1
2
3
...
66
67
68
...
71

Он зарычал, запустил руку ей в волосы и повернул ее лицом к себе:

– Никогда не отворачивайся от меня!

Люсьен заскрипел зубами, чтобы удержаться и не выстрелить в проклятого ублюдка, но Арабелла сидела к нему слишком близко.

Он стал грести быстрее, надеясь, что никто не заметит, насколько тесен ему грязный плащ Мамферда. Доплыв до плиты, он пришвартовался, выпрыгнул из лодки и пошел в свете фонаря, наклонив голову и держа лицо в тени. Но рост скрыть не удалось.

– Что такое? – взвизгнул от неожиданности Франкот и привстал с бочки.

Люсьен побежал, держа перед собой пистолет, но Франкот выхватил из-за голенища сапога нож и протиснулся за спину Арабеллы. Неточным ударом он перерезал веревки и поднял ее на ноги. Она вскрикнула от боли, по рукам потекла кровь. Ругаясь, Франкот поставил ее перед собой и приставил лезвие ножа к горлу женщины.

– Бросай пистолет, Уэксфорд. Или твоя жена умрет у тебя на глазах. – Лицо Франкота исказилось от злобы.

Люсьен напрягся. Он едва сдерживал желание броситься на помощь Арабелле. Но делать этого было нельзя. Осторожно, чтобы оружие не выстрелило, он положил пистолет на пол пещеры.

– Люсьен, – произнесла, задыхаясь, Арабелла. Капля крови стекла по шее на лиф платья.

Люсьен сжал кулаки.

– Не говори, Белла. Не... – Чувства душили его. Он отдал бы все, что у него было, чтобы освободить ее: свое состояние, землю, даже жизнь. Он перевел взгляд на Франкота: – Чего ты хочешь, ублюдок?

Франкот ухмыльнулся. Его зубы отливали желтизной в тусклом свете пещеры.

– Драгоценности. Сейчас же.

Люсьен медленно, осторожно полез в карман и вытащил оттуда мешочек с драгоценностями.

– Бросай их сюда.

Люсьен бросил мешочек так, что тот оказался посередине между ними.

Ухмылка Франкота исчезла.

– Ты болван, – рявкнул он.

– Если тебе нужны драгоценности, подойди и возьми их, – язвительно ответил Люсьен.

Глаза контрабандиста перебежали с Люсьена на кожаный мешочек, потом он покачал головой:

– Нет. Ты подтолкнешь его сюда. – Он наклонил нож, и еще одна капля крови медленно потекла по шее Арабеллы. – Если еще вздумаешь фокусничать, Уэксфорд, то расплачиваться будешь не один.

Люсьена охватила холодная ярость. Что бы ни случилось, Франкот не выйдет отсюда живым. Люсьен медленно подошел к мешочку и толкнул его ногой. Тот продвинулся на несколько футов, не больше, и был все еще вне досягаемости Франкота.

– Проклятие! Подвинь его ближе!

Всего на несколько футов дальше... Люсьен подошел к мешочку и поставил на него ногу. Резким движением он пнул его мимо Франкота. Мешочек ударился о скалу позади контрабандиста, и сверкающие драгоценные камни, рассыпавшись, заскользили по мокрой плите к морю.

– Нет! – закричал Франкот. Он безотчетно сделал шаг в сторону сокровища и убрал лезвие от шеи Арабеллы.

Арабелла отбросила руку Франкота и толкнула его вперед. Он упал на бочку, но вскочил и повернулся, зажав в руке нож.

Люсьен кинулся к пистолету, хватаясь за скользкую скалу. Наконец поднял его, прицелился и выстрелил.

Пуля попала Франкоту прямо в грудь. Нож выпал из его руки, когда контрабандист зашатался, нависнув над краем плиты. Прижав руки к груди, он повернулся лицом к Арабелле, пытаясь что-то сказать.

– Я... я... – Из горла у него вырвался булькающий звук, и Франкот упал в океан.

Люсьен обхватил Арабеллу и крепко прижал к себе. Она обмякла в его руках, дрожа всем телом, но чувствуя себя в безопасности в его объятиях.

Наконец, когда дрожь ее немного утихла, он отодвинулся и посмотрел на нее:

– Ты ранена?

Она улыбнулась неуверенной улыбкой:

– Только запястья.

