A
A
1
2
3
...
55
56
57
...
120

Брофи пожал плечами.

– Я только хотел понять, принимать ли его угрозы всерьез.

– О, Шидара нельзя недооценивать. Он видел, что ты сделал с Вакко, вот и испугался.

– Что ж, постараюсь не разочаровывать.

– Удачи. – Незнакомец усмехнулся. – Они все заодно. Родственники Фи.

– Точно, – добавил Тидрик. – Шидар его родной брат, Рейта и Бесдин – двоюродные…

– Не будем вдаваться в семейную историю. Наш герой понял, с кем имеет дело.

Если Тидрику и не понравилось, что его перебили, протестовать он не стал.

– Фи стоит у льва? – спросил Брофи.

– Да. Любимчик королевы. То есть… – Незнакомец заморгал, изображая удивление. – Стоп, стоп. Подожди-ка… Так теперь ты ее любимчик!

– Поэтому Фи тебя и ненавидит.

– Он уже… – начал незнакомец, но Тидрик оказался быстрее:

– …поклялся, что убьет тебя!

Незнакомец вздохнул и схватил паренька одной рукой за шею, другой за пояс.

– Эй! Фанки! – успел крикнуть Тидрик.

В следующий момент он отлетел футов на шесть и упал на песок, но перекувырнулся и ловко вскочил.

– Ты просто мошка с манией величия.

– А ты трус! И бегаешь так медленно, потому что боишься! – закричал Тидрик, бросаясь на старшего.

Фанки рассмеялся и позволил себя повалить, даже не защищаясь от града обрушившихся ударов.

– Помогите! Убивают! Мошка убивает льва!

Крики и возня привлекли внимание. К ним подтянулись еще несколько человек. Тидрик, запыхавшись, выпрямился и обвел взглядом собравшихся. Фанки в притворном ужасе поднял руки. Увидев, что над ним смеются, паренек вскочил, развернулся и зашагал прочь.

Брофи протянул руку, помогая лежащему подняться.

– Почему ты его дразнишь?

Фанки отряхнулся от песка и пожал плечами.

– Он сам себя дразнит. Ребенок еще. Храбрости на десятерых хватит, а вот терпения и выдержки маловато. Года через три-четыре стал бы чемпионом, но такой и до шестнадцати не доживет. Девять ступеней – игра суровая, здесь второй попытки не дают.

– А как же ты?

– Я был в верхней девятке.

– Но не чемпионом?

Фанки широко улыбнулся.

– Может быть, мое время еще придет. Но ты молодец, поставил Вакко на место. Половина его учеников перешли к другим наставникам. Так разозлился, что на следующий день одного парня избил до крови.

Слухи об этом происшествии уже доходили до Брофи. И вот подтверждение.

– Это я разозлился. Не надо было с ним так.

– Может быть. – Фанки пожал плечами. – Но по крайней мере кое-кто из той шайки будет держаться от тебя подальше. —

Он помолчал.

– А может, набросятся всей стаей. Будь осторожен. Им не впервой выбивать лучших.

Брофи кивнул.

– Ты ведь двоюродный брат короля, верно?

Фанки вскинул бровь.

– Слава, как видно, бежит впереди. – Он церемонно поклонился.

– Я о тебе слышал. Но дело в другом. Ты и держишься, как… король. – Брофи едва не сказал «Трент».

Участники начали собираться. Солнце почти поднялось. Колесницы отъезжали одна за другой. Брофи бросил взгляд в сторону Оссамир. Королева убрала с лица прядь волос, но так и не посмотрела на него.

Он встал в шеренгу, вытянувшуюся за двумя каменными столбами. Фанки тоже занял свое место. Тидрик, уняв гнев, пристроился рядом с кузеном короля. Тот шепнул ему что-то на ухо, и паренек отступил на шаг.

Колесницы исчезли за холмом. Разговоры стихли. Небо просветлело.

Два распорядителя в черном молча встали у каждого из каменных столбиков. Еще один расположился у солнечных часов в полумиле от основной группы. Выждав некоторое время, он поднял над головой сияющий медный диск. Удар гонга совпал с появившимся из-за горизонта первым лучом солнца. Игра началась. Началась с испытания выносливости и силы духа. Им предстояло простоять под солнцем полдня и только потом перейти к состязанию в скорости.

