1
2
3
...
65
66
67
...
71

Гастингс кивнул и сделал знак пистолетом. Громко жалуясь, Мамферд подчинился.

– Вот, ваша светлость. – Гастингс скатал одежду и протянул ее Люсьену. – Поторопитесь.

Кивнув, Люсьен развернул Сатану и ускакал: Он молился только о том, чтобы не оказалось слишком поздно.

Арабелла медленно пришла в сознание. В висках пульсировала боль, как будто в них вгоняли стальные иголки. Она застонала и подняла голову, понимая, что сидит, поджав ноги, привязанная к столбу, на холодной плите. Стиснув зубы, она открыла глаза: вокруг была кромешная тьма.

Она сразу узнала непроницаемую темноту подземной пещеры. Волны ударялись о каменную плиту, и Арабелла чувствовала, что начинается прилив. Может быть, она была в своей собственной пещере. Она наклонилась, натянув веревки, и застонала от боли.

Ее руки, туго связанные за спиной, онемели. Она попыталась пошевелить пальцами, но не смогла. Тот, кто ее привязывал, хотел быть уверенным, что она не сбежит. Стараясь не обращать внимания на боль, она попыталась высвободиться. По щекам покатились слезы.

Время еле ползло, и ей показалось, что она просидела в темноте несколько часов, прежде чем услышала ясный звук плывущей лодки. Она чуть не зарыдала от облегчения, устремив взгляд в темноту. «Пожалуйста, Господи, пусть это будет Люсьен».

Вдруг на баке закачался фонарь, и свет его ослепил Арабеллу. Она зажмурилась, дрожа от холода и страха. Как только лодка подплыла к плите, из нее выбрался мужчина, и Арабелла с отчаянием узнала в нем своего похитителя.

Мистер Франкот привязал лодку, потом взял фонарь и пошел вперед. Он приблизил свое лицо к лицу Арабеллы и на удивление осторожным движением убрал с ее щеки прядь волос.

– Вы чувствуете себя лучше?

– Нет, – удалось ей произнести запекшимися губами. – Голова болит.

Он нахмурился и нащупал у нее на лбу шишку.

– Боулдер немного увлекся. – Бледно-голубые глаза смотрели на нее. – Не бойтесь. Я наказал его.

Арабелла вздрогнула от спокойствия этого заявления и почувствовала секундную симпатию к Боулдеру.

– Вам холодно? – Франкот снял плащ и накинул его ей на плечи.

– Мистер Франкот...

– Пожалуйста, зовите меня Стивеном. Мне всегда хотелось услышать свое имя из ваших уст.

Она сглотнула.

– Стивен. – Имя застряло у нее в горле, как затвердевший комок каши, но ей удалось слабо улыбнуться. – Почему я здесь?

– Потому что вы видели то, что не следовало.

– Я видела только, как вы разговаривали с Боулдером. – Она наклонилась вперед, насколько это позволяли веревки. – Мистер Фран... Стивен, я никому не скажу, клянусь вам!

– К сожалению, я не могу рисковать. Как вы думаете, почему я так успешно вел дела? Я очень осторожен и никому не доверяю. – Он поднял палец и провел им по ее щеке. – Даже вам.

– Но я тоже занимаюсь контрабандой. Какой мне смысл выдавать человека, который может меня опознать? И Боулдер мог.

– О контрабанде в Роузмонте я все знаю. Кто, по-вашему, поставлял вам тот чудесный коньяк, который так любит ваша тетя?

– Вы... вы помогали?

– Ровно столько, сколько вы позволили бы, конечно. Я закрывал глаза. – Он нахмурился. – Люди способны обмануть наивную женщину.

Он поставил фонарь на ближайшую бочку. Теперь, когда Арабелла была не одна в этой черной как смоль пещере, она воспрянула духом и пристально посмотрела на Франкота:

– Хотя я и благодарна вам за лицемерное благородство, в вашем вмешательстве не было необходимости.

– То же самое мне говорил Боулдер после злосчастного случая, когда вы лишили его очень ценного товара. – Глаза Франкота сверкнули. – Я был расстроен, узнав, насколько вы втянуты в это дело.

Она стиснула зубы, увидев строгое выражение его лица.

– Зачем вы привезли меня сюда?

– Прекрасный вопрос. Вы, моя дорогая, будете свидетелем казни.

Она в ужасе смотрела на него.

