ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ветеран прищурился.

– Король?

Брофи пожал плечами.

– Знаешь, за голову предателя здесь дают хорошую цену. Я могу получить за тебя мешочек золота вот такого размера. – Атил показал внушительный кулак.

Брофи спокойно встретил его взгляд.

– Уверен, ты хочешь от жизни чего-то большего, чем только золота.

– Ты, похоже, считаешь, что разбираешься в людях. – Атил огляделся по сторонам. – Не боишься ошибиться?

– Не боюсь. Заниматься начнем через два дня. Надеюсь, ты будешь с нами. – Он повернулся и, не оглядываясь, зашагал прочь, к выходу с арены.

Возле ступенек к нему присоединился Кроха.

В ту ночь к нему пришла Оссамир. Дверь открылась, как всегда, бесшумно, но Брофи уже ждал.

– Я надеялся…

Она покачала головой и предостерегающе поднесла палец к губам. Белая накидка соскользнула с плеч и беззвучно упала на пол. В следующий момент королева была уже в его постели.

– Оссамир…

Она снова покачала головой и улыбнулась. Палец пробежал по животу сверху вниз, и Брофи забыл обо всем, что хотел сказать. Оба тихонько застонали, когда она опустилась сверху.

Королева набросилась на него с дикой, необузданной страстью, задав такой темп, какой задает скакуну спасающий жизнь наездник. Брофи наверняка бы вскрикнул, если бы она не зажимала ему рот. Они достигли оргазма, даже не успев поцеловаться. Он выплеснул крик в ее влажное плечо. Оссамир упала на него, содрогаясь в конвульсиях.

Наконец волна страсти отступила. Брофи никак не мог отдышаться. Кружилась голова. Казалось, сил не хватит даже на то, чтобы закрыть глаза. Но стоило ей прикоснуться губами к его губам, как страсть накатила неудержимым валом. Снова и снова он овладевал ею, но не мог утолить голод. Так продолжалось часами. Все это время она не позволяла ему произнести ни слова.

Он подминал ее под себя, она впивалась зубами в его плечо, ее ногти до крови царапали спину.

В конце концов, истерзав друг друга и выплеснув все до капли, они рухнули на кровать, медленно раскачивающуюся на скрипучих цепях. Королева была в поту. У Брофи по шее стекала кровь. В комнате стоял запах мускуса и страсти.

Оссамир перекатилась на спину и закрыла глаза, восстанавливая дыхание. Брофи повернулся на бок и, приподнявшись, провел пальцем по влажной, блестящей от пота впадинке между грудей.

«Здесь должен быть камень, – подумал он. – Красный алмаз».

Она положила руку ему на глаза.

– Не смотри на меня. Сейчас не надо.

В темных глазах блеснули слезы, но, может быть, ему это только показалось?

– Оссамир…

Ладонь опустилась с глаз на губы.

– Молчи. Ничего не говори. Просто побудь со мной.

Он откинулся на подушку, привлек ее к себе, и она положила голову ему на грудь. Теплые, мягкие груди прижимались к его животу, горячая нога обжигала бедро. Брофи пробежал пальцами по ребрам.

Королева вздрогнула.

Он снова пощекотал ее. Она откатилась, повернулась и наградила его пощечиной.

– Не смей! – Глаза ее вспыхнули.

Брофи усмехнулся, схватил ее за руки и, бросив на постель, принялся щекотать – под коленями, под ребрами, везде, куда только мог дотянуться.

Королева отбивалась и даже влепила ему локтем в нос. Он отпрянул, провел пальцем по лицу – кровь. Кровать медленно раскачивалась.

– Я же сказала, не смей. – Она села и, гордо вскинув голову, надменно взглянула на него.

– Ага, – пробормотал с хитрой усмешкой Брофи.

– Только попробуй и…

Он прыгнул на нее и, прижав всем телом, продолжил пытку. Оссамир пыталась сопротивляться, но силы были слишком неравны.

– Отпусти! Я не шучу! – пискнула она, сжимаясь в комок, но Брофи не унимался, пока королева наконец не рассмеялась.

– Тише! Тебя услышат, – прошептал он, принимаясь за самые уязвимые места. Оссамир хихикала как девчонка.

В конце концов, схватка закончилась тем, что оба, обессилев от борьбы, свалились на постель.

– Тебе это так не пройдет. Я прикажу бросить тебя в клети.

