ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Карпатская тайна
Очарованная мраком
Код да Винчи 10+
Черное море. Колыбель цивилизации и варварства
Книга рецептов стихийного мага
Пустошь
Неделя на Манхэттене
Вкусный кусочек счастья. Дневник толстой девочки, которая мечтала похудеть
A
A

Виктерис скривился, словно его заставили пососать лимонную корочку.

– Я штаны не спускал. А с нее – да, стащили. И когда это ты успел стать таким привередливым? Уж не с тех ли пор, как от тебя ушла Беландра?

Щеки младшего брата покрылись красными пятнами.

– Я начинаю сомневаться в полезности твоих мерзких извращений.

Виктерис пожал плечами.

– Не всех собак можно научить гадить на улице.

Креллис зарычал и стукнул кулаком по двери. Шагнул к стулу, сорвал со спинки мятое одеяло и бросил на кровать. Дверь приоткрылась, и в комнату заглянул стоявший на страже солдат.

– Забери ее, – коротко распорядился брат Осени. – Накорми и дай выспаться.

Солдат подхватил девушку на руки. Голова ее безвольно свесилась, глаза были открыты, но пусты.

– Если тронешь, я узнаю, – предупредил Креллис.

Стражник кивнул, запахнул поплотнее одеяло и вышел в коридор. Когда дверь за ним закрылась, Креллис снова посмотрел на брата.

– Что узнал?

– Как странно! Оказывается, мои мерзкие извращения не так уж бесполезны.

– Полезен пес, а не его дерьмо.

Некоторое время братья молча смотрели друг на друга. Наконец Виктерис улыбнулся.

– Из зала Сердца ведут пять потайных коридоров. Каждый надежно замаскирован и небезопасен для непрошеных гостей. Рассказать подробнее?

Креллис махнул рукой.

– Подробности прибереги для Горлима. Он позаботится о том, чтобы за выходами установили наблюдение.

– А я-то надеялся, что ты отправишься туда сам и возьмешь их штурмом. – Мастер Зелани криво усмехнулся.

– Хочешь сам возглавить такой штурм? – насмешливо спросил Креллис и, не получив ответа, помахал рукой. – Нет. Каменное Сердце защищает своих. Лучше знать, что сестры что-то замышляют, чем мешать им строить планы.

– Звучит весьма самонадеянно. Позволю напомнить, что проблема и возникла-то из-за твоей самонадеянности. Твоя давняя привычка недооценивать врагов…

– Не тебе читать мне лекции о самонадеянности, – перебил брата Креллис. – О Шаре должен был позаботиться ты.

Виктерис развел руками.

– Верно, я виноват. Но это не означает, что ты безвинен.

– Тебе мало одного предупреждения? – проворчал Креллис. – Я не в том настроении, чтобы играть с тобой в игры.

– Знаешь, когда ты так говоришь, я вспоминаю нашего отца, – ответил Виктерис и тут же сделал примирительный жест. – Согласись, мы оба сплоховали. Самоуверенность – семейная черта. Так будем же прикрывать друг другу тыл. Я с помощью своих грязных трюков, ты – собственными методами. Согласен? – Темные глаза блеснули.

– Из мелких неприятностей я и без твоей помощи выпутаюсь.

– Мелкие неприятности? Что именно ты имеешь в виду? То, что переоценил способности твоих сторожевых псов? Или то, что не ожидал такой изобретательности от четырех сестер? А может, то, что забыл про старинного дружка Беландры? Того керифянина? Кстати, как его имя?

– У него нет имени. А скоро не будет и головы.

Виктерис вытер капельку крови на запястье и задумчиво облизал палец.

– Может быть, может быть. Но сегодня ночью он определенно найдет теплое местечко между ног Беландры.

Одним движением Креллис опрокинул стол, схватил брата за шею и швырнул к стене.

– Ты меня не пинай, – процедил он сквозь зубы. – А то ведь я тоже могу.

– Снова самонадеянность, – прохрипел Виктерис. Креллис опустил глаза – тонкое лезвие кинжала целилось ему под ребра.

Он отшвырнул брата в сторону. Виктерис пошатнулся, но на ногах устоял и, поправив одежду, вздохнул.

– Как прошли переговоры с посланником? – любезно поинтересовался магистр Зелани.

Креллис ухмыльнулся.

– Все устроилось как нельзя лучше. Отец Льюлем вернулся в Опаловый дворец, чтобы собрать силы. Фандир полагает, что император в союзе с ним. Как только наш братец атакует Огндариен, войско империи высадится у него за спиной и ударит Фандиру в тыл.

