1
2
3
...
66
67
68
...
86

— Я собирался пойти один, отыскать Короля Камня, убить его и забрать эльфийский камень, только вот Скребок может подкрасться сзади и помешать.

— Так ты хочешь, чтобы я покараулил тебя?

— Боишься?

— Не говори глупостей. Мне вот что интересно: почему, собственно, ты доверяешь мне? Я же терпеть тебя не могу, Пи Элл. Я ведь только порадуюсь, если Скребок тебя поймает. Похоже, ты сделал не лучший выбор.

Прислонившись к стене, Пи Элл вытянул ноги.

— Не скажи. Тебе незачем питать ко мне теплые чувства. Я тебя тоже не очень-то жалую. Но нам обоим нужен Черный эльфийский камень. Мы хотим помочь девушке. Похоже, поодиночке ни один из нас не справится — пусть даже у меня больше шансов, чем у тебя. Я знаю одно: если ты дашь мне слово, ты сдержишь его. Ведь тебе-то можно доверять, не правда ли?

Диз сухо рассмеялся:

— Только не надо взывать к моей чести. Думаю, что это я уже не сумею переварить.

— У меня свой кодекс чести, старик. Не все могут похвастаться этим. Даю тебе слово, что до тех пор, пока мы не покончим с этим делом, я буду помогать тебе. А после — каждый сам за себя. — Он наклонил голову. — Время идет, на закате нужно быть на месте. Ты идешь или нет?

Хорнер Диз молчал. Пи Элл удивился, если бы это было не так. Кем бы там ни был этот Хорнер Диз, честности ему не занимать, и Пи Элл твердо знал: если старик даст согласие, ему можно верить. В противном случае он не попросил бы старика о поддержке. Кроме того, он считал Диза достойнее всех остальных. Лучший выбор среди имеющихся кандидатур, пожалуй, сделать трудно. Не брать же этого зеленого юнца или чокнутого Карисмана. Не говоря уж о совершенно непредсказуемом Уолкере. Нет, Диз — то, что ему нужно.

— Я поведал о тебе горцу, — сообщил Диз, не сводя глаз с Пи Элла, — теперь он уже, наверное, все рассказал остальным.

Пи Элл пожал плечами:

— Мне все равно.

Ему и в самом деле все равно. Старик наклонился и сказал:

— Если мы завладеем камнем, мы отнесем его девушке. Дай слово.

Пи Элл невольно улыбнулся:

— Мое слово для тебя что-то значит?

— Если ты попытаешься его нарушить, я найду способ заставить тебя пожалеть об этом, — угрожающе прошептал Диз.

Несмотря на возраст, Хорнер Диз был опасным противником. Следопыт и охотник, Диз много повидал на своем веку. Может быть, в открытом бою он и уступит Пи Эллу, но есть и другие способы борьбы. Пи Элл усмехнулся. Кому это знать, как не ему?

Пи Элл протянул руку.

— Договорились, — сказал он. Они пожали друг другу руки. Пи Элл по-кошачьи вскочил на ноги:

— Пошли.

Охотники вышли из комнаты и спустились по лестнице. Пи Элл — впереди. Приближалась ночь. Они, слегка пригнувшись, скользили по темной улице. Пи Элл обдумывал их разговор. Конечно, они отдадут Черный эльфийский камень девушке, а иначе он, чего доброго, окончательно ее потеряет, и все они будут потом гоняться за ним до скончания века.

«Никогда не оставляй врага в живых, это избавит тебя от преследований раз и навсегда, — подумал Пи Элл. — Лучше убить их всех, как только подвернется случай!»

Морган, Уолкер и Оживляющая приблизились к дому, откуда час назад ушли Пи Элл и Хорнер Диз. Дождь не прекращался, стеной закрывал высокие, мрачные здания, поглощая небеса, горы и море. Морган одной рукой ласково обнимал девушку за плечи, склонив к ней голову, — две темные фигуры в капюшонах на фоне тумана. Уолкер держался в стороне, не хотел мешать им. Он видел, как Оживляющая приникла к горцу. Что-то случилось с нею во время столкновения с Королем Камня. Уолкер упустил самое главное и только теперь начинал понимать, что там произошло.

