ЛитМир - Электронная Библиотека

Возможно, ответ был гораздо ближе, чем думал Люсьен.

– Вы выглядите расстроенным, ваша светлость, – сказал Гастингс. – Совсем не похожи на себя. Обычно вы веселее.

Люсьен удивленно выгнул бровь.

– Мне необходимо встретиться с Мамфердом. Ради этого я приехал в Йоркшир.

Слуга помолчал, убирая в шкаф плащ.

– Мне поехать в «Красный петух» и найти его? Люсьен провел рукой по своей повязке, не сводя глаз с графина.

– Нет, я не хочу, чтобы ты рисковал. Ничего страшного, если мы подождем еще денек. Это время поживем в Роузмонте.

– Очень хорошо, ваша светлость. – Гастингс закрыл дверцу гардероба. – Можно вас попросить воспользоваться этой возможностью и написать мисс Деверо?

Поморщившись при упоминании имени сестры, Люсьен все-таки кивнул.

– Я пишу ей каждую неделю. – Лайза будет в ярости на него за то, что он исчез, оставив ее на попечении не слишком ласковой тети Лавинии.

– Очень хорошо, сэр. Надеюсь, вы простите мне мою навязчивость, но ваша сестра специально поручила мне напоминать вам о вашем обязательстве при каждом удобном случае.

Это на нее похоже. Тому, кто возьмет замуж волевую и слишком независимую Лайзу, будете с ней нелегко.

Слуга открыл чемодан и вынул оттуда письменный прибор.

– Мисс Деверо боялась, что вы забудете о ней сразу же, как только отправитесь в путешествие. Я взял на себя смелость заверить ее, что такого не произойдет.

– Конечно, не забуду, – проворчал Люсьен, поднимаясь на ноги и поправляя перевязь, которая поддерживала его раненую руку. – Она слишком много хлопочет, стараясь устроить мои дела, так что забыть о ней невозможно.

– Очень хорошо, ваша светлость. Я позабочусь о том, чтобы в вашей комнате были бумага и чернила. – Слуга взял письменный прибор и выскользнул за дверь.

Люсьен задумчиво посмотрел ему вслед. Его терзали догадки. Он был готов дать голову на отсечение, что между теми, за кем он охотился, и Роузмонтом существовала какая-то связь. Значит, Арабелла тоже втянута в это дело, независимо от того, знает она о том или нет. Люсьен провел ладонью по свежевыбритому подбородку. Возможно, ему стоит договориться с хозяйкой о еще одном визите, только на этот раз он будет твердо держаться в рамках приличий.

Люсьен поправил узел галстука, размышляя о том, какие тайны скрываются за этими обманчиво невинными глазами. Ему доставило бы удовольствие разгадать их. Это было бы удовольствием и сражением одновременно, учитывая их печальный опыт в прошлом.

Однако у него есть союзники. Напевая себе под нос, Люсьен взял с подноса стакан отвара и пошел к окну. Он высунулся из окна, дрожа от прохладного вечернего ветерка. К его облегчению, в саду никого не было. Он вылил жидкость на особенно крепкий розовый куст, поставил стакан на подоконник и направился к двери.

Арабелла перевернула страницу бухгалтерской книги и подавила вздох. Она надеялась погрузиться в море цифр и отогнать мысль о встрече с Люсьеном, но ничего не получалось. Поработав час, она с шумом захлопнула книгу. Напротив сидел Роберт и, выстукивая дробь на подлокотнике своего кресла, рассеянно смотрел на портрет капитана. Звук раздражал Арабеллу, но она была рада видеть, что Роберт не хмурится, как обычно. Судя по виду, он был погружен в мысли, в глазах его вспыхивали странные огоньки. Отворилась дверь.

– Мистер Франкот, – чопорно доложила миссис Гинвер.

Высокий мужчина, аккуратно одетый в зеленый сюртук и нежно-оливкового оттенка жилет, внезапно остановился на пороге, увидев сидящего у камина Роберта.

– А, мистер Хадли! – Он говорил громко, как будто паралич поразил не ноги, а уши Роберта. – Как вы себя чувствуете в такой холодный зимний день?

Арабелла прикрыла глаза. Сколько она ни намекала, мистер Франкот не понимал, что его вычурная манера разговаривать приводит Роберта в ярость.

