ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это Виктерис, да? Это он так обошелся с тобой.

Шара кивнула.

– Он… он отнял у меня все.

Гедж погладил ее по голове. Когда-то ему так нравились ее волосы.

– Мы вернем тебе все, что он отнял, – твердо пообещала Рила.

– И еще кое-что добавим.

В ту ночь Шара проснулась под звуки музыки и смеха. Она улыбнулась и крепче прижала к груди подушку. Ужасы пережитого отдалились, скрытые любовью, щедро пролитой на нее Геджем и Рилой. Покрытые струпьями колени уже не болели так, как утром. Шрамы на сердце тоже заживали.

Они знали, что делать. Нежностью и терпением Гедж и Рила вернули ее телу забытую радость. Шара боялась, что оно уже превратилось в бесплодную пустыню, неспособную рождать что-то живое и счастливое. Но нет, иссушенная плоть не умерла, и пролитый друзьями дождь любви возвратил казавшееся навсегда утраченным плодородие.

Начав неспешно и осторожно, они смягчили ее и дали ей выплакаться. Тысяча крохотных, нежных поцелуев сыграли роль легкого массажа. Чуткие пальцы отыскивали и разминали узелки боли. Постепенно массаж сменился ласками более глубокими и затяжными. Устроившись по обе стороны от нее, Гедж и Рила заботливо поддерживали и раздували робко вспыхнувшее пламя и, в конце концов, довели ее до мучительно-сладкого и растянувшегося, казалось, на часы оргазма.

Шара снова обрела способность чувствовать. Воздух вокруг наполнился упругими потоками энергии. В крови гудело желание. Но самым большим даром друзей были даже не их мягкие ласки. Вернув к жизни Шару, они обратили внимание друг на друга, и она как зачарованная наблюдала за игрой золотистых лучей закатного солнца на ритмично движущихся телах. Ничего подобного видеть ей еще не приходилось. Никогда раньше она не сталкивалась с такой чистотой, такой красотой, такой любовью.

Секс давно перестал быть для нее тайной. Ребенком она видела, как спариваются животные. В одиннадцать лет наткнулась на пьяную парочку в темном переулке. В школе Зелани ей приходилось участвовать в групповых занятиях, на которых ученики шлифовали ремесло, управляя силой человеческих страстей. Но никогда еще Шара не видела, чтобы два человека использовали свои тела таким образом. Это было так трогательно прекрасно, что она снова расплакалась.

Через них Шара узрела надежду. Надежду на что-то новое, что-то более значимое, более великое, чем все, что она знала до этого. Она не хотела обретать силу Зелани, чтобы превратиться в подобие Виктериса. То, что сотворили Гедж и Рила, было подлинной силой древней магии. Виктерис исказил тайное искусство, употребив его на удовлетворение собственных нужд. Он учил подопечных заковывать желание в кандалы беспощадной, холодной воли, запирать его в темницу. Возможно, он и сам не понимал, что любовь и есть конечный результат силы Зелани. Любовь – единственный сад, в котором рождается и расцветает настоящая магия.

Внезапный шум вторгся в ее раздумья. Гедж и Рила вбежали в комнату с напряженными лицами.

– Здание окружено солдатами, – быстро закрывая дверь, сообщил Гедж.

Шара села. Улыбка на ее лице даже не дрогнула. Она не была больше тем жалким, безвольным существом, в которое превратил ее Виктерис. Нить перерублена, былая сила вернулась. Пришло время выставить счет.

– Они внизу, на крыше, везде.

Рила смотрела на подругу с такой тревогой, что у Шары появилось желание подойти к ней и рассеять беспокойство одним прикосновением.

Она поднялась, худая и обнаженная, со свисающей с шеи подвеской.

– Сосредоточьтесь на дыхании.

Гедж взглянул на Рилу.

– Послушай, тебе нужно…

– Да, знаю. Но сначала мы сделаем это. Начнем с дыхания.

Ее спокойствие захватило их, да и прошлая подготовка оказалась кстати. Они встали в круг. Шара накинула один из коротких шелковых халатиков Рилы.

– Вам придется на какое-то время уйти отсюда. Вспомните, чему нас учили. Окружите себя завесой уверенности. Уходите по крышам. Солдаты вас не увидят.

– Но мы не прошли курс полностью. Мы никогда не применяли эти методы на практике.

