ЛитМир - Электронная Библиотека

Радость пронзила его, он засмеялся и снова обнял Лайзу. От этого движения его не очень крепкие колени подогнулись, и молодым людям пришлось вернуться к скамейке, куда он, с Лайзой на коленях, сел настолько резко, что приглушенно выругался.

Она покраснела и вывернулась, усевшись рядом с ним.

– Не могу поверить!

– Я тоже. Но я обязан этим твоему упрямству. – Он засмеялся и согнул ноги, одну задругой.

Следующий раскат грома заставил его осторожно встать. Несмотря на слабость и дрожь в коленях, он стоял прямо.

– Нам надо вернуться в дом.

Лайза провела рукой по глазам и поднялась.

– Конечно.

Роберт обхватил ее за плечи и угрюмо сказал:

– Только чтобы удержать равновесие.

Она кивнула и не отстранилась, а он заметил, что у нее действительно прекрасный рост: макушкой она доставала ему до бровей. Они сделали не больше двух шагов, когда Роберт остановился. Его кресло лежало опрокинутое посреди кучи сухих листьев и сломанных веток. Глиняные шарики раскатились по дорожке и среди кустов ежевики спящего сада.

Он убрал руку с плеча Лайзы и взял кресло. С неожиданной силой он подошел к каменному ограждению и поднял опостылевший стул в воздух. Тот перевернулся в белесом свете приближающегося шторма, колеса бешено завертелись. Затем кресло исчезло из виду, был слышен только слабеющий стук металла и дерева, когда оно ударялось о скалы, падая в океан.

Лайза обхватила его рукой за талию, приняв на себя часть его веса.

– Идем в дом.

Он кивнул, и они направились к Роузмонту. Внезапно он наступил на один из глиняных шариков, и глаза его заблестели. Насупив брови, он наклонился и подобрал его.

– Лайза, помоги мне собрать остальные.

– Но зачем...

– Поскорее, пока не начался ливень.

Лайза нахмурилась, но помогла ему собрать все шарики, какие смогла найти. Ветер крепчал с каждой минутой, гром рокотал все ближе и ближе. Они нашли последний шарик как раз вовремя, чтобы успеть прибежать на крыльцо до начала грозы.

Из окна маленькой гостиной Арабелла видела, как Роберт и Лайза бегут к дому.

– Люсьен!

– Я вижу, – тихо сказал Люсьен. Он стоял у нее за спиной, обняв ее за талию и прижавшись щекой к ее волосам, сердце его было полно радости.

Арабелла повернулась к нему лицом и ухватилась за его сюртук. Люсьен погладил ее по волосам:

– Bella mia, не плачь.

– Я не плачу. – Она засопела и начала искать носовой платок.

Он смотрел, как она вытирает глаза. Видеть, как Роберт ходит, было ее заветным желанием, и в эту минуту Люсьен был рядом, видел это вместе с ней. Отныне он всегда будет рядом, деля с ней ее радости и помогая в трудное время. Если она ему позволит.

У него перехватило дыхание, когда он посмотрел на нее. Роскошные пряди каштановых волос выбились из-под ленты и теперь вились вокруг лица. Глаза ее светились, губы дрожали от волнения. Люсьен сунул руки в карманы и заставил себя отвернуться от прелестного зрелища. Они были одни, она отдохнула после постигших ее суровых испытаний. Теперь пора.

Он глубоко вдохнул.

– Белла, нам надо по...

Дверь распахнулась, и в комнату ворвалась тетя Эмма, платье на ней явно было надето впопыхах.

– Арабелла! Я не знаю, что... – Она остановилась, увидев Люсьена, замерла в нерешительности, ломая руки, широко раскрыв глаза. – О! Я не думала, что вы здесь. А я... О Боже!

– Эмма, Люсьен теперь член нашей семьи. – В голосе Арабеллы звучало доверие. Сердце Люсьена упало. Как он ей скажет, что этого доверия он заслуживает меньше всего?

Приободренная Эмма затарахтела:

– О, Арабелла, я думаю, произошло нечто ужасное. Джейн... сэр Лоутон... я должна была тебе сказать, но Джейн не велела, и я не стала, хотя знала, что должна, и я... – Она замолчала, закрыла лицо руками и громко зарыдала. – А т-теперь слишком п-поздно!

Арабелла побледнела:

– Карточный долг.

Эмма подняла голову, глаза ее были мокрыми от слез.

– Откуда ты об этом знаешь?

