ЛитМир - Электронная Библиотека

Морган подошел к работным домам. Пять длинных невысоких строений стояли параллельно друг другу, их двери выходили на обе стороны. Здесь женщины работали и жили. Тюфяки, одеяла, умывальники и ночные горшки выдавались каждый вечер и каждое утро выносились, так что женщины практически не выходили из дома. Однажды Стефф привел сюда Моргана. И он навсегда запомнил глаза этих женщин.

Стоя у складского сарая на противоположной стороне дороги, Морган разрабатывал план. Все входы охранялись, по дорогам и переулкам ходил патруль. Выпускали отсюда только тяжелобольных да выносили умерших. Посетители наведывались очень редко и под строгим надзором. Морган не знал, какое время отведено для посещений. Впрочем, это не имело значения. Мысль о том, что бабушка Элиза и тетушка Джилт содержатся в таком месте, приводила его в бешенство. Он поклялся Стеффу и должен вытащить их из этого ада.

Но как попасть внутрь? И как вывести их?

Задача казалась неразрешимой. Приблизиться к домам незамеченным практически невозможно, кроме того, надо еще выяснить, в каком из пяти домов содержат двух старушек. И Морган, уже не в первый раз с тех пор, как покинул Зубы Дракона, пожалел, что с ним нет Стеффа. Он понял, что сегодня ему ничего не удастся сделать.

Вечером этого дня Морган снял комнату в одном из трактиров, где останавливались дельцы и торговцы-южане, принял ванну, выстирал свою одежду и лег в постель. Он долго не мог уснуть, размышляя о бабушке Элизе и тетушке Джилт.

Проснувшись на следующее утро, Морган уже знал, что ему нужно делать.

Он оделся, позавтракал в общем зале и пустился в путь. План его был весьма рискованным. Порасспросив людей, он узнал, какие таверны чаще всего посещают солдаты Федерации. Их было три, и все они располагались на одной улице, близ городских рынков. Он выбрал наиболее подходящую — тускло освещенное заведение под вывеской «Сапог», — вошел, сел на табурет у стойки, заказал стакан эля и стал ждать. Хотя день еще только начинался, народу было много. Солдаты, которые сменились с ночного караула, не спешили на боковую. Они охотно рассказывали о гарнизонной жизни. Морган слушал очень внимательно, угощая стаканчиком эля, он изучал собеседника, задавал ему вопросы, отпуская замечания.

Солдаты рассказали ему о девушке, которая, по слухам, была дочерью Короля Серебряной реки. Она явилась весьма таинственным образом из страны Серебряной реки, что на юго-западе, ниже Радужного озера, и направлялась на восток. Где бы она ни появлялась, в каких бы городах и селах ни останавливалась, всюду она творила чудеса. Говорили, что свет еще не видывал подобной магии. Теперь она была на пути к Кальхавену.

Затем разговор перешел на самоуправство офицеров, распоряжающихся в армии Федерации. Именно эта тема и интересовала Моргана. День лениво катился к вечеру, в стенах таверны воцарились тишина и зной, от жары и скуки спасали только холодный эль да застольная беседа. Солдаты входили и выходили, а Морган не трогался с места, сидел, потягивая эль и наблюдая, — на него никто не обращал внимания. Сначала он собирался переходить из таверны в таверну, но быстро понял, что и здесь узнает все, что нужно.

К полудню он получил все необходимые сведения. Настала пора воспользоваться ими. Он встал и направился в другую таверну — через дорогу. Это заведение было весьма метко названо «Лягушачий пруд». Морган устроился в углу, за столиком, накрытым зеленой скатертью, похожей на лист лилии на поверхности темного омута. Он принялся высматривать себе жертву и сразу же нашел. Рядовой солдат, не обремененный воинским званием, примерно одного с ним роста, пил в одиночестве, погруженный в свои мысли. Мысли эти пригнули его голову так низко, что она едва не касалась стойки. Прошел час, затем второй, Морган терпеливо выжидал. Солдат допил последний стакан, выпрямился, оттолкнулся от стойки и, пошатываясь, вышел за дверь. Морган последовал за ним.

День был уже на исходе, солнце садилось, наступал вечер.

