ЛитМир - Электронная Библиотека

Она открыла глаза, воспоминания ночи прогнали остатки сна. Она попыталась сесть, но теплая мускулистая нога прижала ее к кровати. Люсьен. Она повернула голову и стала пристально на него смотреть. Его густые черные волосы спадали на лоб и смягчали черты лица. При виде такой мужской красоты рядом с собой Арабелла вздохнула. Прошлой ночью, по крайней мере на какой-то миг, он принадлежал ей. Эта мысль ее согрела.

Снова раздался резкий стук. Испуганная Арабелла повернулась к тяжелой дубовой двери и сквозь виноградную лозу, увивавшую окно, увидела любимый синий капор тети Джейн. У нее перехватило дыхание, и она нырнула под одеяло, высунув оттуда руку, чтобы найти на полу свою разбросанную одежду.

Ленивый голос медленно прошептал ей на ухо:

– Резвая девица, ты разбудила меня, зарывшись под одеяло. – Люсьен взял ее руку и прижал к своему естеству, такому теплому и мягкому со сна. – Ты, случайно, не это сокровище так активно ищешь?

Она отдернула руку.

– Прекрати! Кто-то стоит за дверью.

– Пусть себе развлекаются. – Его руки начали блуждать по ее бедрам, груди и сразу возбудили ее. – У меня есть планы относительно вас, миледи. И в них, кроме нас двоих, никому нет места.

– Тетя Джейн стоит за дверью!

Это его остановило. Он поднял голову. Снаружи доносились неясные голоса, как будто кто-то совещался.

– Как они нас нашли? – в отчаянии спросила Арабелла. Она знала, что произойдет, и не собиралась сидеть безучастно, пока ее тетушки будут стыдить Люсьена, заставляя его на ней жениться. Она едва справилась с желанием заползти под кровать и там спрятаться.

Люсьена, казалось, опасность не волновала. Он с улыбкой смотрел на губы Арабеллы.

– Может быть, если мы не будем обращать на них внимание, они уйдут?

Или взломают дверь и ворвутся, чтобы увидеть свою племянницу голую, в постели с герцогом. Тетя Джейн подумает, что она умерла и вознеслась на небо. От этой мысли Арабелла пришла в ужас и резко села, свесив ноги с кровати.

Мускулистая рука Люсьена обхватила ее талию. Плавным, легким движением он снова положил ее рядом с собой и подоткнул одеяло.

– Лежи, – шепотом скомандовал он ей на ухо. – Слишком холодно, чтобы вставать.

– Что, если они войдут?

– Тогда ты должна будешь им сказать.

– Что сказать?! – воскликнула она, задетая тем, что он собирается всю тяжесть покаяния возложить на ее плечи.

– Что на этой кровати больше ни для кого нет места. В самом деле, – он провел носом по ее шее, – здесь места достаточно только для нас двоих.

– Люсьен, я никогда не скажу такую непристойность!

– Придется, – прошептал он ей в волосы. – Я буду слишком занят, прикасаясь к тебе, целуя тебя. – Он прижался к ней, и твердость его плоти сказала ей, что он готов снова заняться с ней любовью.

– Прекратишь ты наконец? – Она оттолкнула его руку, иначе невозможно было даже думать. – Люсьен, тетя Джейн заглядывала в окно. Она, должно быть, уже знает. Я скажу им... – Она печально замолчала.

Он на миг перестал перебирать ее волосы и повернулся к ней лицом. В его взгляде сверкала решимость.

– Что ты им скажешь, Арабелла?

– Что мы с тобой не... что мы просто спали здесь, потому что началась буря и... и больше ничего.

Он долго пристально смотрел на нее.

– Нет.

От досады она заскрипела зубами. Сейчас ее тетушки, наверное, решают, какого цвета будет ее подвенечное платье. Ее охватила паника.

– Нам надо одеться!

Она попыталась выпростать ноги из одеяла, но Люсьен крепко удерживал ее, его дыхание теплом обдавало ей шею.

– Слишком поздно, дорогая.

– Но они в любую минуту могут открыть дверь и застать нас.

Он уткнулся носом ей в шею.

– Гм, от тебя пахнет корицей.

– Это от пудинга Мэри, бестолочь! Неужели ты не понимаешь...

Он прервал ее требовательным поцелуем, руки его в это время скользнули по ее груди, животу. Еще не осознав, что он собирается делать, Арабелла уже выпустила свою страсть на свободу: ее тело выгнулось навстречу Люсьену.