– Я подслушала, когда вы с Джейн об этом разговаривали. И я... – Арабелла замолчала и взглянула на Люсьена, щеки ее вспыхнули. Но потом она решительно сказала: – Теперьу меня есть деньги.

Вот для чего были нужны десять тысяч фунтов. Люсьен подозревал что-нибудь подобное.

– Если бы Джейн знала, она бы не... – Эмма прижала носовой платок ко рту.

– Когда она ушла? – спросила Арабелла.

– Вчера вечером, когда вы уснули. Она сказала, что это только на одну ночь и что это выгодное предложение. – Эмма уставилась своими голубыми глазами на Люсьена: – Неужели в Лондоне они запрашивают так дорого? Люсьену удалось сказать искренне:

– Вообще-то нет.

– Ну вот! По крайней мере ее не обжулили. Арабелла возмущенно воскликнула:

– Эмма, нет такой суммы, которая компенсировала бы честь женщины. Кроме того, я не верю, что сэр Лоутон сделал бы такое предложение. Это непорядочно.

Люсьен верил; он видел, какими глазами барон смотрел на Джейн, как будто хотел одновременно задушить и поцеловать ее. Поскольку Люсьену это чувство было хорошо знакомо, он мог только с пониманием отнестись к тому, что обстоятельства вынудили барона к таким крайним мерам. Не успел он высказать свое мнение, как в холле послышался шум и в комнату вошла Джейн. Она выглядела немного смущенной, но была цела и невредима.

Эмма подбежала к сестре, обхватила ее за шею и разразилась слезами.

– Господи! – воскликнула Джейн. – Что с тобой случилось?

– Со мной? Как ты? У тебя все... хорошо? Сэр Лоутон...

– Нет необходимости обсуждать это здесь, – поспешно сказала Джейн, бросая взгляд на Арабеллу и Люсьена. – Я чувствую себя прекрасно.

Сэр Лоутон вошел следом за Джейн.

– И смелая, как дьявол.

Эмма с оглушительным визгом закрыла собой Джейн и уставилась на сэра Лоутона:

– Вы бессовестный человек! Чего вы хотите? Вы еще недостаточно от нее получили?

Его глаза заблестели.

– Нет еще. Она еще раз придет ко мне. Эмма задохнулась от возмущения:

– Не верю своим ушам! Он недоволен тем, что один раз лишил мою сестру добродетели и у него хватает наглости снова требовать этого! Мы лучше заплатим вам деньги!

Сэр Лоутон нахмурился:

– Ради Бога, не надо. У меня и без того полно монет. Вообще-то, – он оглядел комнату, губы его дрогнули в усмешке, когда он увидел Люсьена, – я решил, что мне нужна расточительная жена, которая как можно скорее промотает мое состояние.

Эмма ошарашенно заморгала:

– Жена?

Барон кивнул, потом повернулся к Джейн и посмотрел на нее из-под мохнатых бровей:

– И я, кажется, нашел такую.

К удивлению Люсьена, на худом лице Джейн появилось что-то наподобие самодовольной улыбки.

– Вы хотите жениться на Джейн? – спросила Эмма.

– А почему бы нет? Симпатичная женщина, весьма пикантная и не будет изводить меня слезами, которых я не выношу.

Джейн фыркнула:

– Я бы преподнесла эту новость по-другому.

– Но получилось неплохо, не правда ли? – сказал он, и его голубые глаза весело сверкнули.

Эмма сцепила руки и улыбнулась сквозь слезы:

– Это так романтично!

– Согласен с вами, – сказал Люсьен, подходя к Эмме и беря ее за руку. Он осторожно повел ее к двери.

– Может быть, вам пойти в библиотеку и выпить за хорошую новость? По-моему, как раз сегодня утром Гастингс наполнил графинчик коньяком.

Эмма просияла:

– О, это то, что надо! Идемте, сэр Лоутон, Джейн. Я принесу, стаканы. Нам надо спланировать еще одну свадьбу! – Чудесным образом вернувшаяся в хорошее расположение духа, Эмма выскочила из комнаты.

Сэр Лоутон встретился взглядом с Люсьеном, и они поняли друг друга.

– Все правильно, Уэксфорд, – сказал барон. – Поговорим позже. – Он сделал движение, чтобы взять Джейн под руку, но та повернулась к Арабелле и быстро обняла ее. Люсьен видел, как Джейн что-то шепнула на ухо племяннице, которая хохотнула и крепко сжала тетку в объятиях.

Сэр Лоутон кашлянул.

69
{"b":"48","o":1}