ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Услышав шум в одном из боковых коридоров, она вскочила и схватила кинжал. Остальные сестры тоже поднялись. Из темноты появилась Лоудон. За ней следовал Косарь, несший на плече что-то тяжелое, завернутое в одеяло.

Ноги приросли к полу. Тело!

Не говоря ни слова, воин вышел на середину зала и осторожно опустил ношу.

– Бедное дитя… – Беландра опустилась на колени и провела ладонью по щеке Шары. Бледное, высохшее лицо принадлежало, казалось, старухе, а не цветущей, полной жизненных сил, красивой молодой женщине.

Джайден и Хезел встали рядом.

– Ты все-таки нашел ее, – прошептала Хезел.

Беландра повернулась к керифянину.

– Проблемы были?

– У меня нет, а вот у тех, кого Виктерис оставил стеречь ее, теперь есть.

Лоудон нашла в складках руку Шары и сжала ее. Джайден пощупала пульс на шее.

– Жить будет, – сказал Косарь. – Мне пришлось усыпить ее, чтобы вынести оттуда. С Зелани рисковать не стоит.

Валлия поднесла факел к лицу спящей. Все вместе женщины аккуратно развернули одеяло и замерли от ужаса. Лежавшее перед ними обнаженное тело походило на скелет – колени стерты до мяса, на ногах засохла кровь, и всюду синяки и царапины.

Беландра стиснула зубы.

Сестры переглянулись. Даже мягкое обычно лицо Хезел походило на каменную маску. Лоудон отвернулась, но руку Шары не выпустила.

– Пришлось ждать темноты, – глухо сказал Косарь. – Замков на двери не было, но она не хотела уходить. Должно быть, Виктерис удерживал ее с помощью магии.

Лоудон кивнула и шмыгнула носом.

– Я наблюдала за ней через окно. Она была голая и ползала по комнате. Я пыталась заговорить с ней… пыталась помочь… Она не слушала и только ползала и ползала кругами по комнате.

– Да, то, что я там увидел, забудется вряд ли, – бесстрастно добавил керифянин.

– На коленях живого места не осталось, – продолжала юная перевозчица. – И еще… – голос ее дрогнул, – за ней тянулся кровавый след. Я хотела увести ее сразу же, но он сказал, что надо подождать.

– И был прав, – вставила Хезел. – Теперь она с нами.

– Прости меня, – прошептала Беландра, склоняясь к плечу спящей женщины. – Мне так жаль.

– Сколько еще будет действовать сонное зелье? – спросила Джайден.

– По крайней мере несколько часов, – ответил керифянин.

Валлия кивнула и, впервые за вечер нарушив молчание, твердо заявила:

– Кому-то надо постоянно быть с ней.

– И ей понадобится вода и пища, – добавила Хезел.

– Можно мне? – смахнув слезы, спросила Лоудон. – Я все сделаю.

Хезел посмотрела на Беландру. Та кивнула.

– Идем со мной, дитя, – сказала сестра Лета. Лоудон нерешительно взглянула на Беландру.

– Все в порядке. Иди.

Валлия исчезла в одном из темных коридоров. Хезел и Лоудон занялись разбором припасов. Беландра оставила с Шарой. Джайден и отвела Косаря в сторонку.

– Послушай…

Он нахмурился, как будто уже знал, о чем пойдет речь.

– Ты не можешь мстить Виктерису.

– Ошибаешься. Я не брал на себя никаких обязательств в отношении этого человека и не буду.

– Мы все испытываем одни и те же чувства. Я бы сама вырвала у него сердце, если бы могла.

– Можешь ты или нет – неважно. Я могу.

– Нет!

Он поднял бровь.

– Послушай меня, друг мой, – умоляюще заговорила Беландра. – Раны Шары проникли глубже, чем тебе видится. Тело ее выздоровеет, но страшнее всего та сила, что удерживала Шару в комнате. Магия Зелани – вещь тонкая и опасная. Мы не можем убить его до тех пор, пока он не снимет наложенное на нее заклятие.

Керифянин поиграл желваками. Вздохнул.

– А потом?

– Месть, если придет ее черед, принадлежит Шаре, а не тебе.

Он помолчал немного и кивнул.

– Хорошо. Что я могу еще сделать?

– Я хочу, чтобы ты немедленно вернулся к Брофи.

Керифянин покачал головой.

