ЛитМир - Электронная Библиотека

– Успокоиться? – Глаза тети Джейн сузились, рука потянулась к одеялу. – А что случилось?

– Ничего. – Люсьен обнял замерзшую Арабеллу и притянул к себе поближе. Она прижалась к нему и спрятала лицо у него на груди. – Мы немного... э-э... ошеломлены таким количеством гостей.

Тетя Джейн смотрела на него ястребиным взглядом. То, что она прочла по его лицу, должно быть, успокоило ее, потому что напряжение в ее облике спало и она коротко кивнула:

– Полагаю, вы должны одеться, прежде чем говорить с викарием.

Арабелла что-то протестующе пробормотала в грудь Люсьену, и прикосновение ее теплого дыхания к обнаженной коже заставило его сердце быстрее биться. Он прокашлялся.

– Да, нам понадобится больше времени. Нам нужно будет время, чтобы подготовиться к разговору с викарием.

Тетя Эмма потянула тетю Джейн за кружевной рукав:

– Джейн, ради всего святого, оставь их в покое, чтобы они могли одеться.

– Но мы не можем оставить их здесь! Священник поджал губы.

– Леди Мелвин права. Мы не должны оставлять их одних в таком положении. Это крайне непристойно.

Тетя Эмма неизящно фыркнула:

– Почему? Прелюбодействовать больше, чем они это уже сделали, они не смогут.

Люсьен едва сдержал смех, чем вызвал осуждающий взгляд священника.

Тучный викарий издал возмущенный вздох и направился к двери, резко бросив через плечо:

– Мы с вашей светлостью встретимся через час в Роузмонте, если вам угодно.

– Да, сэр, – кротко ответил Люсьен.

– Прекратите! – крикнула Джейн. – Мы привели Сатану, привяжем его снаружи. – До того как выйти, она уставилась на одеяло, под которым пряталась Арабелла, затем протяжно вздохнула и зашагала к выходу. Тетя Эмма последовала за ней, виновато улыбнувшись Люсьену и заботливо притворив за собой дверь.

Люсьен вздохнул, потом поднял одеяло у себя над головой и присоединился к Арабелле в ее самодельной палатке.

Арабелла взглянула на него, волосы нимбом вились у нее вокруг лица, нос покраснел.

– Что будем делать?

– Мне кажется, дорогая, что нам с тобой надо пожениться.

– Нет.

Страстность ее отказа заставила его поморщиться, хотя он и ожидал этого.

– Почему?

Она отвернулась, закрыла лицо руками и ответила приглушенным голосом:

– Ты не хочешь на мне жениться, а у меня нет желания выходить за тебя замуж.

– Я об этом ничего не знаю. – Взгляд Люсьена заскользил по прелестным изгибам ее спины к округлостям ягодиц. – Может быть, твоя тетя права. Это не совсем то, что мы планировали, но есть много доводов в пользу того, чтобы мы поженились.

– Назови хоть один, – бросила она через плечо.

– Ну, во-первых, ты обесчещена. Тебе необходимо выйти замуж.

– Нет, – сказала она настолько уверенно, что он взял ее за запястье и повернул к себе лицом.

– Почему нет? – спросил он.

– Потому что я была обесчещена, когда мне было шестнадцать. Нельзя быть обесчещенной дважды.

– Я хотел бы попробовать, – прошептал он, целуя ее в розовое ухо.

Она шлепнула его:

– Прекрати. Это серьезно.

– Да, мэм, – кротко произнес он и усмехнулся, когда она взглянула на него. – Есть и другие доводы в пользу брачного союза. Например, подумай, как тяжело придется твоим тетушкам, если викарий кому-нибудь скажет о том, что здесь видел.

Это произвело желаемый эффект, потому что Арабелла покраснела, но потом овладела собой.

– Моих тетушек больше всего расстроит то, что я упустила шанс стать герцогиней.

– А это еще один довод: ты будешь герцогиней. Подумай, какое удовольствие ты от этого получишь. – Он прижался щекой к ее волосам. – Только представь себе лицо лорда Харлбрука, когда он вынужден будет называть тебя «ваша светлость».

Она прикусила губу.

– Ему это будет неприятно?

– Еще как!

Она посмаковала это видение, потом тяжело вздохнула и покачала головой:

– Нет, я не хочу быть герцогиней. У меня слишком много дел здесь.

Люсьен пожал плечами:

– Как хочешь. Но мне посчастливилось стать очень богатым герцогом, Белла. Подумай о ремонте, в котором так нуждается Роузмонт и на который у тебя не хватает средств.

