ЛитМир - Электронная Библиотека

– Идем, дорогая. Здесь больше нечего делать. – Он осторожно потянул невесту к себе, и они вышли.

Люсьен подошел к двери и притворил ее. Его тетя никогда не плакала. Теперь он вспомнил, что она никогда и не смеялась. Он начинал понимать, почему Лайза была так несчастна, живя с тетей Лавинией.

Арабелла улыбнулась ему с другого конца комнаты, посмотрев на него ясным решительным взглядом:

– Перед тем как они вошли, ты что-то говорил. Что ты хотел сказать?

Люсьен запустил пальцы в волосы.

– Белла, есть вещи, о которых нам с тобой надо поговорить. Я не хочу, чтобы между нами были секреты.

– Да, – медленно согласилась она, и блеск в ее глазах немного погас. – Думаю, ты прав. Нам есть что сказать друг другу.

В коридоре поднялась суматоха, послышались голоса Роберта и Лайзы, к ним присоединились Эмма и Джейн. Люсьен чертыхнулся, когда дверь вновь распахнулась и вошел Роберт, ведя за собой Лайзу.

– Арабелла, посмотри! – Роберт протянул руку. В ладони у него лежала горсть глиняных шариков.

– Роберт, твои ноги... – Казалось, она не могла отвести глаз от стоящего на ногах брата.

– О Боже, ты не знала! Я разволновался и забыл... – Он оборвал себя, когда она прижала руку ко рту, потом грубо сказал: – Хватит надо мной кудахтать. Это было только делом времени. Ты сама мне без конца это повторяла.

– Только ты мне не верил. Роберт засмеялся:

– Ну, теперь злорадствуй на здоровье. – Он выбрал один из глиняных шариков и протянул его Арабелле. Когда он снова заговорил, голос его дрожал от возбуждения. – Смотри.

Арабелла неуверенно улыбнулась.

– Разбей его, – сказал Роберт.

Она сдавила шарик. С громким щелчком шарик раскололся, между кусочками глины что-то засверкало.

– Роберт, – выдохнула она. – Неужели сокровища?

Он засмеялся:

– Мы богаты! Я нашел это в старом дубе в саду.

– Ты? – подала голос стоявшая у двери Лайза. – Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что «ты» нашел его?

– Хорошо, мы, – приветливо сказал он, послав ей жаркий взгляд, который заставил Люсьена нахмуриться.

Однако он тут же отвлекся, когда Арабелла повернулась к нему, вытянув ладонь:

– Взгляни, он ценный или нет? Люсьен взял сапфир и поднес к свету.

– Качество поразительное. Сколько их?

– Не знаю, – сказала Лайза. – Я не успела рассмотреть, до того как мол...

– Мы пойдем посмотрим, – сказал Роберт, посылая Лайзе предостерегающий взгляд. – Только на этот раз я сделаю это сам.

Лайза раскрыла было рот, чтобы возразить, но Роберт схватил ее за руку и потащил к двери. Там он остановился и улыбнулся Арабелле:

– Извини, что уходим, но тетя Эмма ждет нас в библиотеке.

С этими словами он вышел. За ним, упираясь, шла Лайза.

Как только они покинули комнату, Арабелла подбежала к двери, взяла позолоченный стул и втиснула его под ручку.

– Ну вот, – удовлетворенно сказала она. – Это должно будет их придержать.

Люсьен улыбнулся.

Арабелла подошла к дивану и села.

– Теперь иди и расскажи мне, что ты хотел сказать. Люсьен поставил стул напротив, чтобы видеть ее лицо.

Он лихорадочно думал, с чего начать.

– Наверное, ты собираешься мне рассказать, что было после смерти твоего отца.

– Да. – Ему показалось, что начать лучше всего действительно с того момента. – Когда я узнал об истинном состоянии финансовых дел отца, тетя Лавиния предложила мне жениться на Сабрине.

Арабелла кивнула, лицо ее омрачилось, и Люсьен тихо продолжал:

– Белла, я отказался. Я эгоистичный человек и предпочел бы быть с тобой в бедности, чем жить без тебя. – Горькая улыбка тронула его губы. – Но один человек убедил меня в ошибочности моих намерений.

Она нахмурила брови, но только на мгновение. Когда она встретилась с ним взглядом, в ее карих глазах мелькнула боль.

– Мой отец. Люсьен кивнул.