Солдат, спотыкаясь, брел по дороге. Морган знал, что он возвращается в свою казарму.

И едва тот повернул за угол кузницы, он словно случайно столкнулся с ним и ударил его так сильно, что бедняга упал и потерял сознание. Морган раздраженно выругался, потом поднял свою жертву и перебросил через плечо. Кузнец и его подмастерья, а также несколько прохожих с любопытством смотрели на них. Морган, негодуя, заявил, что, дескать, теперь ему придется тащить этого парня в казармы на себе. И пошел дальше, показывая всем своим видом, что ему это явно не по душе.

Он дотащил солдата до амбара, где хранился корм для скота, и проскользнул внутрь. Морган стянул с бедняги форму, надежно связал его, заткнул кляпом рот и завалил грудой мешков из-под овса. Надев на себя форму, он спрятал свою одежду в мешок, пристегнул оружие и вышел наружу.

Теперь надо было действовать очень быстро. От этого зависел успех его плана. Сразу после того, как сменится стража, ему нужно подойти к караульной службе. За день, проведенный в тавернах, он узнал все до мельчайших подробностей. Оставалось только воспользоваться этими сведениями. Солнце бросало на землю последние блики. Улицы пустели: солдаты, торговцы и жители городка направлялись домой ужинать. Морган не забывал отдавать честь проходящим мимо офицерам. Он не хотел привлекать к себе внимание.

Он намеренно сторонился прохожих — этакий суровый, безжалостный солдат Федерации, занятый своим делом, к такому просто так не подойдешь, и, уж конечно, лучше его не злить. И это ему удалось: все обходили его стороной.

Когда он подошел к баракам, в окнах горел свет, день близился к концу. Стража разносила ужин — похлебку с хлебом. В воздухе стоял запах пищи. Перейдя дорогу, Морган приблизился к складским сараям и сделал вид, будто занят проверкой. Сумерки сгущались.

На закате караул сменился. На дежурство на улицах и у дверей бараков заступили новые охранники. Морган не сводил взгляда с караульного помещения. Дежурный офицер передал пост своему ночному сменщику. Младший офицер занял место за конторкой в приемной. Морган подождал несколько минут, глубоко вздохнул и направился прямо к зданию, он толкнул дверь и предстал перед сидящим за конторкой дежурным.

— Я вернулся, — сообщил Морган.

Младший офицер удивленно уставился на него.

— За старухами, — добавил Морган раздраженно. — Вам что, не сказали?

Младший офицер покачал головой:

— Я только что заступил…

— Да, но на вашем столе уже час как лежит запрос! — повысил голос Морган. — Так или нет?

— Я не… — Младший офицер в растерянности оглядывал конторку, отодвинув в сторону груду бумаг.

— За подписью майора Ассомала.

Младший офицер застыл. Он знал, кто такой майор Ассомал. В гарнизоне Кальхавена не было ни одного солдата Федерации, кто бы не знал его. Морган услышал о майоре в таверне. Из всех офицеров оккупационной армии майор Ассомал вызывал наибольший страх и неприязнь. Каждый старался держаться от него подальше.

Младший офицер испуганно вскочил.

— Я позову начальника караула, — пробормотал он и вышел из комнаты. Через минуту он вернулся вместе с капитаном. Тот был явно взволнован. Морган поприветствовал старшего по званию.

— В чем дело? — спросил капитан, но вопрос прозвучал неуверенно.

Морган выпрямился, скрестив руки за спиной. Сердце бешено стучало.

— Майору Ассомалу потребовались услуги двух женщин-дворфов, которые здесь работают. Я лично отобрал их по его просьбе и ушел на время, пока тут закончат оформление документов, а теперь вот вернулся. Однако, похоже, ничего не сделано.

Начальник караула, с круглым желтоватым лицом, производил впечатление человека, большую часть жизни проведшего за конторкой.

— Я лично ничего об этом не знаю, — проворчал он.

Морган пожал плечами:

— Хорошо. Мне так и доложить майору Ассомалу, капитан?

Капитан побледнел.

— Нет-нет, я совсем не это имел в виду. Я просто не… — Он шумно вздохнул. — Какой досадный случай!

9
{"b":"4799","o":1}