ЛитМир - Электронная Библиотека

Камердинер поклонился:

– Может быть, попросить, чтобы она принесла и мармелада?

– Нет, – сказала Эмма задумчиво. – Но можете спросить, какие комнаты может занять наша гостья. – Она сделала неопределенный жест. – Я уверена, что-нибудь уже готово.

– Конечно, – сказал Гастингс, ничем не выдав свои мысли.

Лайза нервно пригладила платье.

– Право, мне не хочется быть обузой. Может быть, мне устроиться где-нибудь в другом месте?

– Глупости! Роузмонт славится своим гостеприимством. Мы не позволим вам остановиться где-то в другом месте.

– Вы слишком добры.

Эмма весело помахала рукой и улыбнулась, глаза ее за стеклами очков казались огромными.

– Ничего странного в том, что вы желаете остаться, дорогая, потому что свадьба и все такое. Нам надо многое спланировать, вы понимаете. Еда, зелень для украшения каминов, приглашения...

– Извините, – вежливо спросила Лайза, – но чья предстоит свадьба?

Эмма заморгала.

– Да, вы же еще ничего не знаете. Как очаровательно! Ваш брат женится на моей племяннице, мисс Арабелле Хадли. – Она похлопала Лайзу по обмякшей руке. – Вы ее полюбите. Ее все любят.

– Мой... мой брат собирается жениться? Вы наверняка ошибаетесь.

– О нет! – сказала тетя Эмма. Она посмотрела на Люсьена: – Разве я не права, ваша светлость? Ведь вы женитесь на моей племяннице?

Он хмуро кивнул. Лайза сглотнула.

– Н-но ты никогда ни слова не говорил... никогда не писал и...

– У меня не было времени.

– О да, – сказала Эмма с рассеянной улыбкой на полном лице. – Видите ли, мы узнали, что они собираются пожениться, только сегодня утром, когда мы вошли, а они...

– Не думаю, что моей сестре надо знать все подробности, – твердо сказал Люсьен. Он подозрительно покраснел и быстро взглянул на Лайзу: – Полагаю, то, что ты приехала, даже к лучшему. По крайней мере будешь здесь во время церемонии.

– Вы женитесь до Рождества?

– Завтра, если мне удастся это устроить.

– Но...

– Мы обсудим это позднее, – сказал он, многозначительно глядя на Эмму. – А я пока принесу остальные твои чемоданы.

До того как она успела возразить, он вышел. Лайза сжала руки в кулаки. Ей все стало ясно. Каким-то образом Арабелла Хадли обманом заставила брата жениться. Ничего удивительного, что он расстроился, увидев на пороге сестру. Он гордый человек и не хочет, чтобы были свидетели унизительной свадьбы с гнусной интриганкой.

Сердце Лайзы наполнилось праведным гневом.

– Где мисс Хадли? Я хотела бы с ней познакомиться.

– О, она спустится, как только примет ванну. – Леди Дарем взяла Лайзу за руку и твердо повела девушку в маленькую гостиную. – Входите, выпейте чаю, пока вам готовят комнату, и расскажите, как вы доехали.

У Лайзы не осталось выбора, и она последовала за Эммой. Позднее, поев холодного мяса и хлеба с маслом и выпив особого тонизирующего чая, приготовленного миссис Гинвер, Лайза стояла у окна своей спальни. Тетя Эмма была столь же болтлива, сколь наивна, и Лайзе понадобилось совсем немного времени, чтобы выпытать у нее все обстоятельства женитьбы Люсьена. Лайза хмурилась, думая о том, как брат постоянно предостерегал ее от внимания мужчин, которые интересуются только ее состоянием. Теперь какая-то бесстыжая хищница явилась и заманила его в ту же самую ловушку.

Лайза фыркнула. Хорошо, что она приехала в Роузмонт именно сейчас. Она найдет мисс Хадли и сама увидит, что за женщина так подло себя ведет.

Одержимая праведным гневом, Лайза вышла из комнаты и спустилась по лестнице. Дверь в маленькую гостиную была закрыта, но оттуда доносился неясный гул голосов. Она поколебалась и уже готова была постучать, раздумывая, вправе ли туда вторгаться. Но тут она подумала, что в комнате может быть вовсе не Люсьен с бессовестной мисс Хадли, а кто-то другой, и опустила руку.

Когда она собралась уже вернуться к лестнице, ее внимание привлек серебристый свет под дверью в дальнем конце коридора.

