ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обжигающие ласки султана
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Тайная жизнь влюбленных (сборник)
Он мой, слышишь?
Когда говорит сердце
Издержки семейной жизни
Дневник «Эпик Фейл». Куда это годится?!
Девушка из кофейни
Метро 2035: Питер. Война

Его лицо потемнело.

– Значит, я буду сидеть на том выступе.

–Лэму и Туэксу это не понравится. Как видите, там только одна постель.

Лэм важно кивал, Туэкс ухмылялся и разминал свои огромные руки.

Контрабандист показал на тоннель, ведущий к скалистой тропе на Роузмонт:

– Я выйду вон там.

– Вы очень храбрый человек, – восхищенно сказала Арабелла. – Я думаю, это будет не самый худший способ умереть.

– Умереть?

– Блуждая по пещерам без еды и без воды, в темноте до конца своих дней. Думая, что в каждом углу таится выход на поверхность, и с каждым шагом забираясь все глубже и глубже.

Боулдер втянул голову в плечи.

– Я бы нашел выход, если было бы нужно. Уилсон фыркнул:

– Ты бы умер от голода, до того как нашел выход. Или змеи тебя прикончили бы.

– Здесь есть... змеи? Туэкс кивнул:

– Толще, чем моя рука. – Для большей выразительности он согнул руку.

Мистер Боулдер, казалось, не мог отвести глаз от его массивной мускулатуры. Он провел ладонью по влажному лицу.

– Я... я оставлю вам два бочонка, но не больше.

– Мы платили за три.

Тихо ругаясь, Боулдер схватил ближайшую бочку, придвинул ее себе под ноги и уселся на нее толстым задом.

– Можете брать все, кроме этой, – сказал он с воинственной миной. – Это мое последнее предложение.

Раздался глухой удар. Рядом с толстой ляжкой Боулдера в дерево бочки вонзился нож. Контрабандист подпрыгнул и с яростью посмотрел на Туэкса:

– Ты что делаешь, сукин сын?

Туэкс потер щеку. Раздался громкий царапающий звук.

– Он выскользнул, – сказал он наконец.

– Идиот! Ты мог меня убить!

– Ладно, мистер Баджер... – начал Уилсон.

– Я Боулдер. Б-О-У-Л-Д-Е... О! – прервал он себя, покраснев. – Я попусту трачу слова на таких, как ты.

Уилсон высокомерно сказал:

– Я знаю буквы. Знаю. И цифры знаю лучше многих. Арабелла поспешила вмешаться:

– Я уверена, что наш гость хочет оставить все три бочки, которые он нам должен. Не правда ли, мистер Боулдер?

Туэкс вытащил свой нож из бочки и начал им подрезать ногти с таким невинным видом, что насторожил даже Арабеллу.

Мистер Боулдер не сводил глаз с ножа.

– Вы за это заплатите, вы все!

– Пора тебе уползать в свою нору, Боулдер, – сказал Уилсон. – Больше мы с тобой дел вести не будем.

– Вода прибывает, – заметил Лэм. Он забрался в маленький ялик, сел, взялся за весла и вопросительно посмотрел на Боулдера. – Лучше завязывай покрепче свой шарф. Если заподозрю, что подглядываешь, выколю глаза и выкину тебя за борт.

Боулдер бросил последний свирепый взгляд на бочку.

– Будьте вы все прокляты! – прорычал он. Резкими движениями он забрался в лодку и снова завязал глаза шарфом.

Уилсон показал пальцем на Лэма:

– Ссади его на берег и тут же возвращайся.

Лэм кивнул, и Туэкс оттолкнул лодку. Мистер Боулдер вцепился в борта и нервно взвизгивал, пока лодка выравнивалась. Лэм ухмыльнулся и начал грести, скользя к выходу из пещеры, а затем к морю.

Арабелла размотала закрывавший лицо шарф и повернулась к Уилсону:

– Какой отвратительный человек.

– Подонок. Но он меня беспокоит меньше, чем констебль.

Арабелла взглянула на Туэкса:

– У вас были трудности?

– Ну, констебль не очень-то помогал.

– Что это значит? – спросил Уилсон, с отвращением глядя на племянника. – Что он не помогал вам грузить бочки? Или стрелял в вас, когда вы отплывали?

– Нет. Но он сидел на дороге из Уитби и подкарауливал нас.

– Ну и?.. – спросил Уилсон.

– Ничего. Он просто смотрел. Лорд Харлбрук тоже был с ним.

– Надо будет понаблюдать за ним. – Арабелла вытащила из кармана лист бумаги и расправила его на бочке. – После возвращения Лэма можете начинать поставки. Две бочки коньяка в «Красного петуха», одну в «Королевского оленя» и четыре бочки для «Печальной монашки».

