ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путь журналиста
Стеклянная магия
Скрытая угроза
Кто эта женщина?
Бури над Реналлоном
Рестарт. Как вырваться из «дня сурка» и начать жить
Станция «Эвердил»
Смерть на винограднике
Рой

Эта мысль неожиданно позабавила его. Он стоит перед ней по пояс голый, почти синий от холода, а все ради того, чтобы добиться права вычистить конюшню. Он хохотнул.

– Надень рубашку, холодно.

– Ерунда. Здесь теплее, чем в большей части Роузмонта.

Арабелла заставила себя отвернуться от его широкой мускулистой груди. Хотя его слова и уязвили ее, она вынуждена была признать, что старый дом как будто впитывал первый зимний холод и удерживал его даже летом.

Арабелла предусмотрительно избегала смотреть на Люсьена. Если бы это был кто-то другой, она с радостью приняла бы помощь. Но ему она не доверяла. Люсьен Деверо был ищущий удовольствий распутник, чьи обещания стоили меньше, чем грязная солома у нее под ногами.

Однако, как бы она ни старалась, она не могла забыть лицо Роберта, когда он спросил, считает ли она его хозяином Роузмонта. Если бы Роберт потребовал, чтобы она перестала управлять имением, она сделала бы это с легким сердцем. Но с тех пор как он вернулся с войны, он ни к чему не проявлял интереса. Арабелла не могла отказать ему в единственной просьбе с момента возвращения: позволить Люсьену побыть его гостем.

Не подозревая о том, что она за ним наблюдает, Люсьен наклонился, чтобы поглубже воткнуть лопату в грязную солому. Арабелла нахмурилась. Проклятие. Как она собирается с ним спорить, если он стоит перед ней полуголый, покрытый пятнами солнечного света, а мышцы перекатываются под гладкой кожей, загорелой и такой приятной на ощупь? Невзирая на свой зарок, она уже не сводила с него глаз.

Он работал уверенно и ровно. В нем чувствовались врожденная грация и мужественность, которые вызывали у Арабеллы желание любоваться им, независимо от того, что он делал: скакал ли верхом, танцевал на многолюдном балу или работал, как простой крестьянин.

Он скосил на нее зеленые глаза.

– Ты всегда сама чистишь конюшни? Арабелла надеялась, что ее голос звучит ровно:

– Обычно этим занимается Нед, но сегодня он помогает одной из своих сестер. У него их три, и они, похоже, считают, что вправе им распоряжаться.

– А Уилсон?

Себастьян воспользовался удобным моментом и подтолкнул ее. Арабелла похлопала коня, довольная тем, что тот ее отвлек.

– Он вернется сегодня пополудни. Он помогает одному из арендаторов заделать дыру в крыше.

Люсьен лопатой складывал грязную солому в тележку.

– Сколько у вас арендаторов?

– Пять семей; они выращивают для нас овец. Мы получаем двадцать процентов ягнят и шерсти.

– Всего двадцать?

– Я не хочу, чтобы они голодали, – ответила она. Это был тот же аргумент, который она много раз приводила мистеру Франкоту.

Люсьен изогнул бровь.

– А сами вы не выращиваете овец?

– Уилсон, Нед и я слишком заняты. Мы обеспечиваем всем необходимым землю и дома, а арендаторы выполняют работу.

– А тетя Джейн поставляет питье для овец.

Она кивнула, затем, не в состоянии удержаться, выпалила:

– Люсьен... почему ты здесь?

– Я слишком тяжело ранен, чтобы путешествовать.

– Ты не смог бы держать лопату, если бы плечо еще болело.

Он некоторое время смотрел на нее. Его ресницы отбрасывали густые тени, отчего глаза казались почти черными.

– А может быть, мне понравилась вересковая пустошь. Она довольно красива.

– Не надейся, что я тебе поверю.

Он прищурился, воткнул лопату в землю и положил руки на черенок.

– А чему ты поверишь? Что я здесь для собственного удовольствия? И сижу здесь только потому, что хочу попытаться залезть к тебе в постель? – Он протянул руку и провел по ее губам большим пальцем, напряженно на нее глядя. – В это ты бы поверила, Bella mia?

Арабелла не могла ни двигаться, ни говорить. Все, что она могла, это смотреть на него, борясь с желанием, разбуженным его прикосновением. Его рука опустилась, коснулась ее шеи и застыла над тем местом, где под расстегнутым плащом виднелась рубашка. Сердце ее подпрыгнуло, и Арабелла ждала... ждала, то ли оно радостно понесется вскачь, то ли остановится вовсе.

