ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В голове у Брофи зазвучало тихое пение. Звучало оно постоянно, куда бы он ни пошел, но громче всего в Зале Окон. Слов было не разобрать, но сейчас мелодия напоминала стон ветра или плач потерявшегося ребенка. Пришедшие попрощаться с Селидоном держались группками и переговаривались тихими, приглушенными голосами. Трент направился прямиком к помосту.

Брофи невольно напрягся, готовясь к очередной дурацкой выходке приятеля.

Звякнула бутылка. Трент, наклонившись, всматривался в безмятежное лицо покойника. Брофи медленно подошел ближе. На первый взгляд, Селидон совсем не пострадал, но вблизи тела явственно ощущался запах горелой плоти. Брофи сглотнул, стараясь не думать о том, как выглядит грудь Селидона под белым бархатным камзолом.

Некоторое время два друга стояли молча. Потом Трент поднял бутылку, вырвал зубами пробку, смочил вином указательный палец и осторожно коснулся им губ Селидона.

– Спи спокойно, кузен, – хрипло проговорил он и, уже повернувшись к выходу, добавил: – И счастливых тебе снов…

Брофи остался один, но, постояв еще немного, так и не нашел подходящих слов для юного и отважного наследника Зимы. Трент ждал его в саду.

– Извини, – сказал Брофи, подойдя к другу. – Извини за то, что я там наговорил.

– Ничего. – Трент пожал плечами. – Ты меня тоже извини. Надо было прийти.

– Ты и был там, только по-своему.

Они подходили к длинной, обвивающей холм лестнице, когда Трент вдруг остановился.

– Броф?

– Да?

– Ты взаправду это слышишь? Ну, пение Каменного Сердца?

– Да. Всегда. С того момента… В общем, давно. – Вдаваться в подробности после того, как Трент поднял его на смех, не хотелось.

– А я не слышал ни разу. Ни разу.

– Знаю. – Сердце сжалось от боли за друга. А смог бы он решиться пройти испытание, если бы не слышал этого ободряющего зова Камня?

– Я чужой здесь, понимаешь? Здесь все не мое. Мой дом в другом месте.

– Неправда.

– Не ври. У тебя это плохо получается.

Брофи смущенно опустил голову.

– Я не огндариенец и никогда им не стану, но отец все равно заставит меня проходить испытание. Он все еще мечтает вернуться в Физендрию и занять трон предков. И хочет, чтобы я подержал для него место в Совете.

– Он сам тебе это сказал?

– Нет. По крайней мере, не словами. Просто дал понять.

– Но ведь Физендрия… Это же дикая страна.

Трент нахмурился и исподлобья посмотрел на друга.

– Она не всегда была такой, как сейчас. У всех бывают трудные времена.

– Послушай, они ведь много раз нападали на Огндариен. Вся их культура основана на жестокости и крови. Ничего другого они и не знают. Если бы не стены Коэльо…

– Что ты знаешь? Ты же никогда там не был!

Брофи помолчал, восстанавливая дыхание. Почему Трент защищает физендрийцев? В Огндариен его привезли еще ребенком. Что он может помнить о своей далекой родине?

– Почему твой отец так хочет вернуться? Какое ему дело до физендрийского трона?

– Каждая страна заслуживает хорошего короля, а отец считает, что лучше его с управлением никто не справится. – Трент рассмеялся. – Даже я был бы лучшим королем, чем Фандир.

– Но Креллис нужен нам здесь.

– Знаю. Отцу следовало бы остаться в Огидариене, где его все любят, где его поддерживает Беландра. А вот я с его помощью мог бы отправиться на юг.

Мимо, держась за руки, прошествовала пожилая пара.

– У моего дяди там больше врагов, чем друзей, – продолжал Трент. – Имея небольшой отряд и запасшись золотом, мы могли бы заявить свои права на трон. Конечно, крови пролилось бы немало, но война была бы недолгой. Я правил бы от имени отца. Объединил бы пятнадцать семейств. Запретил бы это мерзкое состязание, Девять ступеней. Улучшил бы жизнь народа. В союзе с Огндариеном Физендрия снова открыла бы торговые пути через Летние моря. Страна могла бы процветать даже при умеренных налогах. А потом, когда пропавшие братья вернутся, отец мог бы присоединиться ко мне.

Брофи схватил друга за плечо. Трент повернулся – решительный, сосредоточенный, с огнем в глазах. Несколько секунд они стояли молча, глядя друг на друга, потом по губам Трента скользнула улыбка.