– Какие у тебя основания считать, что этот восторженный идиот не предпочтет заключить сделку с Фандиром?

– Поэтому-то мне и нужна была Шара. Я собирался отослать ее с Льюлемом. И чувствовал бы себя намного увереннее, если бы наша Зелани согревала старичку постель.

Виктерис беспомощно пожал плечами.

– Из-за твоей чрезмерной увлеченности ученицами мы оказались в неудобном положении.

– Признаюсь, Шара меня удивила. Я и не предполагал в ней такой силы. Но девчонка не проблема. Проблема – сестры. Каким-то образом им удалось укрыть ее от меня. Я бы вернул Шару, если бы мы смогли устранить их влияние.

Креллис бросил в сторону брата испепеляющий взгляд.

– Слишком поздно. Посланник попросил именно ее, а я не сумел исполнить его желание. Он очень огорчился. Я попытался подсунуть старику девчонку Горлима, но Льюлем отказался. Похоже, дуралей воспылал нежными чувствами.

– Я хочу ее вернуть, – негромко, но твердо сказал Виктерис, и глаза его полыхнули тем обжигающим пламенем, что всегда напоминало Креллису об отце.

– Не ты один, так что займи очередь.

– Я никогда ни о чем тебя не просил, но сейчас прошу. Если старик уже отплыл, то Шара нам уже не поможет. А вот мне она нужна. Я хочу ее.

– Хорошо.

– А поскольку ты не желаешь рисковать и отказываешься идти на штурм…

Креллис покачал головой.

– Мы могли развести костры. Пустить в пещеры дым.

– Бесполезно. Воздух выходит из подземелья, но не входит туда. Односторонняя тяга.

– Такого не может быть.

– Ты стоял когда-нибудь возле Камня?

– Нет.

– Тогда поверь мне на слово.

– Интересно. – Виктерис задумчиво пожевал губами, потом снова посмотрел на брата. – Мы могли бы взять заложников.

– Начинать правление с взятия заложников из собственных подданных дело не самое лучшее. Мое положение и без того недостаточно прочно, и если я начну изображать из себя тирана, прочнее оно не станет.

– Тогда что ты предлагаешь?

– После победы над Фандиром вариантов будет больше. Сестры не из тех, кто будет сидеть сложа руки. Они это уже доказали. Рано или поздно они высунут головы из проклятой ямы, и тогда-то я махну мечом.

– Что я слышу? – с усмешкой отозвался Виктерис. – Та же самонадеянность, а?

Креллис тряхнул головой.

– Только не на этот раз.

Огонь в глазах старшего брата медленно угас.

– Что ж, в таком случае я согласен подождать. Терпения мне не занимать. Но девчонка нужна живой. Пообещай, что отдашь ее мне.

– Хорошо.

Виктерис разгладил платье и направился к двери, однако на пороге остановился.

– И вот еще что. Спрашиваю из чистого любопытства. Что такое ты предложил отцу Льюлему в обмен на его помощь против Фандира?

– Ему – ничего. Мое предложение было адресовано императору.

Виктерис удивленно вскинул брови. Обычное нагловатое выражение растворилось в обострившихся вдруг чертах.

– Что ты пообещал невидимому монарху?

– Я знаю, что случилось с пропавшими братьями, – как бы между прочим обронил Креллис. – Их это, похоже, заинтересовало.

– Разве братья еще живы? Я полагал, что они давно умерли от какой-нибудь кишечной болезни. Пустошь – вредное для здоровья место.

– Ошибаешься. Они живы. По крайней мере, некоторые были живы еще год назад. Эти глупцы считают, что оберегают наследие Эффтена.

Виктерис нахмурился. Креллис повернулся и посмотрел на брата с каким-то странным выражением.

– Император верит, что легенды говорят правду, – сказал Виктерис, напряженно, как следящая за рябью на воде кошка, наблюдая за братом.

– Наверно. Что ж, если император верит в сказки, я с удовольствием продам ему парочку историй.

Когда Виктерис наконец заговорил, голос его прозвучал непривычно тихо и устало.

– Ты хотя бы представляешь, что собираешься отдать? Ты должен был рассказать мне о пропавших братьях и о том, что именно они охраняют. Ты должен был сделать это сразу же, без промедления.

Креллис рассмеялся.

– Трент был прав. Тебя следовало отправить на Опаленный остров.

59
{"b":"480","o":1}