ЛитМир - Электронная Библиотека

– Думаю, да. Он, по-видимому, был тогда распутником.

– Но разве распутник мог бы спокойно находиться в том месте, где напакостил? А он, судя по всему, чувствует себя здесь уютно.

– Точно, – сказала Джейн. – Я думаю, герцог изменился, а Арабелла еще не поняла это.

– Я не думаю, что она хочет это понять. – Округлые плечи Эммы опустились. – О, сестра, сможет ли она его когда-нибудь простить?

Джейн и Эмма молча сидели, одна рассеянно дергала свисающую нитку, другая покусывала губу. Наконец Эмма вздохнула, сунула руку в карман и, достав оттуда свою бутылочку, сделала большой глоток.

– Может быть, она его все еще любит. Джейн кивнула:

– Я тоже так думаю.

– Несмотря на его прошлое, я не понимаю, что, кроме счастья, может принести ей богатый титулованный поклонник. Особенно если он так хорошо...

– Развит, – поспешно закончила за нее Джейн. Не дожидаясь, пока Эмма проявит больше проницательности, Джейн потянулась за бутылочкой. Сморщив нос, она сделала быстрый глоток. Коньяк обжег ей горло. Она закашлялась, вернула бутылочку Эмме, потом достала кружевной платочек и изящно вытерла уголки рта. Огненная жидкость придала ей сил. – Надо действовать.

– Что мы можем сделать? Она не захочет подпустить его к себе. Может быть, убедить мистера Франкота, что ему следует возобновить свои ухаживания.

– Лучше уж пусть моим зятем будет распутник, чем этот противный червяк.

– Господь с тобой, Джейн! Мистер Франкот всегда был очень добр.

– Он не подходит Арабелле. А вот герцог... совсем другое дело. – Мистер Франкот не сумел бы поколебать самоуверенность Арабеллы. Он не смог бы заставить ее покраснеть и смущенно улыбнуться, а вот Люсьену все это удавалось. Между ее племянницей и гостем есть связь, и Джейн не может упустить такую возможность. Конечно, потребуется много ловкости, чтобы наладить отношения между ними. Но Джейн верила, что герцог способен одолеть упрямство ее племянницы. Мужчине с таким лицом и такой чудной фигурой достаточно лишь сделать усилие. Но ему придется использовать все имеющиеся в его распоряжении средства.

Может быть, стоит поговорить с герцогом. Да, именно это она и сделает. Она была уверена, что, когда объяснит ему его ошибку, он сумеет найти подход к Арабелле и сломить ее сопротивление. В конце концов, в этой игре на кон поставлены два сердца, и Джейн решила, что ни одно из них не будет разбито.

Довольная, она взяла свое вязанье и начала распутывать узлы.

Глава 9

Задумчивые взгляды, которые Люсьен бросал на ее племянницу за обедом, пробудили у Джейн надежду, а холодный отказ Арабеллы обратить на эти взгляды внимание еще больше вдохновил тетушку. Она дождалась, когда Арабелла уйдет к себе, и отправилась в библиотеку. Люсьен стоял у камина с сигарой в руке и смотрел на пламя.

Когда она вошла, он поспешно обернулся и бросил сигару в огонь.

– Лучше бы вы этого не делали, – сказала она, ободряюще улыбаясь. – Мой муж любил сигары. Теперь я скучаю по запаху свежего табака. – Она села в кресло и похлопала по подлокотнику другого, стоявшего рядом: – Присаживайтесь, ваша светлость. Я хочу с вами поговорить.

Его лицо сразу же помрачнело, но он выполнил ее просьбу.

Сев в кресло, он откинулся на спинку и с непроницаемым выражением стал смотреть на Джейн.

– Да?

Герцог, несомненно, умеет быть откровенным. Джейн это качество нравилось в нем почти в той же мере, что и титул.

– Я пришла предупредить вас.

– О? Мне грозит опасность?

– Арабелла рассказала мне о ваших... прошлых отношениях.

Он замер, скривив рот в горькой усмешке.

– Что она сказала?

В его голосе было что-то такое, что заставило ее еще больше выпрямиться.

– Не слишком много. Только то, что вы были с ней знакомы, соблазнили ее и уехали. – Джейн смотрела ему прямо в глаза. – Это правда?

– Да, – сказал он резко. – Все правда. Она вздохнула:

– Я боялась, что вы это скажете.

Люсьен порывисто встал и начал носком ботинка шевелить горящие угли.