Люсьен опустил руку вниз, и его пальцы начали неспешное путешествие по изгибу ее колена, внутренней стороне бедра и остановились в нескольких дюймах от тугих черных завитков. Отсюда была всего секунда до душераздирающего удовольствия. И когда он прикоснулся к ним, легко погладив своими длинными пальцами, он привел ее в состояние такого сильного возбуждения, что она забыла и о шепоте за дверью, и о том, что они находятся в доме среди леса. Она забыла обо всем, кроме того, что лежит голая в его объятиях.

Вдруг дверь распахнулась и в предрассветных сумерках возник силуэт тети Джейн с фонарем в руке. Неожиданно яркий свет вернул Арабеллу к действительности.

– Смотри, – прошептал Люсьен на ухо Арабелле, – вот шествует Справедливость, держа над головой фонарь Истины.

Она крепко толкнула его локтем.

– О мой... – залепетала тетя Джейн. – Я... я никогда не думала... Я не понимала... мы об этом не догова...

За спиной у тети Джейн стояла тетя Эмма, глаза ее были широко раскрыты, рот напоминал совершенную букву «О».

В дом быстрым шагом вошел викарий Хейтон с красным от холода носом.

– Ну, вот мы и прибыли, достопочтенные дамы. Я привязал коляску. Уверен, что вы нашли наших пропавших... —

Возглас возмущения, исторгнутый викарием, наверное, был слышен в соседнем графстве.

Арабелла упала на самодельную подушку и натянула одеяло себе на голову. «Господи, пожалуйста, я никогда больше ни о чем не попрошу. Сделай так, чтобы они все ушли».

Повисла неестественная тишина. Потом Люсьен сказал:

– Гм... извините меня, леди Мелвин. – Не дожидаясь ответа, он залез под одеяло и прошептал Арабелле на ухо: – Мне не хочется тебя беспокоить, дорогая, к тому же я знаю, что ты устала от наших упражнений, но нам придется встать.

– Вставай, – прошипела она, поворачиваясь к нему лицом. Свет фонаря проник сквозь одеяло, окрашивая все в мягкие желтые тона. – Я тебя не держу.

Его глаза вспыхнули странным огнем.

– Нет?

– Нет. Делай что хочешь, я остаюсь здесь.

– Как долго?

– Если понадобится, то навсегда.

– Ты умрешь от голода.

– Ну и пусть, – крикнула она.

Тетя Эмма громко кашлянула, но тетя Джейн была не так осторожна. Она во весь голос сказала:

– Викарий Хейтон, как быстро вы сможете их обвенчать? Пока викарий бормотал в ответ что-то бессвязное, Арабелла повернулась к Люсьену:

– Здесь довольно темно. Может быть, они меня как следует не рассмотрели?

Он удивленно поднял брови, а она продолжала:

– Ты мог бы им сказать, что оставил меня у Марчей, а женщина под одеялом не я, а кто-то еще. Они поверят, потому что ты не ангел, и...

– Нет. – Люсьен обхватил ладонями ее лицо и провел большим пальцем по ее полной нижней губе. – Арабелла, ты не можешь ожидать, что я скажу твоим тетушкам, что встретил в лесу женщину и соблазнил ее.

– Почему нет? – спросила она. Ее пальцы вцепились ему в запястье и оттолкнули его руку.

– Извините! – Голос тети Джейн раздался прямо у них над головами, как будто она склонилась над кроватью. – Мы с викарием Хейтоном хотели бы поговорить с вами обоими. Не могли бы вы вылезти из-под одеяла?

Арабелла стиснула зубы, все ее тело словно одеревенело. Она посмотрела на Люсьена, и он увидел, что на глаза ей навернулись слезы.

– Я не могу, – прерывающимся голосом прошептала она. – Не сейчас. Не так.

Он убрал с ее лба завиток.

– Нет?

Она покачала головой, по щеке покатилась слеза.

Люсьен стер ее поцелуем, тень тревоги на миг омрачила его лицо. Но все складывалось так удачно, и чем скорее она это поймет, тем лучше.

– Хочешь, чтобы я поговорил с твоими тетушками? Арабелла с несчастным видом кивнула, побежала вторая слеза.

– Очень хорошо. – Он быстро поцеловал ее в щеку и поднял одеяло так, чтобы была видна только его голова.

– А, леди Мелвин. Нам с Арабеллой нужно немного времени, чтобы успокоиться.

52
{"b":"48","o":1}