Шара улыбнулась и погладила подругу по щеке.

– Друзья мои, если в мире и есть настоящие Зелани, то это вы двое. Вместе вы совершили то, что никогда не удавалось Виктерису.

– У нас нет времени.

– Начнем с дыхания. – Их страхи вошли в нее со вздохом и ушли с выдохом. Энергия бурлила и клокотала в ней. Она посмотрела Геджу в глаза и увидела изумление и восторг.

– Шара! – воскликнул он.

– Да. Дышите. Сила там. Она ждет вас. Возьмите ее. Найдите путь к вратам, как нас учили. В вашей любви столько силы, сколько я никогда не видела в сексе. Воспользуйтесь ею. Нарастите ее. И вы станете невидимы для них.

Гедж кивнул. Шара подошла к двери, но, прежде чем выйти, остановилась и приложила ладони к дереву, впитывая все, что было в комнате. Солоноватый запах Геджа. Цветочный запах Рилы. Чудесную кровать. Прекрасный вид с балкона.

– Спасибо, друзья мои. Спасибо за все, что вы сделали. Я в долгу перед вами.

– Куда ты собираешься? – спросил Гедж.

– Идем с нами, – предложила Рила.

Шара улыбнулась и послала им уверенность и любовь.

– Нет. Не сегодня. Сегодня у меня свидание с нашим бывшим наставником.

– Это опасно, – начал Гедж, но она поднесла палец к губам.

– Уходите. Я найду вас позже.

Шара выскользнула за дверь и пробежала по коридору. Навстречу ей по лестнице поднимались четверо солдат. От них исходила уверенность. Они не сомневались, что схватят ее.

Ее дыхание оставалось ровным и спокойным. Она распахнула ворота и направила на них поток энергии.

– Дайте мне пройти.

Солдаты расступились так поспешно, что один наткнулся на перила. Шара прошла между ними. В животе заворочалось тяжелое, тошнотворное чувство, но она оставила его без внимания и спустилась в главный зал, где с десяток солдат сгоняли в угол клиентов и прислугу. Еще двое стояли у выхода.

Шара повернула поток на них, и они, побросав оружие, торопливо бросились в стороны.

Неприятное чувство нарастало, крепло, растекалось внутри, как чернильное пятно по странице, но ей некогда было им заниматься.

Выйдя на улицу, она окружила себя завесой невидимости и, вступив в заполнившую Ночной рынок толпу, повернула к входу в подземелье. И из сотен людей ее, идущую посреди улицы, заметил только один человек.

Он появился из переулка слева, одинокая, закутавшаяся в плащ фигура. Катящаяся по дороге толпа обтекала его, как река камень. Откинув капюшон, он наградил ее хитрой, чарующей улыбкой.

– Здравствуй, Шара. Не ожидал встретить тебя вот так, на улице и без сопровождения.

– Если ты имеешь в виду солдат, то они забавляются в «Алом сердце».

Виктерис усмехнулся.

– Впечатляет. Ты превзошла мои ожидания.

Шара ощутила тепло его похвалы и выставила барьер. Магия магистра вилась вокруг нее невидимыми черными клубами.

– Я прошла дальше. Тебе со мной не сравняться.

– Неужели? А на мой взгляд, мы стали еще более похожи друг на друга, чем раньше. Ты прихлопнула моих людей, как мошек, и тебе это понравилось, верно? Ты почувствовала вкус власти. Тебе нравится, какой ты стала.

– Ты даже представить не можешь, какой я стала, но убью я тебя с удовольствием.

– Убьешь меня? – Он поджал тонкие губы и улыбнулся. – Но я Виктерис. Источник твоей силы.

Шара покачала головой.

– Уже нет.

– Твой властелин, отныне и навек, – нараспев произнес он, приближаясь к ней шаг за шагом.

«Твой властелин, отныне и навек».

Она попятилась.

– Нет.

– Ты моя.

«Ты моя».

Шара сглотнула. Дыхание сбилось и участилось.

– Нет, – чуть слышно прошептала она.

– Когда я позову, ты придешь.

Шара пошатнулась. Несколько прохожих остановились и посмотрели на нее. Колени подогнулись, и она медленно сползла на землю. Короста на колене треснула, на камни мостовой брызнула свежая кровь. Тело забилось в судорогах.

66
{"b":"480","o":1}