Совладав с собой, она сделала неуверенный шаг назад.

– Тебе здесь нечего делать. Твое место в Лондоне.

Он опустил руку, лицо его потемнело. Не говоря ни слова, он вернулся к работе.

Арабелла сглотнула, чувствуя себя так, как будто она его обидела. Странным образом от этой мысли она почувствовала растерянность.

– На твоем месте я бы как можно скорее вернулась в Лондон. Здесь ты ничего не получишь.

– Правда? – Его пристальный взгляд прошелся по ней, вызывая покалывание в местах, о которых она предпочитала не думать. – Ты уверена? – От его голоса, мягкого и тихого, по ее телу пробежала дрожь возбуждения.

Арабелла вынуждена была сделать над собой усилие, чтобы не топнуть ногой. Ей мешало то, с какой легкостью он без слов дал понять, что задерживается из-за нее. Она почти ощущала прикосновение его взгляда, словно птичье перо касалось обнаженной кожи.

Конюшня вдруг показалась ужасно тесной, и Арабелле захотелось закрыть глаза, не смотреть на него, на его мускулистую грудь и красиво очерченные бедра, обтянутые узкими бриджами. Она повернулась и пошла в глубь помещения, довольная тем, что старые сапоги так стучат. Бормоча себе под нос о работе, которую ей надо сделать, девушка начала запрягать Себастьяна в телегу.

Краем глаза она наблюдала, как Люсьен бросил последнюю лопату в тележку, а потом через голову надел рубашку. Ткань натянулась у него на плечах, мягкими складками спадая на талию. С откинутыми со лба волосами, в расстегнутой рубашке, он выглядел диким и соблазнительным, как теплое сладкое печенье.

Пытаясь успокоить дыхание, Арабелла взяла целую охапку кольев, которые Уилсон приготовил для изгороди. С какой стати она смотрит на Люсьена, как помешанный теленок? Она начала грузить колья на телегу, держась к нему спиной, чтобы он не заметил, как пылают ее щеки.

– Я скоро вернусь, – заявила она. – Это нужно отвезти на южное поле. Изгородь надо починить до начала дождей.

– Тогда нам надо поторопиться. – Хриплый голос раздался прямо у нее за спиной, дыхание ласкало ухо.

Арабелла закрыла глаза, дрожь в теле мешала ей думать. Если она немедленно не отодвинется от него, ее предательское желание будет очевидно для единственного мужчины, который не должен был никак на нее влиять. Продолжая отворачиваться, она сказала:

– Спасибо, но я не нуждаюсь в твоей помощи. Увидимся, когда вернусь.

Он сделал вид, что не понял намека. Вместо этого он протянул руку, взял у нее оставшиеся колья и отнес их в телегу. Он положил их поверх других, не обращая внимания на то, что портит свою превосходную рубашку.

Она со вздохом решила, что это еще одно различие между ними. Герцог Уэксфорд не считается с ценой простой сорочки, даже если она стоит больше, чем два платья Арабеллы.

– Гастингсу не понравится, что ты испортил рубашку.

Люсьен сделал вид, что не слышит, и продолжал грузить колья вместе с ней, уступая ей дорогу, когда оказывался у нее на пути к телеге. После того как последний колышек оказался погружен, Люсьен покосился на нее:

– Это все?

– Да. – Она поплотнее запахнула плащ. – Если тебя не затруднит, скажи, пожалуйста, миссис Гинвер, что я вернусь к обеду. – Не дожидаясь его ответа, она забралась в повозку и уселась прямо посередине сиденья, чтобы больше никому не осталось места.

Она взяла в руки вожжи, чувствуя, что Люсьен на нее сердито смотрит. Ее грудь дрогнула, как будто он прикоснулся к ней прямо сквозь тяжелый шерстяной плащ. Внезапно Люсьен забрался на сиденье рядом с ней. Он бесцеремонно отодвинул ее бедром, его крупное тело прижалось к ее телу, широкие плечи оказались притягательно близко.

– Что ты делаешь? – спросила она, отодвинувшись так, что край сиденья впился ей в бедро. Весь правый бок словно горел от его прикосновения.

– Помогаю тебе, – сказал он.

– Слезь, пожалуйста.

Он откинулся назад, прочно поставив ноги на пол, лицо стало непроницаемым.

25
{"b":"48","o":1}