ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, для кого-то тьма соблазнительнее света. Остается только надеяться, что, когда все кончится, сторонников добра будет больше, чем приверженцев зла. – Он сел, скрестив ноги, и положил Камень перед собой.

– Веди меня. – Сестра Осени опустилась напротив племянника и возложила на Камень распухшие руки.

– Позволь и мне помочь тебе.

Шара встала рядом с ним на колени. Он посмотрел на нее немного странно, словно издалека, потом улыбнулся и, наклонившись, поцеловал.

– Спасибо. За все.

– Пожалуйста. Что я могу сделать?

– Многое. Начни с дыхания. Сосредоточься. Собери всю свою магию. Я скажу, когда начинать.

– Что я должна делать?

Он погладил ее по щеке и отстранился.

– Я скажу… позже.

По лестнице карабкалось еще одно чудовище. На его голове было два лица, а туловище имело дополнительную пару рук.

Быстрое как ветер, существо устремилось в атаку. Косарь отпрыгнул в сторону и располосовал врагу брюхо. Из раны вывалились кишки. Тварь пронзительно взвизгнула и выбросила руку-лany, расцарапав воину шею. Керифянин со стоном упал на колено.

Подскочив к монстру сбоку, Мидью воткнула ему в глаз меч Зимы. Двуликий урод захрипел и повернулся к новому противнику. Женщина отступила, придерживая одной рукой перевязь с девочкой, а когда тварь бросилась на нее, легко ушла в сторону. Грохнуло стекло. Гадина, промахнувшись, влетела в Зал Окон.

Брофи и Беландра склонились над камнем. Брат Осени кивнул и начал тихонько, почти шепотом напевать.

– Что ты делаешь?

– Слушай его пение. Пой вместе с ним.

Сестра кивнула. Два голоса зазвучали громче.

– Чувствуешь? – спросил Брофи.

– Клянусь Переменами! Оно вокруг! Оно везде!

– Это черная эффемерия. Направляй ее в Камень.

– Не могу. Это… это ужасно…

– Отдай ее Камню. Пропусти через себя и отдай Камню.

Закрыв глаза, они продолжали петь. Чем громче звучал голос, тем покойнее становилось у Беландры на душе. Боль в руках смягчилась. Брофи сосредоточенно хмурился. Ветер, проходя через него, трепал золотистые кудри и исчезал в Камне.

Шаре хватило нескольких мгновений, чтобы пройти все круги дыхания и миновать пять врат. Сила концентрировалась в ней, как в воздухе перед грозой концентрируется напряжение. Ей не терпелось поскорее поделиться энергией с Брофи и Беландрой, но она терпеливо ждала сигнала.

Теперь ветер рвался к ним отовсюду, со всех сторон. Кружение радужных сполохов в Каменном Сердце замедлилось, яркие краски начали бледнеть и меркнуть, растворяясь в сером.

Еще одно существо подползло к керифянину. Шею его покрывали густые и жесткие волоски, уши были тонкие и суженные кверху, глаза сверкали, как золотые монеты. Существо подползло ближе, замерло и заурчало. Когти царапнули камень.

Косарь поднял меч. Получеловек-полузверь поднял голову, словно прислушиваясь к чему-то, протяжно мяукнул и посмотрел в небо. На глазах у людей уши его уменьшились, округлились и прижались к черепу. Из пасти вырвался порыв ветра. Из глаз исчез металлический блеск. Щетина поредела, втянулась под кожу и исчезла. Когти превратились в обычные пальцы.

Освободившись от порчи, существо стало женщиной. Растерянная, она попятилась и едва не скатилась по лестнице. Косарь схватил ее за руку.

– Поднимайся, – сказал он. – И не бойся.

Женщина смущенно проскользнула мимо него и забилась в уголок, со страхом наблюдая за происходящим.

Картина менялась. Сражение на улицах города продолжалось, мечи звенели, но теперь на фоне звериного рева все чаще слышались крики людей. Те, кто поборол порчу в себе, сошлись в смертельной схватке с теми, кто принял заразу.

– Ее слишком много! – крикнула Беландра. Каменное Сердце потемнело, наполнившись кружащимися черными вихрями.

– Знаю, – бесстрастно ответил Брофи. – Продолжай.

– Нельзя! Мы…

– Продолжай.

Камень задрожал.

– Остановись! Ты его погубишь!

Брофи открыл глаза и убрал руки с Каменного Сердца.

– Не беспокойся.

