ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Они взяли наш след, – прошептал Брофи. – Это мы привели их к пещере.

– Не вини себя. Рано или поздно они все равно бы нас отыскали, – ответил Селинор. – Но шанс есть. Я знаю здешние каньоны как свои пять пальцев.

Они поднялись вверх по склону, прошли по узкому ущелью и оказались у той самой расселины, где впервые встретились с Селинором.

– Сюда. – Брат Зимы перебрался через груду черных валунов. – Вулкан еще не потух, и извержения время от времени случаются. Сейчас мы находимся в районе, где особенно много ядовитых испарений. Держитесь поближе к девочке. Магия, которая защищает ее, защитит и нас. – С этими словами он прибавил шагу. Шара поспешила за ним. Брофи оглянулся и вроде бы уловил в тумане какое-то движение. Он подождал немного – все было тихо.

Селинор вел их вверх по каньону. Шара неустанно крутила ручку и едва поспевала за ним. Брофи замыкал процессию. Брат Зимы остановился, когда дорогу преградила трещина. Брофи поморщился – из-под земли поднимались зловонные испарения. Он подошел ближе – к отвратительному запаху добавился невыносимый жар. Остров Пепла мог бы, пожалуй, составить достойную конкуренцию Гнилым клетям – премерзкие места.

Селинор прислушался.

– Похоже, тихо. Попробуем обойти. Вон там. – Он указал на узкую тропинку, обходившую трещину слева. – Побыстрее. Брофи, иди вперед. Поможешь Шаре. Я, если понадобится, подтолкну ее сзади. У нее должны быть свободны руки.

Двигаться приходилось осторожно, маленькими шажками, прижимаясь спиной к скале. Перед тем как поставить ногу, Брофи проверял, надежна ли тропа впереди и не осыплется ли под его весом. Селинор держался увереннее. Сзади лаяли собаки.

– Догоняют, – прохрипел Брофи.

– Неважно. Главное перейти на другую сторону. Там они нас не достанут.

Тропа становилась все уже и ненадежнее. Один раз Брофи оступился и едва не утащил с собой Шару, но Селинор стоял на ногах твердо и удерживал их обоих, пока Брофи не нашел опору. Еще несколько шагов, и он ступил на твердую землю.

– Все в порядке, – облегченно вздохнул Селинор. – Выбросы здесь случаются регулярно. Так что, если повезет, через трещину они уже не переберутся.

Шагов через сто камень на груди брата Осени внезапно вспыхнул.

– Порченые! С неба! – крикнул он, выхватывая из ножен меч и рубя им, как могло показаться со стороны, воздух. Брофи вздрогнул от жуткого писка. Слева и справа от Селинора упали на землю два черных крыла. Брызнула кровь. Над головой закружились черные перья.

Упавшая тварь была вдвое больше ястреба и черная, как ворона. Хищно согнутый и вывернутый в сторону клюв не поместился бы на ладони. Свалившиеся в кучку черных внутренностей крылья продолжали биться.

Брофи вытащил меч Осени. В ушах его звучал голос Каменного Сердца.

– Шара, позаботься о ребенке! – кричал Селинор. – Если потребуется, прикрой ее своим телом. И не забывай крутить рукоятку!

Не успел он отдать последние распоряжения, как воздух наполнился пронзительными криками порченых птиц. Долетая до каньона, они складывали крылья и камнем падали вниз. Шара спряталась за валуном. Двух первых чудовищ Селинор разрубил пополам в тот самый момент, когда они уже готовились вцепиться в нее когтями. Брофи отсек крыло третьей. Птица каркнула, врезалась в землю, но поднялась и запрыгала к Шаре. Юноша прикончил ее следующим ударом.

Черные комья летели отовсюду, и Брофи едва успевал поворачиваться. Тем не менее, некоторые все же прорывались мимо мелькающих мечей. Облепив Шару, крылатые уродцы клевали ее в голову и царапали спину.

Селинор сражался рядом, но, в отличие от Брофи, сохранял полное спокойствие и орудовал мечом с невероятной ловкостью и быстротой. Каждый его удар достигал цели. Алмаз брата Зимы пылал, словно маленькое солнце. Атака с воздуха продолжалась не более минуты, но Брофи это время показалось вечностью. Наконец пронзительные крики смолкли. Небо очистилось.

