякий случай он простоял на прежнем месте еще час, выжидая, не произойдет ли чего-нибудь еще, проверяя, не ловушка ли это. Убедившись, что все в порядке, он вышел из укрытия и оказался перед потайным входом.

Пи Элл долго изучал его. Каменная поверхность была плоской и гладкой. Внутри ниши прощупывались швы, но он никогда бы не догадался, что там дверь, если бы сам не увидел ее. Он различил что-то вроде рычага, который сливался с серым камнем. «Приспособление, открывающее дверь», — с торжеством подумал он. Вход внутрь.

Пи Элл постоял еще немного, размышляя, и пошел прочь, разглядывая здания в поисках убежища. Оказавшись в безопасности, он спокойно обдумает, как поднять рычаг. Потом поспит до прихода темноты. А когда наступит ночь, встанет и подождет, когда Скребок выйдет.

ГЛАВА 22

Огненный шар исчез за горизонтом, сумерки окутали западные земли. Дневной зной, однако, все еще держался в воздухе. Ночь не принесла желанной прохлады: почва раскалилась и дышала жаром, словно огромный дракон. Навязчиво жужжа, роились насекомые. Поникшие деревья напоминали обессиленных жарой великанов. Сквозь дымку сияла луна. Откуда-то доносились крики зверей. Даже ночью продолжалась игра жизни и смерти.

Рен Омсворд и Гарт повернули коней на изрытую колеями дорогу, что вела в городок под названием Угрюмый Угол. Они выехали из Тирфинга неделю назад. Пробираясь потайными тропами Ирайбиса, что ведомы только разбойникам, они вышли к Диким Дебрям. Далее путь лежал на северо-запад. Обходя стороной предательскую Склизкую Топь, путники преодолели наконец Свистящий Кряж и спустились в зловонную трясину города, пользующегося самой дурной репутацией.

Говорят, что, если некуда больше бежать и негде прятаться, всегда есть Угрюмый Угол. Воры, головорезы, неудачники стекались в разбойничий город в поисках убежища. Огражденный стенами Ирайбиса и Каменной Шпоры, утонувший в густых джунглях Диких Дебрей, Угрюмый Угол стал пристанищем отщепенцев. Немногим удавалось уйти из этого города. Он превратился в змеиную яму, где за неимением другой пищи гадюки пожирали с холодным равнодушием друг друга, поедали своих же собственных собратьев в силу необходимости или просто от скуки. Большинство из тех, кто приходил в Угрюмый Угол, чтобы спасти свою шкуру, попадали в ловушку.

Город уже показался за деревьями. Рен и Гарт замедлили шаг. Городок имел жалкий вид. Дома покосились, окна потускнели от сажи. Из-за жары двери были распахнуты. Здесь кипела своя жизнь, раздавались грубые голоса, резкий смех. Что-то дребезжало и рушилось, доносились чьи-то одинокие крики.

Рен посмотрела на Гарта и вздохнула.

— Спрячем коней здесь, — сказал Гарт.

Они повернули своих скакунов к зарослям деревьев, отъехали подальше от дороги, нашли подходящую поляну и привязали их к березе.

— Тихо, — прошептала Рен.

Они вернулись на дорогу и дальше пошли пешком. Они ехали верхом весь день, не ускоряя темпа, боясь загнать коней. Им пришлось пробираться через трясину Диких Дебрей, сквозь сырость и разложение. Древесина гнила, превращалась в мульчу, мягкая почва предательски проваливалась под ногами, ручьи и озера пересохли, болота были пропитаны ядом, воздух казался раскаленной печью. Жара здесь переносилась с трудом. Застывшая, угрюмая выгребная яма под названием Дикие Дебри издавна считалась достойным местом для бродяг.