Она быстро на цыпочках подошла к ней и прислушалась, но оттуда не доносилось ни звука. Заинтригованная, она отворила дверь и вошла. У камина в инвалидном кресле сидел мужчина с огромной книгой в руках.

Лайза кашлянула.

– Извините. Я не думала, что здесь кто-то есть. Мужчина повернул голову, и она увидела, что он гораздо моложе, чем ей сначала показалось. Волосы у него были каштановые, темно-коричневые с рыжим отливом, и вились надо лбом, явно нуждаясь в стрижке. Если бы глаза его были темные, а не серебристо-серые, он выглядел бы точно так же, как она представляла себе страдающих героев Байрона. Она присела в реверансе:

– Здравствуйте. Я мисс...

– Я знаю, кто вы, – неприветливо сказал он. – Вы сестра Уэксфорда.

Хотя Лайза не кичилась своим положением, ей было непривычно такое открытое пренебрежение ее титулом. Хуже того, мужчина продолжал разглядывать ее самым наглым образом, с головы до ног, как лошадь на продаже.

Лайза разозлилась.

– Прекрасно, вы меня знаете, но я не знаю, кто вы такой, – невежливо сказала она.

– Я Роберт Хадли. Вы находитесь в моем доме. – Затем, видно, думая, что такого неучтивого представления достаточно, и утратив к ней интерес, он вернулся к книге и перестал обращать внимание на Лайзу.

Лайза не знала, что и думать. Она не была избалована и не привыкла во всем добиваться своего, но ее воспитывала тетя, которая твердо верила, что окружающие должны относиться к имени Уэксфорд с почтением.

Собрав свою рассыпавшуюся смелость, Лайза шагнула вперед.

– Насколько я знаю, ваша сестра заманила моего брата в ловушку и заставила на себе жениться, – резко сказала она.

– Заманила в ловушку? – Он неприлично фыркнул. – Это говорит о том, что вы ничего об этом не знаете. Если и была ловушка, то устроил ее ваш брат. Он волочится за моей сестрой с тех пор, как приехал. Это и дураку видно.

– Люсьен никогда не унизился бы до такого! Смею вам напомнить, что мой брат – герцог и самый красивый мужчина в Лондоне. Женщины за ним бегают толпами.

– Теперь понятно, почему он влюбился в мою сестру, – сказал Роберт с самодовольной ухмылкой. – Мужчины не любят навязчивых женщин.

Лайза сжала кулаки.

– Настоящие мужчины любят равных им женщин и не потворствуют каждому их капризу.

– Что вы знаете о настоящих мужчинах? Если Лондон не изменился радикально с тех пор, как я в последний раз там был, в Лондоне настоящих мужчин нет.

Лайза провела там последние два месяца и была с ним согласна, но не собиралась сдаваться.

– Ваши манеры невыносимы. Вы высокомерны, невоспитанны и...

– Невоспитанны? А что можно сказать о людях, которые без предупреждения являются в гости и требуют лучшую комнату? Как вы это назовете?

– Я послала письмо, но оно, наверное, потерялось. Кроме того, я не требовала лучшую комнату. Я была бы рада соломенному тюфяку на чердаке, если бы больше ничего не нашлось. – Лишь бы удрать от тети Лавинии.

– Брехня.

– Простите?

– Вы прекрасно меня слышали, – нетерпеливо сказал он, бросая на нее серебристый взгляд. – Пожалуйста, не говорите мне, что не знаете, что такое брехня.

– Конечно, знаю, – колко заявила она, гадая, будет ли преступлением, если она пнет парализованного человека по колену. – Мне знакомо слово «брехня», мистер Хадли. Я сама его часто употребляю.

Его брови поползли вверх.

– Неужели?

– Да, представьте себе.

– Тогда позвольте это услышать.

Эти слова заставили ее замолчать в нерешительности, которую она спрятала за хмурый вид.

– Прекрасно. Брехня. Ну вот, я сказала это. Он фыркнул:

– Вряд ли можно назвать это употреблением слова. Если собираешься употребить слово, его надо хватать обеими руками, а не поглаживать одним пальчиком.

Его поддразнивания злили ее, и она кипела от желания поставить его на место.

– Прекрасно, черт побери. Все вы брешете!

– О Боже! – раздался тихий голос возле двери. Тетя Эмма стояла в своем сдвинутом набок чепце, ломая руки и переводя взгляд с одного на другую. – Что... что-то произошло?

56
{"b":"48","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ложь
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
За них, без меня, против всех
Укрощение дракона
Любовь колдуна
Слишком близко
Шестнадцать деревьев Соммы
Звезда Напасть
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания