ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Де Бюсси
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН
Честная книга о том, как делать бизнес в России
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии
Цветы для Элджернона
Музыка ночи
Спецуха
Дочь лучшего друга

Роберт помрачнел.

– Я беспокоюсь за Арабеллу. Тете Джейн и тете Эмме известно едва ли о половине того, что она делает, а я знаю про всю ее работу. – Он посмотрел на свои ноги с горькой улыбкой на губах. – Но я не в состоянии помочь.

– Не казни себя за то, чего не можешь изменить.

– Вам этого не понять, Уэксфорд. Вы всего лишь случайный гость. Вы не связаны с этим домом, как я.

Люсьен приподнял брови.

– Роузмонт твой дом.

– Я здесь нужен так же, как хромая лошадь. – Его плечи ссутулились. – Может быть, еще меньше. – Роберт поставил стакан рядом с собой и покосился на Люсьена. – Если уж мы устроили вечер откровений, то что вас удерживает в Роузмонте?

– Коньяк. Он великолепен.

– Ерунда. Должно быть что-то еще.

– Лондон надоел. Я впервые за много месяцев приятно провожу время.

– А как насчет моей сестры? – Роберт посмотрел прямо в глаза Люсьену. – Я был совсем маленький, когда вы приезжали к нам, но очень хорошо все помню.

Люсьен отпил из своего стакана. Такого разговора ему не хотелось. Но если ему суждено вернуться в жизнь Арабеллы, то, может быть, имеет смысл начать именно с этого, с человека, которого она любит и о котором заботится.

– Мне следовало бы догадаться, что ты помнишь то время.

– Вы знаете, что я запомнил лучше всего? – В голосе Роберта слышалась тоска. – То, как вы смотрели на нее. Хотел бы я когда-нибудь так смотреть на женщину... – Он замолчал и смущенно глянул на Люсьена.

– Мне не следовало уезжать. Я до сих пор об этом жалею.

Роберт долго рассматривал его, потом опустил взгляд на книгу в кожаном переплете, которая лежала у него на коленях, провел рукой по обложке.

– Мы все ошибаемся.

Люсьен подумал, не имеет ли он в виду свою юность, загубленную в кровавой бойне. Неожиданно для себя он сказал:

– Я обычно предпочитаю книги, которые по весу легче меня.

Роберт смущенно улыбнулся:

– Вообще-то я предпочитаю читать «Пост», но на днях нашел этот том. Это история нашей семьи. – Он пожал плечами. – Если он был хорош для капитана, то хорош и для меня.

– Для капитана?

Роберт показал на висящий над камином портрет:

– Видите? Он держит именно эту книгу.

Картина была исключительно хороша, выражение лица капитана казалось необычайно живым, синие глаза словно следили за каждым, в каком бы углу комнаты человек ни находился. Люсьен задумчиво рассматривал ее.

– Похоже, книга одна и та же.

– Конечно. Я в этом уверен. – Роберт пристально смотрел на книгу, в глазах его мерцал странный огонек. Осторожно, чтобы не повредить древние страницы, он открыл ее.

Люсьен не мог отделаться от мысли, что в интересе юноши было нечто большее, чем просто фамильная гордость. Он поднялся и заглянул Роберту через плечо.

Роберт захлопнул книгу и прижал ее к себе.

Люсьен приобнял его за плечи.

– Ты, конечно, увлечен историей своей семьи. Роберт кивнул. В лице его появилось упрямое выражение.

– Может быть, дать тебе перо и бумагу, чтобы ты начал чертить схемы? Я понимаю, что это очень важно.

– В этом нет необходимости.

– А может быть, – сказал Люсьен, оживляясь, – ты сумеешь убедить тетушек отодвинуть стену, чтобы разместить результаты твоих исследований.

– Вы слишком великодушны, – с сарказмом проговорил Роберт.

Люсьен повернулся к стене рядом с дверью.

– А вот здесь, – он склонил голову как бы в задумчивости, – можно будет поместить самые значительные находки. Если не хватит комнаты, ты можешь снести стены коридора.

У Роберта кривились губы от сдерживаемой улыбки.

– Хватит дурачиться.

– Тогда скажи мне, в чем дело. Я же вижу: что-то затевается.

Юноша поколебался, оценивающе глядя на Люсьена. Через некоторое время он пожал плечами.

– Хорошо, но вы будете смеяться и думать, что это глупо.

– Испытай меня, – сказал Люсьен. Учитывая гордость Роберта, он решил не смеяться, даже если юноша признается, что хочет оживить одного из своих славных предков с помощью заклинаний и дымящей свечи.

Роберт тонкой рукой провел по кожаному краю книги.

– Поскольку я не могу помочь Арабелле, работая в поле или следя за ремонтом в доме, я подумал, что мог бы попытаться... – он сделал глубокий вдох, – найти потерянные сокровища капитана.

Люсьен удивленно поднял брови, но промолчал. Щеки Роберта слегка покраснели.

– Вы считаете, что я сумасшедший.

– Глупости. Каждый мечтает найти сокровище. А если ты веришь, что можно определить место, где оно спрятано, тогда, несомненно, надо искать.

– Вы смеетесь надо мной.

– Вовсе нет, – спокойно ответил Люсьен.

Роберт долго пристально смотрел на него, потом облегченно вздохнул:

– Я думал, вы... Ну, я рад, что вы понимаете. – Он прокатил свое кресло вперед и открыл книгу. – Здесь так много указаний на то, что оно существует. Понимаете? Это летопись семейной истории, и в ней есть выдержки из дневника капитана. Капитан говорит о том, что спрятал целое состояние в драгоценных камнях для своей жены на случай, если он не вернется из очередного рискованного похода.

– Что бы ты сделал, если бы нашел сокровище? Легкая улыбка тронула губы Роберта.

– Арабелла всегда мечтала побывать в Лондоне. Это первое. Потом я хотел бы отремонтировать Роузмонт для тети Эммы и тети Джейн.

– А для себя? – Люсьен снова наполнил свой стакан. – Есть же что-то такое, о чем ты мечтаешь?

Роберт скользнул взглядом по своим бесполезным ногам, потом отвернулся.

– Одно время я мечтал о собственной яхте. Даже о целом флоте яхт.

– Будем надеяться, что капитан был бережливый человек.

– О, я надеюсь на большее, я надеюсь, что он был чрезвычайно богат.

Люсьен усмехнулся:

– Ради тебя я тоже буду на это надеяться. А теперь ложись спать, дерзкий юноша. Уже поздно, и сестра будет беспокоиться.

– Очень хорошо, – сказал Роберт недовольным голосом, хотя сам вынужден был подавить зевок, чтобы ответить. – И обещаю, что, когда проснусь, лихорадки у меня не будет. Если Арабелла обнаружит, что вы потчевали меня спиртным, она с удовольствием вышвырнет вас из дома.

– Она уже пыталась, – холодно ответил Люсьен. Роберт удивился:

– Не может быть. Арабелла никогда не бывает настолько невежливой.

– У нее была веская причина для недовольства. Но не волнуйтесь, молодой человек, я отказываюсь уехать.

Теперь усмехнулся Роберт. Он покачал головой и застенчиво улыбнулся:

– Я рад. Хорошо, когда в доме есть еще один мужчина. – В коридоре послышались быстрые шаги, и Роберт бросил: – Легка на помине!

Арабелла вошла в библиотеку.

– Вот ты где, Роберт! Я ходила смотреть, лег ли ты спать. – Она тревожно оглядела его и нахмурилась. – Почему ты в плаще?

Лицо Роберта потемнело, и Люсьен поспешил вступиться:

– Это я виноват.

– В самом деле? – холодно уронила Арабелла. – Полагаю, вы подстрекали его выйти на улицу в такую погоду?

Роберт вздохнул:

– Перестань, Белла. Люсьен не подстрекал меня ни к чему подобному. Я въехал из террасы, а он уже был здесь.

– Что ты делал на ули...

– Люсьен, – прервал ее Роберт, отворачиваясь, – может быть, завтра еще разок сыграем в шахматы?

– Это невозможно, – сказала Арабелла ледяным тоном. – Его светлость уезжает. – Она бросила тяжелый взгляд на Люсьена. – Рано утром.

– Нет, – к удивлению Люсьена, возразил Роберт. – Я пригласил его быть моим гостем.

Полные губы Арабеллы сжались в прямую линию.

– Ты пригласил его?

Роберт твердо выдержал ее взгляд.

– Роузмонт мой дом, не так ли? Она сглотнула, лицо ее помрачнело.

– Конечно.

– Я так и думал, – сказал он притворно мягким тоном. Потом повернулся и поймал взгляд Люсьена. Между ними промелькнуло что-то похожее на братское товарищество, прежде чем Роберт направил свое кресло к двери. – Я очень устал. Спокойной ночи, Арабелла. Люсьен, увидимся завтра.

Арабелла дождалась, пока закроется дверь, и сразу повернулась лицом к Люсьену. Ее глаза гневно сверкали.

22
{"b":"48","o":1}