Он взял ее руку и заскрипел зубами при виде ободранных, покрытых синяками запястий. Тихо ругаясь, он вынул из кармана носовой платок, разорвал его пополам и перевязал обе руки чистой белой тканью. Когда он с этим закончил, взгляд его упал на красное пятно на лифе ее платья. Он приподнял ей подбородок и осмотрел шею. Он увидел две тонкие полоски, крохотные порезы на нежной коже, достаточные для того, чтобы потекла кровь. Люсьен закрыл глаза от охватившего его страха.

– Прости, Белла. Мне следовало...

Ее пальцы коснулись его губ. Он открыл глаза и увидел ее сияющий взгляд.

– Люсьен, тебе не за что извиняться. – Из горла у нее вырвался смешок, хотя в глазах блестели слезы. – Ты спас мне жизнь. Чего еще я могу желать?

Он смотрел на нее и удивлялся ее силе. Он так ее любил, что, даже когда просто смотрел на Арабеллу, душа его пела. Он горел желанием сказать ей об этом, но пока было не время. Вместо этого он достал из лодки свой тяжелый плащ.

Она следила за ним потемневшими от волнения глазами.

– Люсьен, а как же драгоценности?

– Во время отлива пришлют кого-нибудь, чтобы их достали.

– Кто пришлет?

Он обернул свой плащ вокруг ее плеч.

– Министерство внутренних дел. Я с начала войны им помогаю.

Она посмотрела на черную воду, куда упал Франкот.

– Не могу поверить, что он все время управлял контрабандными операциями. Я никогда не думала, что он может... – Она вздрогнула и уткнулась лицом в плечо Люсьена.

Он обнимал ее, согревая своим теплом. Ему надо было столько ей рассказать! Но прежде чем он скажет о том, что у него на сердце, надо отвезти ее домой и переодеть в сухое.

Он заставил себя оторваться от нее и сделать шаг назад.

– Твоя семья будет волноваться, не зная, где ты. Идем. Если мы хотим уйти отсюда засветло, надо сделать это немедленно.

Подойдя к лодке, Люсьен посмотрел на вход в пещеру и чертыхнулся.

– Вода поднялась слишком высоко, чтобы можно было выплыть на ялике. Придется ждать отлива.

Фыркнув, Арабелла высвободилась из его объятий.

– Есть другой выход. – Она показала на заднюю стену, откуда тропинка вела к широкой расселине.

Люсьен улыбнулся:

– С тобой всегда есть другой путь.

Он поплотнее запахнул воротник плаща у нее под подбородком и взял фонарь.

Через несколько минут они вышли из темной пещеры и начали подниматься по крутой тропинке к Роузмонту.

Глава 29

Лайза снизу вверх смотрела на дерево, огромные ветки которого раскачивались на фоне серого неба. В горле у нее стоял ком от волнения.

– Ты уверен, что оно здесь?

– Ты не слушала, что ли? – спросил Роберт. – Картина привела меня к книге, описывающей семейную историю, своего рода фамильное дерево. У меня ушло на это довольно много времени, но... – он указал на большой дуб, глаза его блестели от возбуждения, – вот это наше фамильное дерево.

– Я никогда не слышала, чтобы у какой-то семьи фамильное дерево было живым.

– И много ты их знаешь?

– Я знаю все лучшие семейства, – резко ответила она, потом поморщилась, поняв, что изрекла бездумную банальность. В Роберте было что-то такое, что заставляло ее проявлять себя с худшей стороны. Он был грубым и несносным, настолько погрязшим в жалости к себе, что это убило бы обычного человека, и все же Лайза искала его общества.

Вчера она проявила себя во всей красе и чуть не разрушила счастье брата, после чего они с Робертом помирились и он позволил ей помогать ему в поисках легендарного сокровища капитана. Лайза вздохнула, не поняв еще, то ли ее наказали, то ли наградили.

Она посмотрела в сторону дома и вспомнила глаза Люсьена, когда он вошел, неся Арабеллу на руках. До конца жизни Лайза не забудет выражение его глаз: эту бесконечную нежность. Тогда она поняла, что ее брат глубоко любит свою жену. Он не позволил о ней позаботиться даже тете Джейн и тете Эмме, заявив, что это его право как мужа. Он был настолько решителен, что никто не посмел возразить.

Однако Люсьена что-то продолжало беспокоить. Хотя Арабелла в это утро проснулась в прекрасном расположении духа и во время завтрака поддразнивала Роберта, Люсьен был молчалив и не сводил с нее глаз. Лайза гадала, что тяготит брата. Что бы там ни было, ее брат был не из тех, кто терпит репятствия между собой и тем, чего он хочет; а хотел он явно Арабеллу.

67
{"b":"48","o":1}