Брофи закрыл глаза и успокоил мысли. Он мог полминуты держать ладонь над пламенем, но шесть часов под жгучим солнцем – совсем другое дело. Чтобы сохранить силы, он закрыл глаза. Неподходящие мысли порой отбирают больше энергии, чем тяжелый физический труд. Расслабиться, однако, не удавалось – перед глазами, выплывая из темноты, вставали манящие груди Оссамир. В конце концов, Брофи отказался от медитации, открыл глаза и настроился на долгое ожидание.

Идея родилась из наблюдения за уменьшающейся тенью.

– Фанки…

Кузен короля покачал головой.

– Молчи. Береги силы.

– Есть вопрос.

– Спрашивай.

– Нам обязательно стоять в шеренге?

– Видишь черту? Вот ее пересекать нельзя, если ты это имеешь в виду.

– Нет, я о другом. Нельзя ли отойти?

Фанки рассмеялся.

– Думаю, возражать никто не будет.

Выйдя из шеренги, Брофи встал за спиной нового знакомого, подгреб ногой песка и поднялся на получившийся холмик. Фанки оказался в тени.

– Что ты делаешь? – уже без улыбки спросил он.

– Какой смысл стоять под солнцем вдвоем? Ты постоишь в моей тени, потом я в твоей.

Брат короля нахмурился.

– Не уверен, что нам это разрешат. – Он взглянул на распорядителя.

– Почему?

– Потому что раньше так никто не делал.

– Посмотрим.

Фанки растерянно огляделся, но распорядители молчали, и скоро на его лице снова появилась улыбка.

Брофи поймал неуверенный взгляд Тидрика.

– Ты с нами?

– Конечно.

– Ну, не знаю, – покачал головой Фанки. – Какая от мошки тень?

Тидрик нахмурился. Через какое-то время к ним, прихрамывая, подошел четвертый. Из всех присутствующих он был, наверно, старшим, лет двадцати пяти. Тело покрывали следы ужасных ожогов. Половина лица была изуродована жутким шрамом. Колено правой ноги смотрело в сторону. И только руки и грудь были в порядке.

– Атил, – протянул Фанки, поджав презрительно губы.

– Фанки, – проворчал Атил.

Голос у него был грубый, как иссушенная земля под ногами. Он повернулся к Брофи.

– Ты огндариенец.

Брофи кивнул. Атил смерил его взглядом. Никаких эмоций на исполосованном шрамами лице не отразилось.

– Я тебя сменю. Если мы встанем в ряд вчетвером, то на солнце будет только один.

– Верно. Становись.

Не говоря ни слова, Атил нарыл ногой песка и встал на кучку. Потом молча кивнул Тидрику, и тот, повинуясь его жесту, занял позицию между ним и Брофи. Странно, но с его появлением Тидрик и Фанки присмирели.

Еще через час их примеру последовали другие. Солнце палило нещадно, его лучи высекали из тела ручьи пота, сбегавшие и по лбу, и по спине, и по груди. Перейдя в тень, юноша испытал невероятное блаженство.

Идея, однако, утратила эффективность, когда солнце поднялось выше и тени съежились. Группы снова распались, участники вернулись к линии.

Во второй раз гонг ударил в полдень.

Брофи устало улыбнулся. Стоять так долго на солнцепеке ему еще не приходилось, а вот бегать он начал едва ли не с рождения, многократно измерив шагами всю протяженность стен Огндариена.

Сначала он вырвался вперед, но потом сбавил шаг и перешел на привычный ритм. Неподалеку, стараясь не отставать, пыхтел Тидрик. Скорости ему было не занимать, но долго поддерживать заданный Брофи темп паренек не мог. Несколько минут они бежали рядом. Мимо одна за другой пролетали каменные фигуры, впереди показалась статуя прыгающей крысы.

– Брофи! – крикнул Тидрик.

Он оглянулся – с полдюжины прихвостней Фи, сорвавшись с места, неслись наперерез. Сохранить такую скорость на долгой дистанции было невозможно, но победа в состязании их, похоже, не интересовала. Брофи повернул в тот самый миг, когда в него полетели первые камни.

От двух удалось увернуться, но третий ударил в спину и сбил его с ног. Прежде чем юноша успел подняться, свора уже набросилась на него. Он блокировал один удар, ушел от второго и врезал локтем в глаз ближайшему из противников. Тот упал, но соотношение сил изменилось ненамного: двое против пятерых.

– Вы же могли бы выиграть! – крикнул Брофи, парируя очередной выпад, но пропуская удар в спину. Он рухнул, удерживая боль внутри.

56
{"b":"480","o":1}