ЛитМир - Электронная Библиотека

На основе наблюдений за братом и прочитанных ею романов Лайза сделала вывод, что мужчины признаются в своих чувствах быстрее в обстоятельствах, когда их избраннице грозит смерть. Она взглянула на Роберта и подумала, как бы он повел себя, если бы она оказалась в руках сумасшедшего контрабандиста.

Роберте нетерпением вздохнул:

– Мы перекопали все вокруг... – Мы?

Невольная улыбка изогнула его губы, но он не ответил.

– Значит, сокровище должно быть внутри дерева. Там, посреди ствола, есть дупло.

Она снова откинула голову назад и посмотрела наверх. Там, где ветви становились тоньше, в стволе виднелась круглая дыра. Лайза зажмурилась. У нее кружилась голова от одного созерцания колышущихся веток. Роберт спрятал бумаги под плащ.

– Думаю, надо позвать Неда, чтобы он залез на эту проклятую штуковину. – Он посмотрел на свои ноги с выражением, похожим на ненависть. – Я на это не гожусь.

Лайзе пришлось прикусить губу, чтобы подавить желание поцелуем разгладить его нахмуренный лоб. «Боже мой, что со мной делается?»

Однако прилив эмоций навел ее на одну мысль, и девушка снова посмотрела на дерево. Может быть... Она поставила ногу на мраморную скамейку и легко шагнула вверх.

– Что ты делаешь, черт побери?

Она крепко вцепилась пальцами в толстую ветку и подтянулась.

– А на что это похоже?

– Во имя... спускайся немедленно.

Однако она зашла слишком далеко, чтобы остановиться. Ей почему-то было необходимо помочь Роберту добиться успеха. Она обеими руками обхватила следующую толстую ветку и подтянулась, нетерпеливо отмахиваясь от мешающих юбок.

– Ты знаешь, что я облазила сотни деревьев?

Конечно, это было в детстве, но ему ни к чему об этом знать. Она была уверена, что навыки вернутся по мере продвижения. Нога ее соскользнула, и в какой-то миг Лайза чуть не упала. Но руки нашли опору, и она восстановила равновесие.

– Черт побери, Лайза! – хрипло крикнул он. – Спускайся сейчас же!

– А сокровище...

– Плевать мне на сокровище!

– Хорошо, спускаюсь. – Она ухватилась за толстую ветку и подергала ее. Та едва шевельнулась, как Лайза и ожидала. Дуб возвышался на скале над морем, день и ночь его трепали сильные ветры. Слабую ветку уже давно бы сорвало.

Лайза осторожно поставила ногу на ветку и потянулась к следующей, остановившись, когда юбка зацепилась за сук.

– Я должна попробовать...

Ее слова были встречены потоком ругательств.

– Я брошу в тебя яблоком, если ты не прекратишь говорить такие гадости, – чопорно ответила Лайза.

– На дубах не растут яблоки. Тем более зимой.

– Тогда я сломаю ветку, – сердито ответила она, одной рукой собирая юбки и жалея, что не подумала подвязать их. Роберт, должно быть, самое неблагодарное существо на свете. Она здесь подвергает себя огромному риску, а он не придумал ничего лучшего, чем осыпать ее ругательствами.

– Лайза... пожалуйста... слезай оттуда. – Едва заметный оттенок мольбы окрасил его слова. – Упадешь.

– Ну и что? – Она посмотрела вниз на него, и сердце ее забилось где-то в горле. – Не думаю, что ты пожалеешь.

Последовало долгое молчание, затем он сказал:

– Конечно, мне безразлично, но небезразлично Люсьену. И мне ничуть не хочется объяснять ему, какая ты была дура.

Ее нога соскользнула с ветки, и девушка поспешно ухватилась за нижний сук, чтобы восстановить равновесие.

– Во имя любви к... – вырвалось у Роберта. Он никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным. Руки его вцепились в подлокотники кресла, ладони повлажнели. – Слезай оттуда немедленно!

Она сделала вид, что не слышит, и лезла все выше, но ее уверенность и ловкие движения не могли успокоить бешеного биения его сердца.

– Хватит на меня злиться! – крикнула она. – Если я упаду, ты сможешь меня поймать. – Ветка, на которой она попыталась подтянуться, отозвалась на это громким треском.

Бормоча ругательства, Роберт подвинул кресло ближе к дереву. Разве она не знает, что он не может ее поймать? Он калека, неспособный помочь себе самому, а ей тем более. И если она погибнет у него на глазах... Он до крови прикусил губу.

