ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Беландра открыла, наконец, глаза и поднялась, руки свисали вдоль тела бесчувственными пульсирующими придатками. Она осторожно размяла пальцы, оставив в покое только большие, приоткрыла дверь, выглянула и, убедившись, что в коридоре никого нет, выскользнула из комнаты.

Рельф лежал на полу в луже собственной крови. Остекленевшие глаза смотрели в потолок.

Беландра опустилась на колени, расстегнула пряжку накидки, и, задев об нее сломанным пальцем, закусила губу от боли. Когда голова перестала кружиться, она поднялась и накинула на плечи плащ.

На площадке за дверью тоже никого не было. Ливень, какого Беландра не видела, наверное, последние лет десять, исчерпал наконец-то силы и начал стихать. Шлепая босыми ногами по мокрым ступенькам, она выбежала на затопленную улицу и повернула к «Голубой лилии». Основой обороны Огндариена должны были стать Зелани. Там, где появлялись юные маги, люди мгновенно обретали уверенность и брались за оружие. Беландра почти добралась до театра, когда наткнулась на группу собравшихся в конце переулка зевак.

Она опустила капюшон, предусмотрительно засунула руки под накидку и протиснулась через толпу. Несколько Зелани и с десяток солдат окружили распростертое на камнях тело.

Сердце екнуло еще до того, как она увидела знакомое лицо с перепачканной кровью бородой. Креллис лежал на спине, раскинув изрезанные руки. На правой недоставало кисти. Смертельный удар поразил брата Осени в грудь, где зияла глубокая красная рана.

Еще совсем недавно она сама призывала на него смерть, клялась жестоко отомстить за все содеянное. Но теперь, увидев его мертвым, Беландра испытала совсем другие чувства, среди которых не нашлось места радости. Креллис не соврал. Косарь действительно сбежал, перехитрив тюремщиков и поквитавшись наконец с давним врагом.

Беландра опустилась на колени.

– Вот все и закончилось, – прошептала она и, покачав головой, отбросила капюшон.

Длинные каштановые волосы рассыпались по плечам, и по толпе прошел шепоток. Люди притихли, узнав сестру Осени.

Беландра обнажила рану на груди Креллиса. Камень потемнел. Она дотронулась до него и ничего не ощутила. Связь прервалась. Человек, долгие годы бывший ее любовником, умер, но его смерть не принесла того ощущения пустоты, что постигло ее со смертью Бридеона. Тогда, хоть их и разделяли сотни миль, она сразу почувствовала – случилось что-то ужасное. Сейчас Креллис лежал рядом, и она не чувствовала ничего.

А вот ее собственный камень откликнулся на прикосновение мгновенно и запульсировал живее, энергичнее, чем прежде. А это означало…

– Брофи… – прошептала она и, поднявшись, бросила последний взгляд на неподвижное тело. Неужели Креллиса убил Брофи?

Нет. Все указывало на другого. Прежде чем убить врага, Косарь всегда отсекал ему правую руку. В Керифе таким жестом выражали презрение к противнику, как бы говоря: прежде чем забрать у тебя жизнь, я взял твою руку. Тогда оставалось только предположить, что Брофи отправился к Каменному Сердцу. Неужели решился пройти испытание в одиночку?

Кто-то взял ее за локоть.

– Сестра, что нам делать?

Она повернулась к востоку. Сквозь редеющие тучи пробились первые лучи, и крыша Зала Окон на вершине Колеса словно вспыхнула.

Тишину прорезал звук рога.

За ним последовал второй, третий. Беландра посмотрела на юг.

– Что это? – спросил кто-то.

– Сигнал к атаке! – крикнул один из солдат. – Они идут на штурм! Бежим!

Толпа заволновалась. Кто-то бросился к воде. Кто-то растерянно оглядывался.

– Стойте! – крикнула Беландра. – Стойте! – Большинство повернулись к ней, но двое или трое солдат не остановились и через мгновение исчезли из виду, растворившись в ближайших переулках.

– Мы должны принять бой! Огндариен наш дом. Неужели мы отдадим его врагу? Неужели даже не попытаемся защитить?

– Но у нас нет никаких шансов, – послышался голос из толпы.

Она распахнула платье, обнажив сияющий между грудей камень.

Боль копьем пронзила сломанные пальцы, но Беландра лишь скрипнула зубами.

