ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скиталец
Цена удачи
В самом сердце Сибири
Неотразимый повеса
Поступки во имя любви
Перекресток Старого профессора
Альвари
Спасти лето
Бессмертный
A
A

– Бревно! Дерево! – Брофи схватил гафель и только тогда заметил пролом. Лодка наполнялась водой. – Есть течь! Долго не продержимся!

Бревно не только протаранило лодку, но и застряло в бреши.

Вспышка. Брофи привстал. За ударом грома снова полыхнула молния. Они действительно были в проливе. Но вода кишела бревнами. Громадные стволы ворочались, вздымались на волнах и падали сверху. Откуда они здесь взялись, да еще в таком количестве?

– Что это еще за… – Он не договорил – толстенный комель вынырнул из-под волны с явным намерением разнести жалкое суденышко в щепки. Брофи уперся в него багром. Проклятье! В Физендрии нет леса!

– Кто там? – прогремел из темноты мужской голос. Брофи обернулся. Темные фигуры уже бежали по плоту в направлении их плененной лодки.

– Кто там? – повторил тот же голос. – Эти воды принадлежат королю Фандиру!

Один из физендрийцев поднес к губам рог. Низкий, тревожный звук пронзил шум бури. Другой солдат вскинул лук. Стрела со свистом прошла мимо.

Брофи выхватил меч. Вторая стрела вонзилась в борт. Чья-то твердая рука схватила его за воротник и рванула вниз. Он поскользнулся, и налетевшая волна сбросила его в море.

Отчаянно взмахнув руками, Брофи сумел все же удержать меч Осени. Волны сомкнулись над головой. Тьма поглотила его. Мидью прыгнула следом.

– Драться бесполезно, – вынырнув, крикнула она, неуклюже загребая одной рукой и крутя ручку шкатулки другой. – Плыви. Ныряй под плоты.

Брофи потряс головой. Холодная вода остудила ярость и вернула его в чувство.

– Держись за мной.

Брофи всунул клинок в ножны и последовал за Мидью. Над головой ярились волны и громыхал гром, но под водой гнев стихии ощущался не так остро. Плывя наугад, он ударился обо что-то головой и попытался выбраться на поверхность, но мать Льюлем удержала его, вцепившись в запястье, и увлекла за собой. Легкие разрывались от нехватки воздуха, и тут Брофи вдруг обнаружил, что может обходиться и без него.

Сориентироваться было невозможно. Он полностью подчинился Мидью и, держась за перевязь, только отталкивался от качавшихся над головой бревен, которым, казалось, не будет конца.

Вверху посветлело. Брофи высунул голову, жадно схватил воздух и закашлялся. Рядом, как поплавок, покачивалась мать Льюлем.

Полыхнула молния. Он оглянулся. Солдаты на другой стороне плота столпились у пустой лодки.

– Эти воды принадлежат Огндариену, – бросил он. Будь физендрийцы поближе, он забрался бы на плот и поубивал всех.

Мидью потянула за рукав.

– Куда теперь? – спросила она, щурясь от бьющего в лицо дождя. Шкатулка продолжала играть, но музыку почти заглушал рев бури.

Брофи оглянулся. Вдалеке, за колышущимся морем бревен, проступали грозные стены Огндариена.

– К Каменному Сердцу, – прохрипел он, прислушиваясь к той буре, что рвала его изнутри, взметаясь валами ярости и страха. – Пока еще не поздно.

ГЛАВА 18

В ту ночь на Огндариен обрушился ливень, но жизнь в городе бурлила, как никогда. Повсюду светились фонари, горели факелы. Враг прорвался. Солдаты Фарадана захватили Каменную сторону. Физендрийцы заняли доки и Долгий рынок. Креллис разрушил оба моста, и теперь неприятель мог атаковать Ночной рынок только через залив. Брат Осени стоял у плотины вместе с мастером Горлимом. У причалов горели разведенные ночной стражей костры. Защитники Огндариена возвели баррикады вдоль всей набережной, но Креллис не тешил себя пустыми надеждами. Что такое баррикада по сравнению со стеной высотой в сто футов? Армиям Физендрии и Фарадана понадобился всего лишь месяц, чтобы взять считавшиеся неприступными укрепления. Через несколько часов неприятель прорвет самодельные заслоны из бочек с песком и рыбацких сетей.