Отряды разбойников часто забредали в Угрюмый Угол обменять или продать награбленное. Привыкшие к людским причудам и предательству, отверженные, повсюду заклейменные разбойниками и возмутителями спокойствия, в этих местах они чувствовали себя как дома. Но даже скитальцы путешествовали группами и в вопросе своей безопасности полагались на численное превосходство. Редко кто из них осмеливался войти сюда в одиночку, как собирались это сделать Рен и Гарт.

Случайная встреча подтолкнула девушку и ее защитника пойти на риск. Через день после неудачной попытки Гарта выследить и поймать в ловушку их тень они повстречали старика, который вместе с семьей направлялся на север. Беседуя с ними, Рен просто по привычке спросила, не знает ли он о судьбе эльфов Западной Земли. Дряхлый, беззубый старик кивнул, улыбаясь.

— Я-то не знаю, милая, — прошелестел он тихим голосом, жуя конец трубки. Его серые глаза щурились от света. — Но среди постояльцев «Железного Пера» в Угрюмом Углу есть одна старуха, она наверняка знает. Ее называют Гадючья Грива. Самому мне с ней встречаться не довелось, не любитель я пивных, но слыхал, что старуха знает обо всем. Говорят, она колдунья. Страшна как смертный грех, и немного не в себе. — Старик пододвинулся к костру. — Я слышал, они ее как-то используют. Гадины подлые. Заставляют ее выдавать всякие секреты, чтобы прибрать к рукам чужие денежки. — Он покачал головой. — Мы держались от нее подальше.

Когда семейство уснуло и они остались одни, Рен и Гарт еще долго разговаривали. Конечно, от Дебрей лучше держаться подальше, но у них были причины отправиться туда. В частности, их тень. Она так и не покинула их, хотя оставалась невидимой и недосягаемой, надежно затаилась, словно угроза наступающей зимы. Скитальцам не удавалось поймать ее, и, несмотря на все усилия и опыт, оторваться от нее они тоже не могли. Тень липла к ним, как паутина, незримо скользила за ними по пятам. Может быть, Дебри не придутся ей по вкусу, рассуждали скитальцы, может быть, там ей достанется как следует.

Кроме того, в первый раз на свои расспросы об эльфах Рен получила хоть какой-то ответ. Было бы неразумным не проверить, правду ли ей сказали.

Итак, они пришли вдвоем, полные решимости бросить вызов судьбе. Трудное путешествие осталось позади. Они шли через город, с любопытством осматривая улицы. На пути попадалось немало пивных, но вывески «Железное Перо» не было.

Мимо проходили мужчины и женщины. Все они выглядели неопрятно, от них пахло элем и потом. Крики и смех стали громче, и даже Гарт уже понял, какой это дикий и отчаянный народ. Его грубое лицо стало мрачным и свирепым. Несколько мужчин попытались пристать к Рен: пьяные, тупые, жадные до денег и наслаждений, они не замечали угрожающего взгляда Гарта. Он грубо оттолкнул их.

На перекрестке Рен заметила группу скитальцев, пробирающихся к телегам, которые стояли в конце улицы. Она окликнула их и спросила, не знают ли они, где находится «Железное Перо». Один, скорчив презрительную гримасу, махнул рукой в сторону главной улицы. Рен и Гарт направились в центр.

Наконец они отыскали пивную — вместительное, приземистое, полуразвалившееся дощатое строение. Передняя часть дома была раскрашена в ярко-красный и синий цвета. Широкие двери распахнуты настежь и привязаны обрывками веревки. Внутри мужчины распевали песни, сидя за длинной стойкой и на скамейках вдоль стен. Рен и Гарт вошли внутрь, пытаясь что-нибудь разглядеть сквозь завесу дыма и испарений. Завсегдатаи равнодушно посмотрели на них и тут же отвернулись. Никому не хотелось мериться силой с Гартом. Рен направилась к стойке и попросила эля. Худощавый парень ловким движением подал кружки.

— Ты знаешь женщину по имени Гадючья Грива? — спросила Рен.

57
{"b":"4799","o":1}