– Ты когда в последний раз смеялась?

Глаза ее потухли, уголки губ печально съехали вниз.

– Давно. Слишком давно.

Она поцеловала его в грудь и села. Он потянулся к ней, но королева покачала головой и легко, даже не качнув кровать, соскользнула на пол.

Брофи остался на месте, молча наблюдая, как она идет через комнату. Он хотел спрыгнуть, догнать ее, встать перед ней на колени и излить теснящиеся в груди чувства, но сдерживал порыв.

Оссамир наклонилась, подняла легкую как пушинка накидку и набросила на плечи, скрыв от него восхитительное тело.

Перед тем как выйти, она повернулась. Ее улыбка действовала сильнее «Крови сирены», но исчезла, едва успев появиться.

– Я еще приду, – прошептала королева. – Как только смогу.

Потайная дверь бесшумно открылась и закрылась. Чудесное видение исчезло.

Брофи лег на спину и долго смотрел на кусочек звездного неба, размышляя над тем, как можно одновременно чувствовать себя так восхитительно и отвратительно.

ГЛАВА 16

Шара брела по петляющему туннелю. Пещерный лабиринт превратился в одну бесконечную тюремную камеру. Она блуждала здесь уже несколько часов и теперь с опаской посматривала на догорающий факел.

Сил едва хватало на то, чтобы переставлять ноги. Каждый шаг превращался в маленькую пытку. Воспоминания преследовали ее везде, наяву и во сне. Она пыталась прогнать их, используя приемы из школы Зелани, но сексуальная энергия исчезла, а питавший ее источник иссох.

Шара провела в подземелье уже десять дней, ежедневно по нескольку раз повторяя упражнения, которым ее научили сестры. Снова и снова пыталась она разорвать нить, вплетенную Виктерисом в ее мозг. Снова и снова переживала случившее после выпускной церемонии. Прокручивала события в обратном порядке. Ускоряла их и замедляла. Убирала цвета, оставляя лишь один, серый. Просматривала все со стороны, с разных точек, и даже переворачивала с ног на голову. Снова и снова повторяла мысленно его слова.

Она вырвала его крючок, разорвала нить и освободилась от его власти. И теперь брела по темному туннелю, одинокая и потерянная. Только это и оставил ей Виктерис, одиночество и отчаяние. Он использовал Шару, забрал у нее все, что она ценила, все, чего хотела от мира. Попытки вызвать магию заканчивались ничем. Воля ослабла. Она стала никем, собственной тенью.

Одно лишь давало надежду. Одно помогало держаться, как загнанной лошади помогает держаться болтающееся перед ней яблоко. Находясь в подземелье, она обнаружила нечто крайне важное. Нечто такое, что могло оказаться ключом к Виктерису. В ту ночь, в пруду, он ни разу не достиг оргазма. Ни тогда, ни потом. Ни разу.

Почему? Почему он отказывал себе в этом? Почему удерживался от последнего шага? Развращенный, беспощадный, злобный, Виктерис тем не менее великолепно контролировал себя. Каждое его действие имело смысл.

И какой же смысл имело это?

Шара провела в плену более месяца. Он приходил к ней каждую ночь, но она так и не забеременела. Зелани обучали методам предохранения, но в заточении Шара этими приемами не пользовалась. Она должна была забеременеть, однако же этого не случилось.

Вывод напрашивался сам собой. Обходясь без разрядки, Виктерис годами накапливал в себе сексуальную энергию, которую и использовал для достижения своих целей. Если бы ей удалось сломать его самоконтроль, она смогла бы сделать с ним то же, что он сделал с ней.

Мысль эта не давала покоя ни днем, ни ночью, сияя одинокой звездочкой в окружавшем ее мраке. Но где взять силы для решающей схватки? Чем подкрепить ослабевшую волю? Как вернуть отнятое? Разве можно надеяться на победу над Виктерисом, если она не способна даже найти выход из проклятого подземелья?

За спиной послышался какой-то шум. Шара повернулась – за сталагмитами мелькнул огонь. Из темноты выступила фигура. Девушка попыталась спрятаться.

– Шара, подожди! – Голос Беландры разнесся по пещере.

64
{"b":"480","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики
Гномка в помощь, или Ося из Ллося
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Вдохновляй своей речью. 23 правила сторителлинга от лучших спикеров TED Talks
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
С того света
Дело о сорока разбойниках