А когда падут и эти защитные линии, останется только Колесо. Последнее сражение развернется там. Враг пойдет на приступ со всех сторон. Возможно, им удастся продержаться больше одного дня. В лучшем случае неделю. Но, в конце концов, их просто перебьют. Исход ясен, и дело лишь во времени.

Фандир снова обыграл его, прибыв с превосходящими силами, чтобы отобрать то, чем он, Креллис, не успел еще насладиться.

По заливу медленно проплывала физендрийская галера. Рассмотреть ее, даже с расстояния в тридцать футов, мешал непрекращающийся ливень. Снова и снова над водой звучал голос глашатая, повторявшего одно и то же обращение. Он стоял на носу, за высоким, утыканным стрелами деревянным барьером. Первого глашатая лучники подстрелили. Второй рисковать не хотел.

– Армия вашего законного короля Фандира Третьего, сына феникса, да будет долгим его правление, атакует на рассвете, – кричал глашатай. – Каждый, кто останется на этом острове, дабы противостоять ему, будь то мужчина, женщина или ребенок, будет уничтожен. Верные же королю граждане, которые уйдут с острова сегодня, заслужат прощение.

Глашатай помолчал немного и начал заново:

– Армия вашего законного короля Фандира Третьего, сына феникса, да будет долгим его правление, атакует на рассвете…

Креллис пробежал взглядом по шеренге промокших до нитки защитников города. Никто не повернулся к нему. Никто даже не посмотрел на него. Люди либо прятали глаза, либо следили за галерой. Креллис нисколько бы не удивился, начни Фандир наступление ночью. Ничто так не подрывает боевой дух солдат, как долгое ожидание. Тем более на холоде и под дождем.

Он и хотел бы ответить на призыв глашатая решительной, пламенной речью, но держал язык за зубами. Время речей прошло.

Креллис повернулся и направился к спуску со стены. Солдаты кутались в накидки, он же шел, расстегнув ворот, чтобы все видели горящий на груди камень.

Внизу его догнал Горлим.

– Таких галер ходит вокруг острова три. Предложение одно и то же.

Брат Осени хмыкнул.

– И что, слушают?

– Слушают. Движений пока нет, но ведь и ночь еще не наступила.

– Огндариенцы будут стоять до последнего. В этом можно не сомневаться. Они готовы умереть за свой город. Меня не они беспокоят.

– Солдаты.

Креллис кивнул.

– Они не местные. Бриллиант известного мира сияет сегодня не так ярко. Почему бы не сменить одну службу на другую? – Он махнул рукой. – Попытаемся остановить, будет еще хуже. Если человек хочет сбежать, дорожку он обязательно найдет.

– Да, господин.

– Ты, конечно, можешь поймать какого-нибудь дезертира, провести публичную экзекуцию, припугнуть.

– Да, господин.

– И позаботься вот о чем. Пусть офицеры расскажут своим людям, что Фандир пощадит их только для того, чтобы продать потом в рабство. Скажи, что за Закатными воротами уже стоят наготове двадцать невольничьих судов из Визара.

Горлим посмотрел на него.

– А они стоят?

– Может быть.

Пауза затянулась, и теперь уже Креллис посмотрел на мастера Цитадели. Горлим кивнул.

– Что-нибудь еще, господин?

– Да. Мне нужно знать, будешь ли ты здесь завтра утром.

Снова пауза.

– А вы, господин?

Некоторое время шли молча. Хлестал дождь. Говорить было не о чем.

– Ну вот, приказы ты получил, – сказал наконец Креллис.

– Да, господин.

Они остановились перед увеселительным заведением, ставшим временной штаб-квартирой защитников Огндариена. Куртизанки «Алого сердца» не очень обрадовались, когда их бесцеремонно изгнали с рабочих мест, но место было слишком удобное, просторное, а главное, из его окон открывался вид на весь залив.

Наружная лестница привела Креллиса на площадку второго этажа. Дверь открылась после первого же стука. Невысокий, плотный, неуклюжий и уродливый, как свинья, стражник по имени Рельф отличался быстротой, силой и надежностью. Противники имели обыкновение недооценивать его. Увидев брата Осени, он мгновенно отступил в сторону.

– Ужин подан, господин.

– Хорошо.

– Женщина проснулась. Я слышал ее шаги.

– Спасибо.

Рельф выжидающе посмотрел на него снизу вверх. Креллис понимал, что людям нужны иногда слова поддержки и одобрения, но ничего такого, что солдат хотел бы услышать, сказать ему не мог.

106
{"b":"480","o":1}