Селинор моментально опустился на колени рядом с Шарой, прикрывавшей собой лежащего на перевязи ребенка. Вся ее спина была покрыта красными метками, цвет которых медленно менялся на черный. Положив на плечи девушки руку, брат Зимы закрыл глаза. Камни на груди и эфесе меча вспыхнули ярче.

Царапины и укусы стали краснеть. Кровь продолжала сочиться, но теперь они выглядели как обычные раны.

– Есть еще? – спросил Селинор, оглядывая ее руки, плечи, грудь, шею.

– Кажется, все.

– Хорошо. – Он кивнул и повернулся к Брофи.– Что у тебя? Надо убедиться…

Не договорив, брат Осени охнул и пошатнулся. Из бедра его торчал мокрый от крови наконечник прошедшей навылет стрелы. Брофи обернулся. Отряд огоггимских солдат достиг трещины. Прежде чем кто-то успел произнести хотя бы слово, их накрыла вторая волна.

Селинор бросился вперед, отмахиваясь от стрел мечом. Брофи заслонил собой Шару. Смерть со свистом проносилась мимо.

Под прикрытием лучников с полдюжины солдат устремились к тропинке.

– Беги! – крикнул Селинор. – Забирай Шару и беги!

Псы, заливаясь лаем, рвались с поводков.

Брофи колебался.

– Беги, парень! – Брат Осени уперся в него в него взглядом.

Брофи схватил Шару за руку и потащил за собой. В наступившей тишине эхо их шагов заметалось между стенами ущелья. Они пробежали, должно быть, около сотни ярдов, когда Брофи остановился и тряхнул головой. Что случилось? Похоже, голос Селинора привел в движение его ноги еще до того, как он сам принял какое-то решение.

– Он заставил нас бежать, – пробормотала, отдуваясь, Шара. – Применил магию, вроде той, что используют Зелани.

– Это все его камень, – прорычал Брофи, поворачивая назад. – Никогда не видел, чтобы им пользовались подобным образом. – Он перевел дыхание. – Идем.

– Брофи! – Крик Шары остановил его. Он обернулся. Шара стояла на коленях, вглядываясь в личико спящего младенца. – О нет! Нет!

Брофи подбежал к ней. На покрытой пушком макушке младенца отчетливо виднелась крохотная царапина. В стороны от раны уже протянулись черные змейки.

– Быстрее! – взревел Брофи, хватая Шару за руку. – Вставай! Нужно вернуться!

Она послушно кивнула.

Где-то далеко громыхнуло. И еще. И еще. Грохот нарастал и приближался. Внезапно мощный, как удар грома, треск расколол воздух и встряхнул землю. Громадный вал дыма устремился им навстречу. Брофи обхватил Шару и девочку руками, заслоняя от накатывающей стены, и прижал к скале. Обжигающая волна ударила в спину. Он закрыл глаза и стиснул зубы.

За первой волной пришла вторая. Горячий ветер всколыхнул волосы. Оглушающее шипение заполнило все вокруг. Легкие как будто вспыхнули, он стерпел. Силы оставили его, но не сознание. Он обходился без воздуха! От этой мысли по коже пробежали мурашки.

Газовые вихри наконец промчались. Шум утих. Налетевший ветерок расчистил воздух. Брофи выпрямился. Шара поднялась с колен. Они переглянулись и медленно побрели дальше, к трещине.

Селинор лежал неподалеку от нее. Три стрелы пронзили брата Зимы. И без того осунувшееся лицо после смерти напоминало съежившуюся маску из натянутой на кости кожи.

Свой последний бой Селинор принял на самом узком участке каньона. Рядом распростерлись рассеченные страшным клинком три огоггимских солдата. Еще несколько человек умерли от смертоносных газов. По другую сторону от трещины валялись с полдюжины псов с высунутыми языками.

Брофи выронил меч и, опустившись на колени, перевернул Селинора. Камень брата выскользнул из дыры в груди, и Брофи подхватил его, не дав упасть на землю. Острый, удлиненный осколок алмаза запульсировал.

В наступившей тишине слышались отдаленный гул проснувшегося вулкана и треньканье серебряной шкатулки.

– Надо идти, – напомнила Шара. – Нам нельзя задерживаться.

– Знаю. – Брофи накрыл ладонью розовую рану на груди дяди. – Добрых тебе снов, брат. Да будут прекрасны Перемены Года в той стране, куда ты ушел.

Он опустил в карман камень, поднял меч и… замер. На запястье чернела длинная царапина. Как и на голове младенца, от нее уже расходились черные щупальца.

101
{"b":"480","o":1}