– Я не стану вам лгать. Я был молодой беспечный повеса, нет таких слов, какими можно описать, кем я был. – Он махнул рукой, как будто пытаясь отогнать воспоминания, губы его сжались. – Я легко прошелся по чужой жизни, не думая о своей ответственности за это. Я не был готов занять место своего отца и за это пострадал, как и Арабелла. – Его горящие зеленые глаза на миг задержались на Джейн. – Но я никогда не забывал ее.

Досада в душе Джейн смягчилась. В его взгляде была такая искренность, такая глубина чувств, что у нее повлажнели глаза. Ради блага Арабеллы Джейн спросила:

– Вы ее любили?

Его рука сжалась в кулак.

– Да.

«Любители вы ее сейчас?» Эти слова жгли язык Джейн, но она их удержала. Она сомневалась, что он в этот момент осознает свои чувства. Пока рано. Вместо этого она мягко сказала:

– Вы глубоко ранили Арабеллу.

– Я наношу глубокие раны всем женщинам, которые появляются в моей жизни.

– Но Арабелла этого не заслужила. Она вас искренне любила.

Он отвернулся, но Джейн успела увидеть муку в его глазах.

– Я знаю.

Джейн ждала, что еще он скажет, но Люсьен стоял молча, понурив голову. Наконец тетушка сказала:

– Конечно, были какие-то особые обстоятельства. Может быть, вы заболели и не смогли вернуться?

– Если вы ищете оправдание моему поведению, то вы его не найдете. Тому, что я сделал, нет прощения. В то время я думал... – Он помолчал, на лице его было написано отчаяние. – Какая разница, что я тогда думал? Достаточно сказать, что я нанес непоправимый вред невинной девушке и с тех пор не перестаю сожалеть об этом.

Его боль была почти осязаема. Джейн долго молча смотрела на него, мысли вихрем проносились у нее в голове.

– Не буду говорить о том, что вы натворили. Что теперь об этом жалеть? К счастью, Арабелла скоро выходит замуж.

– За кого? – Вопрос прозвучал в тишине комнаты, как ружейный выстрел.

Джейн подавила улыбку.

– Лорд Харлбрук в последнее время становится все настойчивее...

– Нет. – У герцога заходили желваки. – Боже правый, Харлбрук настоящая свинья! Даже я это заметил, а видел его всего минуту. Вы не должны этого допустить.

– У меня нет выбора. В Роузмонте дела идут не слишком хорошо, а Арабелла чувствует себя ответственной за всех нас.

Он зашагал перед камином.

– Может быть, я смогу принять какие-то меры... прислать своего поверенного с платежным поручением... – Он остановился и устремил на Джейн безрадостный взгляд. – Она откажется.

– Скорее всего. Она унаследовала гордость рода Хадли, вы же знаете.

Он горько усмехнулся:

– Я заметил. Это меня в ней раздражает больше всего, хотя не могу себе представить Арабеллу другой. – По его губам пробежала улыбка. – Черт бы побрал эту женщину.

Джейн вынуждена была изо всех сил прикусить губу, чтобы удержаться и не вскочить со стула, заключив герцога в объятия. Что бы там ни произошло с мальчиком, которым был Люсьен Деверо, он превратился в незаурядного мужчину.

Идеального мужчину для Арабеллы.

Джейн придала своему лицу безразличное выражение. Ей предстояло еще многое сделать.

– Что прошло, то прошло. Я только хочу знать, ваша светлость, что вы намерены предпринять в будущем.

Он долго молчал, глядя на огонь. Огонь отражался на его лице, смягчая его своим золотистым мерцанием. Джейн вздохнула. Герцог в самом деле был необычайно красивым мужчиной. Ее взгляд скользнул по его широким плечам, потом вниз, к облегающим бриджам. Однажды Арабелла скажет ей спасибо за помощь. А если не скажет, то, значит, племянница еще глупее, чем Эмма.

Люсьен вздохнул:

– Вы правы, леди Мелвин. Я сделаю то, что должен был сделать, как только приехал.

Джейн наклонилась вперед, горло ее сжалось в надежде.

– Да?

Он плавным движением оттолкнулся от каминной полки.

– Я немедленно уеду. Я собирался... – Он резко тряхнул головой. – Но вы правы. Я скажу Гастингсу, чтобы он укладывал вещи, и, если получится, мы уедем сегодня же вечером.

20
{"b":"48","o":1}