ЛитМир - Электронная Библиотека

Король Камня заговорил снова. Размеренный скрежет эхом отдавался в тишине.

— Я жил вечно и буду жить еще долго, после того как вы обратитесь в пыль. Я создан Словом, я пережил все, что обрело жизнь в одно время со мной, кроме одного существа, да и оно тоже очень скоро уйдет. Мне нет дела до мира, в котором я существую. Меня заботит только сохранение моего королевства — вечного камня, который вынесет все. Он неизменен и устойчив и потому так близок к совершенству. Я дарю миру камень, я — творец и создатель вечности, я пускаю в ход все, что необходимо, чтобы мой замысел исполнился. Потому я взял Черный эльфийский камень и назвал его своим.

Купол звенел от его слов, эхо гасло в тишине. Тени уже удлинились, огонь Уолкера медленно мерк, магия иссякала. Уолкер чувствовал, сколь бесплодны их усилия. Морган бессильно опустил свой меч. Он не сумеет им воспользоваться. Похоже, одна Оживляющая еще на что-то надеялась.

— Друиды — ничто в сравнении со мной. Их старания утаить и сберечь свою магию ни к чему не привели. Я оставил асфинкса, чтобы показать мое презрение к их жалким попыткам. Друиды верили в законы природы и развития — глупые создатели символа изменчивости. Они вымерли, не оставив ничего. Камень — единственный элемент тела земли, который может выстоять. Я буду вечно жить в этом камне.

— Вечно, — прошептала Оживляющая.

— Да.

— Всегда.

— Да.

— Но где же твоя ответственность, Уль Бэк? Ты отрекся от своей изначальной сути. Ты был создан уравновешивающей силой, хранителем мира — такого, каким он был сотворен. — Голос Оживляющей звучал тихо и властно. — Мне рассказывали твою историю. Ты появился на свет, чтобы хранить жизнь. Такова была ответственность, возложенная на тебя Словом. Камень не сохраняет жизнь. Тебя учили другому, однако ты принялся искажать все, что видишь, менять соотношение жизни на земле, превращать живую материю в камень, и все ради того, чтобы возвыситься и обогатиться. Погляди, во что ты превратился. — Она не боялась его гнева. — Верни Черный эльфийский камень, Уль Бэк. Позволь нам помочь тебе вновь обрести свободу.

Массивное каменное изваяние повернулось на своем постаменте, суставы заскрипели, арену огласили зловещие звуки — казалось, кричали невидимые зрители. Уль Бэк заговорил снова, голос его приобрел новый оттенок.

— Ты — нечто большее, чем утверждаешь. Я не обманут, однако это не важно. Мне нет дела до того, кто ты и чего хочешь. Я пустил вас к себе, чтобы изучить вас. Магия, с помощью которой вы прикоснулись ко мне, привлекла мое внимание. Но мне ничего не нужно от живых. Я — совершенство. Думай обо мне как о земле, по которой ходишь, а о себе — как о жалкой блохе, которая живет на мне. Если ты надоешь мне, я тут же уничтожу тебя. Если ты переживешь этот день, то следующий, быть может, окажется для тебя последним.

Его чело нахмурилось, бесформенное лицо изменилось, наросты сместились.

— Что я такое, как не суть вашего бытия. Оглянись: я — все, что ты видишь. Всмотрись туда, где ты стоишь. В пределах Элдвиста я — все, чего касается твоя рука. Я воссоединился с землей, которую сам же создал, и освободился от всего остального, таким и останусь навсегда.

Вдруг Уолкер понял: Уль Бэк — отнюдь не живое существо. Он такой же дух, как и Король Серебряной реки. Камень был его кожей, сказал он, частью его одушевленной сути. Он нашел способ слиться воедино со всем, что создавала его рука, обеспечивая свою неизменность, и превратился в королевство Элдвист.

Но это означало и то, что Уль Бэк стал пленником. Вот почему он не поднялся поприветствовать гостей, не стал охотиться за ними, не вмешивался в их планы. Его ноги вросли в камень, он не может двигаться. Уль Бэк превратился в нечто большее — он превратился в собственный мир. И мир этот поймал его в ловушку.

— Но ты ведь не свободен, правда? — смело спросила Оживляющая, словно прочитав мысли Уолкера. — Будь ты свободен, то отдал бы нам Черный эльфийский камень, ибо тебе он в этом случае не был бы нужен. — Голос девушки звучал твердо и настойчиво. — Но ты не можешь этого сделать, верно, Уль Бэк? Тебе нужен Черный эльфийский камень, чтобы выжить. Без него ты попадешься Гринту.