– Тетя написала ему правду о наших денежных делах и о том, что я решительно настроен жениться на тебе. Он еще не промотал твое наследство, и мысль о том, что его дочь будет отдана человеку, стоящему на грани разорения, была для него невыносима. Белла, мне следовало сопротивляться, но он так обрисовал мне ужас нашего положения... Достаточно сказать, что к тому времени, как он ушел, я знал, что не могу обречь тебя на бедность, которая ожидала меня.

Арабелла горько подумала, что в этом была своя ирония. Вместо того чтобы видеть, как его дочь бросает вызов бедности вместе с человеком, которого любит, ее отец обрек ее бороться с бедностью в одиночестве. Она спрашивала себя, думал ли он о том, что лишил свою дочь счастья, когда по прошествии нескольких лет начал терять свое состояние.

– И ты женился на Сабрине.

– Когда я отказался от надежды быть с тобой, мне стало безразлично. Сабрина казалась логичным выбором. Она была богата и хотела замуж.

– Люсьен, ты не обязан мне рассказывать...

– Я хочу, чтобы ты знала. Чтобы между нами не было недоговоренности. – Люсьен беспокойно поерзал на стуле. – Женившись на Сабрине, я сначала собирался использовать ее состояние для того, чтобы возместить ущерб, нанесенный неумелыми действиями отца. Но после свадьбы я не смог этого сделать. Сабрина была слишком поглощена своими развлечениями, чтобы интересоваться чем-то еще. Мои дела ее не волновали.

Арабелла надеялась, что он не ожидает от нее такого же отношения. Она имела твердое намерение быть партнером во всех его начинаниях.

– Это же ненормально.

– У Сабрины мало что было нормально, – сказал он с невеселой улыбкой. – Ее настроение очень резко менялось, и я был рад, что она не проявляет интереса к моим делам. Я взял те небольшие деньги, какие смог получить со своего имения, и начал их вкладывать. Это было трудно, и мне приходилось тратить на это много времени. Долгие часы вне дома, вдали от Сабрины. Я часто уезжал и не замечал, что ее вспыльчивость становилась все сильнее... – Он замолчал, лицо его омрачилось. – Однажды я приехал домой и увидел, как она, рассвирепев, с хлыстом набросилась на одну из служанок. Если бы меня там не было, она убила бы девушку.

– Боже правый!

– Я сразу оставил все дела, увез Сабрину в деревню и поместил ее под наблюдение врача. Она возненавидела меня за это. Она вышагивала по комнате и отказывалась от еды. Она была похожа на дикого зверя, посаженного в клетку. И обвиняла меня в том, что я лишил ее свободы.

– Люсьен, ты ей помогал.

– Она это понимала по-своему. Через несколько недель она стала спокойнее, покладистее. Я подумал, что ей стало лучше. – Он вздохнул и откинул голову. – В конце концов меня вызвали по делам в Лондон. Когда я сказал Сабрине, что мне надо уезжать, она стала умолять меня остаться с ней. Но я уже несколько недель сидел в деревне, и мои дела... – Он провел ладонью по глазам.

– Ты уехал? Люсьен закрыл глаза.

– Не прошло и часа после моего отъезда, как она выскользнула из дома и оседлала норовистую лошадь. Та понесла через ручей и сбросила Сабрину. – Он медленно вдохнул. – Падая, она сломала шею.

– Люсьен, ты не можешь винить себя в ее гибели. Она была больна, она не соображала, что делает...

– Именно поэтому мне следовало остаться, – сказал он хрипло. – Я виноват в ее смерти.

– Фу-ты ну-ты! Надо же сказать такую глупость. Ты можешь отвечать только за свои собственные действия. – Она задумчиво на него посмотрела. – Кроме того, откуда ты знаешь, что было бы по-другому, если бы ты остался? Вполне возможно, она уже решила сбежать, и твое присутствие ничего не изменило бы.

Он покачал головой. Арабелла подумала, что он хотел бы поверить ее словам, но не мог.

– Знаешь, Люсьен, иногда даже зависящие от тебя люди должны принимать свои собственные решения и совершать свои собственные ошибки.

Из холла послышался смех. Голос Роберта звучал особенно громко. Арабелла повернула голову на звук.

– Именно так было с моим братом. Он был твердо настроен пойти на войну. У него были идеализированные представления о битве и ни малейшего понятия об истинном ужасе всего этого. Я пыталась объяснить ему, но он не хотел слушать.

70
{"b":"48","o":1}