Бурный поток дождевой воды затопил канаву и разлился на дорожке. Уолкеру пришлось сойти на мостовую и обойти лужу. Он по-прежнему шел впереди, прокладывая путь, его закутанная в плащ фигура темнела в сумерках под дождем. «Как призрак, — подумал Уолкер и уточнил: — Как Угрюм-из-Озера». Он давно уже не думал о злом духе, не хотелось бередить старые раны. Именно Угрюм своими двусмысленными загадками привел Темного Родича в Чертог Королей и к асфинксу. Из-за него Уолкер лишился руки и уверенности в себе. Израненный телом и душой — вот каким он видел себя теперь. То-то порадовался бы призрак, если бы знал.

Уолкер подставил разгоряченное лицо струям дождя. Несмотря на холод и сырость, ему стало жарко.

Конечно же, именно видения злого духа преследовали его — три темных и загадочных картины будущего: ложь, смешанная с правдой, правда, затененная ложью, но все это становилось реальностью. Кое-что уже сбылось. Уолкер поклялся, что скорее отсечет себе руку, нежели возьмется помогать друидам, — именно это и произошло. Смешно и ужасно!

Второе видение связано с Оживляющей. Третье…

Его рука сжалась в кулак. На самом-то деле он никак не может выбросить из головы Оживляющую. Каким-то образом он подведет ее. Девушка потянется к нему за помощью, у него будет возможность спасти ее, но он позволит ей умереть. Он будет стоять рядом и смотреть, как она падает в какую-то темную пропасть. Таково было видение. Вот что случится, если он не найдет способ предотвратить несчастье. Первое он предотвратить не сумел.

Уолкер содрогнулся от отвращения и отогнал воспоминания. «Угрюм-из-Озера — воплощение лжи», — напомнил он себе. Но ведь и сам он не лучше. Разве не пронизано ложью все, что он делает? Еще совсем недавно он хотел держаться подальше от друидов. Он всегда желал стать хозяином собственной судьбы! Уолкер лгал себе снова и снова, сознательно обманывал себя, притворялся, превращая свою жизнь в фарс. Он погряз в заблуждениях и лицедействе. Он занялся тем, что поклялся никогда не делать, — возрождал магию друидов, исполнял их волю. Хуже того, он позволил вовлечь себя в такой водоворот событий, который мог поглотить его самого, привести к гибели. Чем же еще может закончиться поединок с Королем Камня и попытка отобрать Черный эльфийский камень?

Он вглядывался в туманную завесу, пытаясь рассмотреть город, и опять ощутил, как соскучился по лесам Каменного Очага. И дело было не только в том, что Элдвист ничем не радовал взор, не освещал, не согревал душу, был бесцветным и безликим. Только оттенки серого, только расплывчатые тени, наползающие друг на друга… Уолкер ощущал себя отражением города. Может быть, Уль Бэк стирает краски жизни, постепенно превращая его в подобие камня.

«Как велико его могущество? — размышлял он. — Сколь глубоко он может проникнуть? Есть ли для него предел? Может ли он добраться до Каменного Очага и людских сердец? Со временем наверняка сможет. А время ничего не значит для вечного Короля Камня».

Друзья перешли улицу, вошли в подъезд своего ночного убежища и стали подниматься по ступеням. Уолкер заметил мокрые пятна на каменных ступенях: кто-то вошел и снова вышел совсем недавно. Хорнер Диз? Но Диз должен был дожидаться их возвращения.

Они прошли в комнату, где обычно ночевали. Там никого не было.

Уолкер насторожился. Интуиция подсказывала ему: без Пи Элла тут не обошлось.

— Хорнер? Ты где? — Морган заглядывал во все комнаты и коридоры.

Уолкер посмотрел на Оживляющую, оба они не проронили ни слова.

— Он сказал, что подождет нас. Ничего не понимаю, — удивился Морган.

— Должно быть, он передумал, — тихо сказал Уолкер.

— Думаю, надо получше осмотреть дом. — И Морган выбежал за дверь.

— Здесь побывал Пи Элл, — проговорила девушка, не сводя с Уолкера черных глаз. Ее взгляд согревал, нахлынуло знакомое ощущение родства, общей причастности к магии.

— По-моему, ничего страшного не произошло, — сказал он. — Во всяком случае, крови не вижу.

Оживляющая кивнула и, подойдя к нему, спросила:

— О чем ты думаешь, Уолкер? О чем ты размышлял, пока мы шли сюда? — Девушка крепко сжала его руку. — Скажи мне.

У Уолкера было такое чувство, словно он потерял все. Его исковерканная жизнь осталась позади. Сил больше нет, и он вот-вот упадет. Боль отозвалась в сердце, физическая боль слилась с душевной.

67
{"b":"4799","o":1}