Она уцепилась за сук у себя над головой и помедлила, ногой нащупывая опору. Роберту казалось, что ветка слишком тонкая и не выдержит вес Лайзы. Он сейчас изо всех сил желал, чтобы ноги снова подчинялись ему. На дерево должен был лезть он, а не Лайза.

– Я почти добралась! – крикнула она. Ветер отнес ее голос, и он прозвучал, как будто со стороны океана.

Роберт видел ее развевающееся на ветру платье, длинные розовые нижние юбки собирались в сборки между ветками. Над головой клубились темные тучи, и далекое громыхание грома, казалось, предвещало несчастье.

– Роберт!

– Что? – ответил он сквозь зубы. Может быть, ее нога застряла между сучьями? Или она зацепилась платьем за ветку и не может освободиться?

– Я добралась до дупла. Сейчас суну туда руку.

– Проклятие! Лайза, забудь о сокровище и слезай оттуда!

– Не говори глупости. Не зря же я лезла на это дурацкое дерево. – Вокруг нее хрустели ветки.

– Ну? – нетерпеливо спросил он наконец, думая, успеет ли позвать Люсьена. Гром загрохотал опять, на этот раз ближе, и Роберт обеспокоенно посмотрел на быстро темнеющее небо.

– Здесь ничего нет, кроме шариков, – сказала она с явным разочарованием. – Детская проделка, и больше ничего.

– Тогда спускайся, – сказал он, чувствуя облегчение от того, что она не упала. Сейчас он не мог думать о сокровище. – Поторопись, сейчас пойдет дождь.

– Хорошо. Только мне хочется... Вот, я бросаю тебе несколько шариков.

Россыпь маленьких красных комочков упала сквозь сучья. Роберт наклонился и подобрал один из них. Он был неумело вылеплен из красной, глины и имел необычную форму, слишком неровную, чтобы им можно было пользоваться для игры. Роберт минуту пристально смотрел на шарик, потом сказал каким-то странным тоном:

– Лайза, там еще есть?

– Полное дупло. – Она бросила несколько пригоршней на землю. Они ударялись о дорожку и отскакивали в разных направлениях. – Может быть, нам...

Гром пророкотал прямо над головой, сверкнула молния. Перед испуганными глазами Роберта дерево с оглушительным грохотом сломалось. Куски коры и веток взлетели в воздух, едкий дым забился в легкие.

Вдруг Роберт словно перенесся в прошлое, на поле Ватерлоо. Тошнотворный запах смерти душил его, рот наполнялся металлическим привкусом страха. Вокруг него умирали люди, а он ничем не мог им помочь, не мог остановить кровавую бойню.

Только сейчас это была Лайза.

Ее крик разнесся в воздухе. Все как будто накрыло шелковой сетью, протянутой во времени и замедляющей движения. Ясно, словно был рядом с ней, он видел ее падение, ее юбки, обвившиеся вокруг ног. Она летела головой вперед, размахивая руками, с искаженным от ужаса лицом.

Роберт закрыл глаза. Стиснув зубы, он представил себе, как ловит ее, прижимает к себе невредимую и такую невероятно живую. Вдруг он обнаружил, что больше не сидит в кресле, а стоит, прямой и высокий, обнимая ее.

Он долго стоял, затаив дыхание, обвив ее руками и спрятав лицо в ее волосах.

Потом медленно поднял голову и посмотрел Лайзе в глаза.

– Ты... ты встал, – сказала она хриплым дрожащим голосом. – А я... – Она судорожно всхлипнула и зарылась лицом ему в шею.

Роберт сжал ее крепче, боясь очнуться от своего сна. Сна, в котором он держит ее, живую и теплую, в своих объятиях. Если он откроет глаза, он узнает правду: увидит на земле ее искалеченное тело.

Через некоторое время Лайза взяла себя в руки и нервно засмеялась. Она высвободилась и посмотрела вниз. Ее голубые глаза сияли.

– Роберт, это чудо.

Только тогда он осознал, что все происходит наяву и что он в самом деле стоит. Медленно, боясь шевельнуться, он посмотрел на свои ноги. Было удивительно видеть их прочно стоящими на земле.

Роберт сглотнул. Он остро ощущал каждую деталь: чувство твердой земли под ботинками, звук своего хриплого дыхания, сладкий аромат Лайзы на своем воротнике.

68
{"b":"48","o":1}