Роберт повернулся к сестре и сказал так же громко, преувеличенно отчетливо произнося слова, так что это прозвучало поразительно похоже на манеру говорить мистера Франкота:

– Если ты не против, дорогая сестра, я навещу наших тетушек. – Роберт сам выкатил кресло из комнаты, даже не взглянув в сторону адвоката.

Дверь захлопнулась, и лицо мистера Франкота перекосилось.

– Я обидел его?

– Не обращайте внимания на Роберта. У него просто плохое настроение.

Мистер Франкот покачал головой, выражение его лица смягчилось.

– Нет, здесь причина глубже: я ему не нравлюсь.

– Тогда вы оказались в хорошей компании, поскольку он ежедневно говорит, что терпеть не может меня. – Она улыбнулась и указала ему на стул возле письменного стола. – Я очень удивилась, что вы вышли из дома в такой холодный день. Что-нибудь срочное?

Он взял предложенный стул и придвинул его ближе, вынимая из кожаной папки пачку бумаг и выкладывая их на стол.

– Мне нужна ваша подпись и... – Он поколебался, глаза его потемнели.

– Да?

– Мне очень неприятно напоминать об этом, но... в конце месяца надо вносить плату.

– Вы получите деньги во вторник утром. Он поморгал.

– Вы... вы можете? Арабелла вздернула брови.

– Извините! Я просто хотел сказать... – Мистер Франкот сцепил лежащие на столе руки, по всей видимости, не решаясь продолжить.

Пока Арабелла подписывала контракты с арендаторами, в комнате стояла тишина. У нее сегодня не было времени на этот театр. Требовалось еще просмотреть бухгалтерскую книгу, да и Уилсону надо было помочь отремонтировать колесо кареты'.

Как только она убрала перо с последнего подписанного листа, адвокат заговорил:

– Мисс Хадли, мне бы не следовало это говорить, но чувствую, что должен... Я знаю, как вы к этому относитесь... но... есть способ выплатить все долги вашего отца и еще иметь достаточно средств, чтобы вести достойную жизнь вам, вашему брату и тетушкам.

– Это законный способ?

Мистер Франкот от удивления открыл рот.

– Конечно, законный. Я бы никогда не предложил такой леди, как вы, такой воспитанной и образованной, ничего, кроме самого безупречного...

– Да-да, – перебила она, подавляя вздох. Ей надо было знать, что не следует поддразнивать такого серьезного человека. – Так что у вас за идея?

Он сделал глубокий вдох.

– Продать Роузмонт.

– Вы сошли с ума?

– Я понимаю, что ваша семья владеет им много лет...

– Почти триста лет!

– Именно поэтому его надо продать. Вы посмотрите на дом. Ведь он разрушается у вас на глазах. – Он обвел комнату рукой, и на мгновение Арабелла увидела ее глазами мистера Франкота: потертый и выцветший ковер, трещины в штукатурке, задымленный камин.

Арабелла опустила перо обратно в чернильницу.

– Пока стоит хоть одна стена, Хадли не покинут Роузмонт.

– Мисс Хадли, пожалуйста. – Он прижимал пальцы к гладкой поверхности стола, горло его нервно дергалось, пока он выбирал слова. – Есть покупатель. Очень заинтересованный покупатель.

– Мистер Франкот, я не продам Роузмонт. Ни сейчас, ни когда бы то ни было.

Он, как гребнем, провел пальцами по волосам.

– Даже с сегодняшними договорами об аренде вы не сможете собрать деньги, необходимые для выплаты лорду Харлбруку.

– В этом году у нас, как никогда, много ягнят. Даже больше, чем у сэра Лоутона.

– Даже если бы ваши овцы производили по сотне ягнят ежедневно, этого было бы недостаточно. А что касается арендаторов... – Он махнул рукой в сторону только что подписанных ею бумаг. – Вы больше потратите на содержание их домов, чем получите ренты. Вы делаете это ежегодно и отказываетесь меня слушать.

– Вы оставили бы этих бедных людей жить под худыми крышами и с ужасными дымящими дымоходами?

Он покачал головой, слегка улыбаясь, свет из окна мерцал в седых нитях его волос.

– Вы думаете сердцем, а не головой, мисс Хадли. Это делает вам честь как женщине, но не как дельцу.

Арабелла боролась с искушением достать свой тяжелый ящик, набитый деньгами, и швырнуть его в неподвижное лицо мистера Франкота. Вместо этого она придвинула ему бумаги:

15
{"b":"48","o":1}