– Отличная идея. Ты должен обязательно поговорить с отцом.

Трент покачал головой.

– Должен. Ты сможешь его убедить, – настаивал Брофи.

– А ты поедешь со мной, Брофи? Если так случится, ты будешь со мной? Прикроешь тыл, пока я перетопчу тех змей. Уверен, у меня получится, если ты будешь рядом.

Брофи попытался представить себя в Физендрии: Трент на троне, он рядом. Картина не складывалась.

– А я бы помог тебе найти пропавших братьев, – добавил Трент. – Мы даже могли бы сделать это сначала, а уже потом отправляться в Физендрию. Ты прикроешь меня, я прикрою тебя.

Брофи опустил руку. Трент всегда отличался смелостью, но сейчас, в момент, предшествующий настоящему подвигу, в нем проступила непонятная слабость.

– Ты же знаешь, я всегда буду с тобой. Куда бы ты ни пошел.

Трент шумно и с облегчением выдохнул и опустил глаза.

– Спасибо, друг. Для меня это многое значит.

– Давай вернемся домой. Тебе надо поговорить с отцом.

– Хорошо. Но только не сейчас.

– Послушай…

– Нет, не сейчас. Селидон еще не похоронен. Планы подождут. По крайней мере несколько дней.

Брофи кивнул.

– Ладно.

Трент огляделся и тихонько прошептал:

– Ты сделаешь для меня кое-что?

– Конечно.

– Давай выпьем, а? Пить одному такая скука. А мне это нужно. Немного расслабиться, прежде чем… Ну, сам знаешь. – Он помолчал. – Понимаю, ты не хочешь. Но за компанию, а? Ради меня?

Брофи молчал. Трент, вперив взгляд в землю, превратился в статую.

– Ну, не знаю… А что у тебя там, в бутылке?

Трент вскинул голову и улыбнулся.

Брофи выхватил «Кровь сирены» и приложился к горлышку.

ГЛАВА 11

– Вот еще один! – крикнул Брофи.

– Где? – Трент обернулся так быстро, что едва не упал.

– Вот! Вот! – Брофи указал на танцующую над головой друга искорку. – Это мой!

Оба подпрыгнули, стараясь дотянуться до светящегося пятнышка. Ладонь коснулась мигающего глаза, и Брофи почувствовал, как по руке пробежала легкая щекочущая дрожь. Радость оказалась недолгой – в следующий момент он грохнулся на мостовую. Тренту повезло больше, его падение смягчила спина друга. Они сцепились, как кошки в мешке, и тут же раскатились, хохоча как сумасшедшие.

Открытие искорок стало кульминацией этого веселого дня. Друзья уже несколько часов гонялись за озорными светлячками по всему Долгому рынку.

Сначала Брофи в них не поверил. Как не поверил в появившуюся из облака голую женщину. Или в высовывающиеся из-под воды крохотные личики. Или в выросший из ниоткуда длиннющий нос. Но светлячков они с Трентом увидели одновременно, и сей факт неоспоримо доказывал реальность их существования.

Брофи перекатился на живот и встал на колени, пытаясь отдышаться. Легкие горели, и в этом не было ничего странного – весь день на ногах! И всё бегом! И всё со смехом! Начав с утра, они побывали, кажется, везде, а сейчас солнце уже клонилось к закату.

Трент ухитрился подняться первым и, вскинув руки над головой, запрыгал вокруг побежденного.

– Поймал! Поймал! – кричал он, оборачиваясь к прохожим. Народу на Долгом рынке оставалось еще немало, и вокруг двоих весельчаков собралась небольшая толпа.

– Я Трент Всемогущий! Я поймал светляка!

– Нет, не поймал! – Брофи вцепился в приятеля. – Врешь! Врешь! Покажи!

Трент вырвался, засунул сжатый кулак под мышку, оберегая свое сокровище, и попятился, но споткнулся о дышло телеги и хлопнулся в грязь.

– Нет, не покажу, – заявил он, не торопясь подниматься. – Это мой светляк. Я его поймал, и я его съем.

Брофи прыгнул на приятеля сверху и, повалив на спину, попытался разжать стиснутые пальцы.

– Светляка нельзя есть. Нельзя! Съешь – и лопнешь от счастья. Не веришь мне, спроси любого!

21
{"b":"480","o":1}