Туэкс кивнул и сунул бумагу себе в карман. Вода прибывала. Еще несколько дюймов – и дойдет до выхода, ведущего к тоннелю, из которого можно было попасть на тропинку в скалах.

– Пойдем, Уилсон, – сказала Арабелла. – Вода поднимается.

Уилсон и Арабелла вышли из пещеры, слеша вернуться до начала приближающейся бури. Арабеллу встревожила стычка с контрабандистом. Местонахождение их пещеры теперь навряд ли долго останется тайной. Хоть и трудно будет это сделать, но придется найти другое укрытие.

Уилсон и Арабелла благополучно добрались до скалистой тропинки и проследовали мимо дуба через сад. Там они молча разошлись. Уилсон отправился в сторону сарая, а Арабелла поспешила к мраморной террасе. Едва она добралась до нижней ступени, как хлынул дождь.

Арабелла, спотыкаясь, прошла по скользкому мрамору к дверям библиотеки и мокрыми окоченевшими руками еле открыла дверь.

К ее удивлению, в камине потрескивали дрова и в комнате было тепло. Стуча зубами, она быстро подошла к огню. Арабелла дрожала от холода, с нее капала вода, образуя мокрое пятно на коврике вокруг ног.

– Где ты была? – раздался голос в тишине комнаты. Арабелла вздрогнула и обернулась. В красном бархатном халате, надетом поверх бриджей, в кресле сидел Люсьен. Его кожа отливала золотом в теплом свете камина, глаза казались темнее и ярче. Халат был слегка распахнут, открывая широкую грудь и притягательную полоску черных волос, сужающуюся книзу и исчезающую под завязанным поясом. Собравшаяся складками ткань обрисовывала каждую напряженную мышцу. От увиденного Арабеллу бросило в жар и зубы перестали стучать. Она глубоко вздохнула.

– Я ходила в конюшню взглянуть на лошадей.

Он встал с кошачьей грацией, губы недовольно поджались. Свет скользнул по его волосам и лицу.

– Я искал тебя в конюшне. Тебя там не было.

Арабелла почувствовала себя уязвимой: она стояла насквозь промокшая, пряди волос прилипли к щекам. Уязвимой, но сгорающей от желания. Люсьен обошел вокруг нее, разглядывая мокрый, бесформенный плащ, облепивший ягодицы, и грязные сапоги. Он пожирал ее взглядом, одновременно осуждающим и чувственным.

Арабелла вздернула подбородок.

– Я не обязана перед тобой отчитываться.

Люсьен схватил ее за отвороты плаща. Арабелла быстро отступила назад, но, натолкнувшись на низкий табурет, пошатнулась.

Люсьен подхватил ее, двигаясь с проворством хищника. Его руки поймали ее прежде, чем она упала, и потянули вверх. Как только она восстановила равновесие, он сорвал с нее плащ и бросил на пол.

– Ты знаешь, какой холод на улице? – От него исходили дикий гнев и мощная чувственность, от которой у Арабеллы перехватило дыхание. – Только безумец станет бродить в бурю зимой.

Она успокоила бешено бьющееся сердце, онемевшие губы едва шевелились.

– Пока не пошел дождь, было не так холодно.

Его взгляд скользнул по ее волосам, по лицу, по губам, спустился к почти прозрачной ткани блузки, прилипшей к груди. Арабелла скрестила руки, жар смущения моментально согрел ее. Крупная капля воды скатилась по щеке, чуть не упав ей в рот.

Люсьен смахнул каплю, обводя пальцем вокруг губ.

– Где ты была, Белла? Что ты делала на улице?

Ей было невероятно трудно заставить мозг соображать.

– Я... я навещала одного арендатора... Он до боли сжал ей руку.

– Не лги мне.

Он вдруг притянул ее к себе и впился ей в губы яростным поцелуем. Это настолько потрясло ее, что она оттаяла, ее замерзшее тело инстинктивно потянулось к его горячей плоти. Желание захлестнуло ее, сметая сопротивление, уничтожая все мысли.

Он с силой стиснул ее в объятиях, его пальцы что-то жадно искали сквозь ткань. Арабелла вздрогнула от жара его рук, когда он гладил ее сквозь мокрую блузку, притягивая все ближе к себе, так что ее едва прикрытая грудь прижалась к его голой груди. Она обвила его шею руками и приоткрыла рот, теряясь от его бурного натиска.

С приглушенным ругательством Люсьен разомкнул объятия, его дыхание гулко отдавалось в тишине комнаты.

– Белла. – Он обхватил ладонями ее лицо, пальцы запутались в мокрых волосах. Он смотрел на нее жадным взглядом. – Я хочу тебя.

35
{"b":"48","o":1}