– Город принадлежит нам! Мы построили его! Мы возвели стены! И я не намерена отдавать Огндариен какому-то кровожадному дикарю с юга!

Ее слушали. Мало того, горожане и солдаты даже подались к ней, окружив тесным кольцом. На лицах многих играли красноватые блики.

Вперед выступил красивый юноша с русыми волосами и темными глазами. Беландра узнала в нем Калеба, одного из Зелани и друга Шары.

– Сестра, брат Креллис мертв. Его солдаты бегут. Нам не на что надеяться.

– Не на что надеяться? – Она обвела взглядом напряженные лица. – Штурм начался, да, однако ж мы здесь. Брат Осени умер? Нет, он восстал! И это не чужак из Физендрии или какой-нибудь фараданский принц. Это настоящий наследник, и он только что прошел испытание Камнем!

Толпа зашумела. Вслушиваясь в голоса, Беландра ловила нужное слово, чтобы закончить речь.

– Брофи? – неуверенно спросил кто-то.

– Да! – воскликнула она. – Брофи вернулся и устранил Креллиса. Он вернулся, чтобы исправить все, что было не так. Он вернулся, и он здесь!

– Неужели?

– Как?

– Когда?

– Это правда? – спросил Калеб. – Наследник Осени действительно в городе?

– Да!

– А Шара-лани?

– С ним, – ответила Беландра, надеясь, что так оно и есть. Юноша улыбнулся.

– Тогда мы будем драться. Шара оставила нас защищать город, и я ее не подведу.

– Я тоже, – подхватил его сосед. Остальные Зелани повторили те же два слова.

– Никто еще не покорил Огндариен, и никому это не удастся! – крикнула Беландра. – А сейчас давайте отступим к Колесу. – Она повысила голос. – Уходим с Ночного рынка! Сбор на Колесе!

– Все к Колесу! – подхватил один из солдат, потрясая в воздухе копьем. Собравшиеся отозвались восторженными криками. – К Колесу!

Беландра повернулась к старшему из Зелани.

– Калеб.

– Да, сестра?

– У меня для вас особое задание. Рассейтесь по острову. Передайте всем, чтобы подтягивались к Залу Окон. Кто бежит, пусть бежит. Кто готов сражаться, пусть пробирается к Колесу. Огндариенцы защищали его еще до того, как были построены стены. Если правильно организовать оборону, там можно продержаться целый месяц. Соберите всех, и тогда у нас появится шанс. Ступай!

Калеб повернулся к другим Зелани.

– Селиз, возьми на себя южную сторону Ночного рынка. Гедж и Рила – юго-западную. Баштин и Баксин, отправляйтесь на север…

Через несколько мгновений толпа рассеялась, и Беландра осталась одна посреди пустынной улочки. Где-то далеко еще звучал рог, но потом и он умолк. Она повернулась к Креллису, закрыла глаза и произнесла последнее «прости».

За спиной послышались шаги. Сестра Осени открыла глаза.

– Не думала, что ты зайдешь так далеко.

Косарь стоял перед ней в распахнутом плаще, держа руку на рукояти меча.

– Тебе следовало воспользоваться собственным советом и подняться на Колесо.

Молчание повисло между ними.

– Ты ранен? – спросила наконец Беландра, заметив, что дно плечо у него как будто выше другого.

– Драться могу.

– Конечно, – прошептала она, откашлялась и добавила уже громче: – Сражаться ты мог всегда.

– А ты? – Он посмотрел на ее руки.

Руки? Она подняла их. Сломанные пальцы распухли и посинели.

– Меч держать не могу, если ты это имеешь в виду. Но драться буду до последнего дыхания.

Суровые черты тронула тень улыбки. Отсвет камня лег на впалые щеки.

– Мне нужно было давно сделать это… позволить тебе убить его.

– Да.

– Но я не могла.

– Знаю. А мне нужно было давно нарушить клятву и убить его без твоего позволения.

Она кивнула.

– Но я не мог.

– Косарь, ты уже столько дал мне, не получив ничего взамен. Я ничего не обещала тебе, и ты ничем не обязан Огндариену. Но сейчас городу не обойтись без твоей помощи. Можешь простить глупую женщину?

Он протянул забрызганную кровью и покрытую шрамами руку. Руку вечного воина. Прикоснулся к ее обезображенным пальцам. И лицо его вдруг озарилось улыбкой.

113
{"b":"480","o":1}