— Нет.

— Без него Гринт уничтожит тебя.

— Нет.

— Без него…

— Замолчи!

Каменный кулак устремился вниз, едва не задев девушку. Обрушилась часть пола рядом с ней, бесформенные обломки разлетелись на сотню ярдов во все стороны. Король Камня задрожал.

— Гринт — твое дитя, Уль Бэк, — продолжала Оживляющая, вытянувшись в струнку прямо перед ним, словно это она обладала неограниченной властью, а вовсе не Король Камня. — Твое дитя не повинуется тебе.

— Ты ничего не знаешь. Гринт — мое порождение, продолжение, точно так же как и все в Элдвисте. Это существо обладает только той жизнью, которую я пожелаю ему дать. Оно служит моему замыслу и никакому другому, обращая соседние земли и все, что живет в их пределах, в камень.

Черные глаза девушки ярко вспыхнули.

— А Черный эльфийский камень?

Бесформенный рот со скрежетом сомкнулся, Король Камня ссутулился, погрузился в себя, тело и руки слились вместе, словно готовились исчезнуть в массивной скале. Пустые, лишенные выражения глаза обратились к ней.

— Смотри.

Он вздохнул, словно у него болела душа. Скала снова заскрежетала и заскрипела, стена купола за ее спиной разошлась. Серый, туманный свет хлынул внутрь, словно спасаясь от сплошной завесы дождя. Мимо плыли облака и туман, нависая и изгибаясь над зданиями, возвышавшимися за пределами купола, обволакивая их, — они были похожи на скопище обледеневших великанов, терпеливо несущих вахту. Странный стон сорвался с уст Короля Камня, и звук его, подобный звуку, издаваемому вибрирующим на ветру тонким листом металла, разнесся по пустому городу. Стон этот был кратким, но эхо от него не стихало.

— Смотри.

Друзья услышали Гринта еще до того, как увидели чудовище. О его приближении свидетельствовал гул в глубине под улицами города. Он неуклонно усиливался по мере приближения жуткой твари. Низкий рокот нарастал; переходя в рев, он потряс каменную оболочку города. Существо по имени Гринт ворвалось в поле зрения, сокрушая скалу — кожу Короля Камня, прорвав ее у самой стены куполообразного здания, у самого отверстия, через которое смотрели пришельцы, широко раскрыв глаза, совершенно беспомощные. Они видели, как Король Камня вздрогнул от боли.

Гринт рос: левиафан невероятных размеров, перед которым даже дома казались карликами. Он извивался, как гадюка. Закованное в камень тело выделяло зловонную жидкость. Это был отвратительный гибрид земляного червя и змеи, угольно-черный, безглазый, безголовый, пасть — всасывающая дыра, которая, казалось, могла выпить весь дождь, а потом и сам воздух. Ужасно было появление чудовища: оно вдруг заполнило пустоту в куполе, ворвавшись словно волна, угрожающая проглотить здание.

Уолкер похолодел от ужаса, не веря собственным глазам. Это существо не может быть настоящим, невозможно даже вообразить такое. Первый раз в своей жизни ему захотелось убежать. Он заметил, как Морган Ли качнулся назад и упал на колени. Увидел, как застыла на месте Оживляющая. Почувствовал, что сам теряет силы и едва держится на ногах.

Гринт извивался на фоне неба — огромная, бесхребетная масса черной, липкой грязи, которой невозможно противостоять. Однако Король Камня не дрогнул. Тяжелая, скрюченная рука поднялась, и пальцы медленно приоткрылись. Хлынул свет, он разлился во все стороны, но вместо того чтобы озарить зал, обращал во тьму все, к чему прикасался.

Но вот пальцы Короля окончательно разогнулись, и все увидели, что он держит драгоценный камень безупречной формы, середина его казалась черной и непроглядной, как ночь. Камень мерцал тонкими лучами бледного света, не позволяя проникнуть внутрь кристалла даже малейшему отблеску. Он выглядел совсем крошечным на массивной каменной ладони Уль Бэка, но излучаемая им тьма проникала в самые дальние уголки башни, в самые глубокие ниши, выискивая и обволакивая рассеявшийся огонь, зажженный Уолкером, так что через несколько секунд зал освещал только слабый луч, проникавший через брешь в куполе.

65
{"b":"4799","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дурная кровь
Отморозки: Новый эталон
Из ниоткуда. Автобиография
Ложь во спасение
Медсестра спешит на помощь. Истории для улучшения здоровья и повышения настроения
Изумрудный атлас. Огненная летопись