Она повернулась к нему, ее большие карие глаза были серьезны.

– Люсьен, если бы мы были женаты и я сказала бы тебе, что мне нужна некоторая сумма денег, ты дал бы их мне, не задавая вопросов?

– Да, – ответил он не раздумывая. – «Во что же, черт подери, она опять вляпалась?»

– Даже если я попрошу десять тысяч фунтов? Десять тысяч? Под ее пристальным умоляющим взглядом его губы изогнулись в улыбке.

– Это будет моим свадебным подарком. Она просияла:

– Правда?

– Все, чего пожелаешь. – Он взял прядь ее волос и провел ими вдоль изящной линии щеки. – Видишь ли, мне нравится мысль, что ты можешь стать моей герцогиней.

Она нахмурилась и повернулась, чтобы видеть его лицо.

– Люсьен, ты назвал мне столько причин, по которым я должна выйти за тебя замуж, а какие причины есть у тебя, чтобы жениться на мне?

«Потому что люблю тебя до безумия!» Эти слова рвались с его губ, но он спрятал их за небрежной улыбкой.

– Я старею, и пора остепениться. Она продолжала хмуриться.

– Ты говорил, что твоя тетя всегда торопила тебя жениться.

– Кажется, я употребил слово «приставала». Если я женюсь, она от меня отстанет. – Он обвел пальцем линию ее бровей. – Особенно если в будущем году мы произведем на свет наследника.

Он заметил какую-то искру в глубине ее глаз, но продолжал стоять на своем. Их брак будет страстным. Она станет его женой в полном смысле этого слова.

Люсьен провел по ее щеке тыльной стороной ладони.

– Я наблюдал за тобой у Марчей, Белла. Ты хочешь иметь детей.

– Да. Когда-нибудь.

– Ты мечтаешь о них, как и я.

– Я... я думаю, да. Просто никогда не думала иметь их вот так.

«Выйдя замуж за нелюбимого человека». Она этих слов не произнесла, но Люсьен их тем не менее услышал. При этой мысли в сердце у него кольнуло. Однажды он потерпел неудачу в любви и теперь не хотел испытать новое разочарование. Для них обоих будет лучше, если он будет твердо держать себя в руках.

Он сглотнул застрявший в горле ком.

– Есть еще одна причина, по которой нам следует пожениться. Констебль Роббинс никогда не посмеет обвинить в контрабанде герцогиню Уэксфорд.

– Да, но он все еще обвиняет Уилсона.

– Мы отправим Уилсона в одно из моих Дербиширских поместий. Констебль не будет знать, где его искать. – Он наклонился и поцеловал ее ухо. – Bella mia, подумай только: больше ни холодных пещер, ни дел с людьми, подобными Боулдеру, чтобы обеспечить тетушкам достойную старость.

Он знал, что, сказав это, попал в точку, потому что на лице Арабеллы появилось мечтательное выражение. Люсьен продолжал, чтобы не дать ей опомниться.

– К тому же в Лондоне есть врачи, – мягко пробормотал он, водя вверх и вниз по ее руке. – Врачи, у которых есть опыт в лечении таких больных, как Роберт.

Она повернулась к нему лицом, в глазах ее замерцала надежда.

– О, Люсьен! Ты думаешь, они смогут его вылечить?

– Я не знаю, дорогая. Но как только мы поженимся, мы это выясним. – Он молился в душе, чтобы найти врача, который знал бы хоть что-то о необычном параличе Роберта. Даже если ему придется перевернуть по кирпичику весь Лондон, он найдет человека, который сумеет помочь ее брату.

Она смотрела на него, явно разрываясь между страхом и надеждой. На какой-то миг Люсьен почувствовал себя последним мерзавцем на земле. «Это ложь во спасение», – сказал он себе.

В конце концов она глубоко вздохнула, и этот вздох прозвучал как признание поражения.

– Хорошо, я выйду за тебя замуж.

Люсьен тихо засмеялся, прижал ее к себе и зарылся лицом ей в шею. Видит Бог, все было не так уж блестяще, но ведь это было только начало.

И больше, гораздо больше, чем он заслуживал.

Глава 23

Люсьен и Арабелла поехали в Роузмонт верхом на Себастьяне и Сатане на час позже, чем пообещали тете Джейн. Люсьен отказался вставать, не воспользовавшись еще раз уединенностью их импровизированной кровати.

53
{"b":"48","o":1}