– Нет, мое место рядом с тобой. Когда Креллис…

– Нет…– Многое между ними осталось недосказанным, но сейчас время для разговора было неподходящее. Она положила руку ему на плечо. – Пожалуйста, мой друг. Пожалуйста. Сделай так, как я прошу. Брофи наш последний наследник. Он должен вернуться и пройти испытание. Ты же не хочешь, чтобы братом Осени оставался Креллис?

На мгновение ярость исказила его черты.

– Если ты займешься Креллисом…

Он поднял руку. В его глазах она увидела старую боль. Но в следующий миг чувства скрылись за непроницаемой завесой хладнокровия.

– Я не нарушу клятву. Я уже дал тебе слово и не отступлю от него. Физендриец жив, пока ты этого хочешь.

– Я не имела в виду… – Она протянула руку, но он отстранился.

– Я сделаю все так, как ты просишь. Меньшего ты не заслуживаешь. – Привычные слова ритуала прозвучали сухо и безжизненно. Косарь повернулся и исчез в темном коридоре, откуда появился.

Беландра вздохнула и, чтобы не упасть, оперлась на сталактит.

– Он любит тебя, да? – проскрипел за спиной старческий голос Джайден.

Она вздрогнула и оглянулась.

– Да. С первой нашей встречи… много-много лет назад.

– А ты? Ты тоже его любишь?

Беландра грустно посмотрела на сестру.

– Ох, Джайден. Я бы так этого хотела. Ради себя. Ради него. Ради Огндариена. Но не могу. – Она отвернулась. – Иногда мне кажется, что Креллис послан мне как наказание за то, как я поступила с Косарем.

– Дитя мое. – Старуха сжала ее руку. – Не пытайся найти смысл в любви. Это игра, в которой никогда не выиграешь.

ГЛАВА 10

– О шлюзах для Огндариена мечтал Донован Моргеон, воплотил же мечту в жизнь мастер Коэльо, – рассказывал Креллис отцу Льюлему. – Подобно многому другому в этом городе, они являют собой уникальное достижение. Ничего подобного нет в целом мире.

Посланник империи вытянул шею, пытаясь рассмотреть далекий туннель. Его жена, вцепившись тонкими, птичьими пальцами в рукав супруга, подобного интереса не проявила; взгляд ее, казалось, постоянно искал что-то под ногами.

Троица шествовала по занятой преимущественно постоялыми дворами и тавернами Канальной улице. Вытянувшись вдоль шести шлюзов, она начиналась у бухты и заканчивалась у входа в туннель.

– Вода поступает из Великого океана? – осведомился отец Льюлем.

– Совершенно верно, – кивком подтвердил Креллис, указывая на крутой горный кряж между Закатными воротами и Цитаделью. По вершине кряжа проходила крепостная стена высотой в сто футов. Заставленная ветряными мельницами, она защищала город на всем протяжении от бухты до самой высокой точки города. – Вода из океана поступает через водозаборы в Мельничной стене. Насосы подают ее наверх через систему резервуаров. Достигая высшей точки вон там, на вершине Цитадели, – Креллис указал на башню в юго-западном углу города, – она сбегает вниз по акведуку, проходит по туннелю, пробитому через эту вот гору, и изливается в верхний шлюз. Далее мы можем направлять ее либо на восток, либо на запад.

Выпустив рукав брата Осени, посланник Огоггима похлопал в ладоши.

– Вы соединили два моря, которые в противном случае так никогда бы и не встретились. – Он посмотрел на Креллиса глазами цвета оникса. – Вы познали вкус императорской власти. Этот мастер Коэльо, не читал ли он повесть о правлении Ога, бывшего первым воплощением Бога на земле и создавшего сам Великий океан?

Креллис почтительно склонил голову.

– Нисколько в этом не сомневаюсь.

Льюлем снова похлопал в ладоши.

– Определенно, читал. Иначе откуда он мог так хорошо познать законы вод.

Для человека весьма почтенного возраста Льюлем демонстрировал удивительную выносливость и поразительную любознательность. Он не только хотел знать все, но и стремился все увидеть. Посланник лишь накануне вернулся из Физена, а уже утром выразил желание осмотреть город. Все попытки Креллиса выяснить детали его пребывания в Физендрии наталкивались на вежливый отказ.

Достигнув конца улицы, брат Осени повел гостей в туннель. Всего лишь несколько шагов, и из мира света и жары они переместились в мир приятной, освежающей тени. Высота туннеля достигала ста футов, что позволяло проходить по нему самым высоким судам.

53
{"b":"480","o":1}