– Не смотрите на меня так. Я никогда не позволил бы причинить вам вред. – Он подвинул бочку и сел лицом к Арабелле. – Вы неряшливо выглядите. Позвольте мне исправить это. – Он аккуратно стер грязь с ее щеки и подбородка и спрятал за ухо выбившуюся прядь волос. – Ну вот, так лучше.

Арабелла могла только неподвижно сидеть.

– Спасибо, – выдавила она, стараясь сосредоточиться на окружающем и найти что-нибудь, что помогло бы ей бежать. – Если казнят не меня, то кого?

– Было бы лучше, если я... – Он склонил голову набок. – А, вот и он.

Франкот встал, когда ялик вошел в пещеру и поплыл через маленькое озеро. Мужчина в лодке греб ритмично, его шляпа была опущена на глаза, засаленный плащ обтягивал плечи. На сиденье перед ним она разглядела мешок, в котором лежало нечто, по форме напоминающее человека. Арабелла застыла, сердце заколотилось у нее в горле.

Арабелла узнала прекрасный черный плащ, выглядывающий из-под мешка. Она широко раскрытыми глазами посмотрела на Франкота.

– Люсьен.

– Боюсь, что так. Видите ли, он обокрал меня. Я не могу оставить это безнаказанным, иначе лишусь уважения своих людей.

Горло Арабеллы сдавил страх.

– Ваших людей? У вас их много?

Он улыбнулся необычайно приторной улыбкой, способной повергнуть в ужас сильнее, чем любая угроза. Затем наклонился и положил руку Арабелле на колено, лицо его оказалось в нескольких дюймах от ее лица.

– После этой партии товара денег и власти у меня будет больше, чем вы можете себе представить.

Он за подбородок приподнял ее голову. Его глаза помутнели, вокруг них собрались морщины, которые от теней казались еще глубже.

– Если бы вы немного подождали, это все принадлежало бы и вам тоже.

– Я... я... не знала...

– Теперь вы не воспользуетесь моим богатством. – Его пальцы больно сжали ее подбородок. – Вы отказались от меня, и я не могу этого простить.

– Вы же не можете его убить. Он герцог. Его будут искать.

– Да, он герцог. И для вас это так важно, не правда ли? – Франкот презрительно усмехнулся и убрал руку от ее лица. – Если бы у меня был титул, вы бы с радостью приняли мое предложение. Я один раз уже почти покончил с этим презренным герцогом. Но он меня перехитрил.

У нее перехватило дыхание.

– Так это вы подожгли сарай! Его черты исказила гримаса.

– Я понятия не имел, что вы тоже там, иначе ни за что не сделал бы этого. – Он остановился. – Я был в отчаянии, когда услышал ваши крики. Я никогда не причинил бы вам боли.

– Вы причиняете мне боль сейчас. Губы Франкота дернулись.

– Но вы больше не Арабелла Хадли. Вы продали себя за титул.

– Мне наплевать на все титулы. – «Мне нужен только Люсьен». Подумав так, она бросила взгляд назад, на лодку, и натянула веревки.

– Не тратьте время на попытки освободиться. Вы только навредите себе.

– Какое вам дело?

– Дело? Какое мне дело? – Его жесткий от ярости голос зазвучал громче. – Я даже предложил купить эту груду камня, которую вы так любите, и все ради чего? – Поверенный опять взял ее за подбородок и повернул к себе лицом. – Для чего бы я стал это делать? Чтобы смотреть, как вы выходите замуж за другого?

– Нет, – сказала она, стараясь превратить свою злость в способность трезво мыслить.

Глаза Франкота горели на бледном лице, губы кривились.

– Почему вы это сделали? Почему вышли замуж за этого кретина?

«Потому что я люблю его». Правда расцвела в сердце, сразу согрев Арабеллу. Она вышла бы за Люсьена без титула, без денег. Она любит его.

– Вы могли прийти ко мне, – сказал Франкот. – Я бы вас спас. Но вы не пришли. – Он вздохнул и покачал головой. – А теперь будете иметь удовольствие видеть, как умирает ваш любезный герцог.

Арабелла дернулась, и веревки врезались ей в руки.

– Не надо, Стивен. Пожалуйста, отпустите его.

– Извините, дорогая. Но еще до наступления утра я увижу вас вдовой. И тогда... – Он наклонился и прижался щекой к ее щеке. – И тогда я сам завладею вами.

Она резко дернулась, ощутив горькое, как желчь, отвращение.

66
{"b":"48","o":1}