– Посмотри, больше в него не вместится. Если Камень расколется, все зло снова попадет в мир.

– Знаю. – Он посмотрел сначала на Шару, потом снова на Беландру. – Я приму зло в себя и буду держать, как это делала девочка.

– Что? – Беландра уставилась на него как на сумасшедшего. – Что?

– Нет! – У Шары перехватило дыхание. Она потянулась к Камню – забрать… схватить… не дать… Из глаз брызнули слезы. – Нет, Брофи. Пожалуйста… нет. Мы что-нибудь придумаем… найдем… Мы…

– Что придумаем? Что найдем? Еще одного ребенка? Нет. Это мой путь, и я пройду его до конца.

– Ты сам не понимаешь, что делаешь!

– Ш-ш-ш… – Он приложил палец к ее губам. – Не надо. Не надо меня уговаривать. Лучше помоги. Одному мне не справиться.

По ее щекам катились слезы. Рядом тихонько плакала Беландра.

– Нет, Брофи, – повторяла она. – Нет. Я сама это сделаю. Позволь мне…

Он покачал головой.

– Каменное Сердце выбрало меня. Выбрало давно. Я всегда это чувствовал, еще с детства. Так что делайте, как я скажу.

Беландра зажмурилась, сдерживая слезы, но они все ползли и ползли по забрызганному кровью лицу. Косарь опустился на колено, наблюдая за склоном.

– Ладно, – всхлипнула Шара.– Ладно. Скажи, что надо делать. – Она сделала глубокий вдох.

Брофи лег на спину и поставил Камень на грудь, так, чтобы оба алмаза, большой, потемневший, и маленький, красный, касались друг друга.

– Помнишь керифский корабль? – негромко спросил он. – Помнишь тот сон? Как мы летали над городом?

Шара смогла лишь кивнуть.

– Уведи меня туда. Раз уж нужно выбрать место, где останешься навсегда, я выбираю это.

Она шмыгнула носом.

– Сможешь? – Он закрыл глаза. – Сможешь увести меня туда?

– Я… да, смогу.

– Мы заключим черную эффемерию в мои сны, – продолжал Брофи. – И я буду держать ее там. Только вы не должны меня будить. Ни при каких обстоятельствах. Что бы ни случилось.

– Пообещай.

– Ох, Брофи!

– Пообещай.

Она молчала, и он снова открыл глаза. Его взгляд обжигал. Каждый миг ее молчания, каждый миг нерешительности был для Шары борьбой за него.

– Обещаю, – прошептала она.

Веки опустились.

– Бель, заверши то, что мы начали. – Голос звучал так, словно он был уже где-то далеко. – Камень вобрал почти все. Нужно собрать остальное. Сделай это и перешли в меня через Камень.

Беландра кивнула.

– Я все сделаю, – прошептала она. – И… я люблю тебя, Брофи. – Голос дрогнул, и сестра Осени замолчала. Сглотнула слезы и возложила руки на Камень. Внутри алмаза вновь закружили черные вихри. Она закрыла глаза.

– Заверши все, что мы начали, – повторил едва слышно Брофи. – Сохрани Огндариен. Убереги его от зла. Не дай городу погибнуть.

Дыша в одном ритме с Брофи, Шара положила ладони ему на лоб и проникла в его мысли. Как всегда, они были чисты и прекрасны. Она проникла глубже, туда, где хранился их общий сон.

– Идем, – сказала она. – Давай полетаем.

Они выплыли из Зала Окон и полетели над Огндариеном. Городом, который знали с детства. Городом, не тронутым черной эффемерией.

– Навсегда, – прошептал он.

Они плыли над поглаживающими берег волнами. Он поймал ее за руку и, притянув к себе, начал жадно целовать. Тела их переплелись, и они снова взмыли ввысь.

Сон пришел быстро. Тело расслабилось, руки сползли на землю. Брофи лежал неподвижно, и только под веками метались беспокойно зрачки. Шара негромко запела. Беландра склонилась над Каменным Сердцем. Кружащиеся в нем черные вихри постепенно бледнели, серели. Цвета возвращались, набирали силу и яркость.

Менялось и небо над головой. Тучи рассеялись, в просветах между облаками заблестела синева.

– Действует, – прошептала Шара.

Рядом с женщинами опустилась мать Льюлем.

– Смотрите. – Она указала на запад. – Солдаты Огоггима вошли в город.

Шара подняла голову – люди в синей форме перебирались через Закатные ворота и разбегались по укреплениям.

118
{"b":"480","o":1}