ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Всем раздали щиты с клешней-захватом и короткие, похожие на жало скорпиона копья – тот самый набор, который Брофи помнил еще со дня стычки с Вакко. Он несколько раз сжал и разжал клешню. Косарь научил его пользоваться ею и показал несколько эффективных приемов. Приспособлению явно недоставало элегантности, но в бою пригодиться может любое, самое грубое оружие, надо лишь знать, в чем его недостатки, и использовать только достоинства.

– Ужаль! Ужаль! Ужаль! – скандировала толпа.

Участники заняли свои места.

С ударом гонга Фанки, Тидрик и Брофи рассеялись по площадке, стараясь разделить Фи и Горифта. Атил держался чуть в стороне, поджидая удобного момента, чтобы атаковать с тыла. Цель состязания заключалась в том, чтобы ранить противника до крови. Проигрывал тот, кто делал это последним. Игра на этой стадии обычно начиналась медленно, но заканчивалась жестокой рукопашной. Стоило одному получить кровавую отметину, остальные устремлялись на кровь, словно акулы.

Брофи заранее предупредил каждого действовать как можно осторожнее. Имея численное преимущество, они могли позволить себе такую роскошь.

Горифт, занявший позицию слева от Фи, первым атаковал Атила. Ветеран отступил, а Горифт, быстро развернувшись, нанес удар в плечо Фанки. Брызнула кровь. Разъяренный Фанки перешел в контрнаступление, целя копьем в лицо противнику.

Воспользовавшись суматохой, Фи сделал выпад. Брофи легко увернулся и ответным ударом располосовал врагу бок.

Впрочем, уже в следующую секунду выяснилось, что маневр Фи был ловушкой. Тидрик сделал именно то, на что и рассчитывал противник. Издав воинственный клич, он бросился на соперника. Фи ушел в сторону и, избежав второго удара, выбросил вперед клешню. Лапа сомкнулась на запястье паренька. Хрустнула кость. Тидрик вскрикнул и попытался освободиться, но Фи держал крепко. Зрители словно сошли с ума от восторга.

Брофи устремился на выручку другу и, уколов Фи в плечо, заставил его выпустить щит. Тидрик упал на колени, сжимая раненую руку здоровой. Фи отскочил на безопасное расстояние. Удар гонга остановил схватку.

Брофи шагнул к приятелю.

– Проклятье! – прохрипел Тидрик, морщась от боли. – Я…

Он поднял голову. Горифт пропустил два укола, один из которых пришелся в руку, другой в грудь. Отличились Фанки и Атил. Трое бойцов сошли с платформы. Фанки подбежал к Тидрику.

– Я его достал! – процедил раненый.

– Да, – соврал Брофи. – Тебе немного не повезло.

– Пора идти, – сказал Фанки.

– До следующего месяца. – Брофи потрепал проигравшего по плечу.

Тидрик вздохнул.

– Да, до следующего месяца, – чуть слышно пробормотал он,

Фи, не обращая внимания на обильно кровоточащую рану, встретил Брофи привычной самоуверенной ухмылкой. Клич глашатая разнесся над ареной.

– На наших глазах смертоносные обитатели пустыни превратились в потомков великого змея Арридуса, чье пробуждение принесет гибель всему миру! Но сейчас у них есть возможность взойти еще выше и, поднявшись над землей, стать великими и могучими обезьянами, повелителями лесов!

– Кусай! Кусай! Кусай! – отозвалась публика.

Молчаливые служители в надвинутых на лица капюшонах бросили жребий и, определив порядок расстановки, связали участников одной длинной веревкой. Максимальное расстояние между соседями не превышало десяти футов. Судьба распорядилась так, что Брофи и Фи оказались по краям, разделенные Атилом, Фанки и Горифтом.

– Ты Горифт? – негромко спросил Брофи, поворачиваясь к соседу, которого многие считали теневым фаворитом. За последние три месяца он трижды попадал в финальную четверку, а тридцать дней назад едва не одолел Фи на площадке сокола.

Темнокожий сверкнул глазами.

– А ты – огндариенский пес?

Брофи усмехнулся.

– Надеюсь, ты знаешь, как пользоваться мечом.

– Да. Я воткну его тебе в задницу.

Удар гонга возвестил начало очередной схватки.

Атил и Фанки атаковали Фи. Горифт изо всей силы потянул за веревку, рассчитывая опрокинуть соседа. Брофи не стал упираться, а вместо этого прыгнул вперед. Теперь все зависело от того, кто из них лучший фехтовальщик.

Сталь ударила о сталь. И снова. И еще раз. Рука у Горифта была быстрая, но техника оставляла желать лучшего. Парируя удар за ударом, Брофи изучал противника. В таком бою он чувствовал себя как рыба в воде. Такого боя он ждал и не сомневался в победе. Главное – не спешить, дать врагу исчерпать силы, и рано или поздно тот совершит ошибку.

Стоило Горифту слегка ослабить натиск, как Брофи провел контратаку. Острие его меча прочертило красную полосу на руке темнокожего бойца. Горифт оскалился, бросился вперед и получил второй укол. Потом третий. Четвертый. Зрители неистовствовали.

Толпа скандировала имя нового любимца – Брофи.

С ударом гонга он отступил и опустил меч. Руки и грудь его противника покрывало с полдюжины ран.

– Достаточно! – проревел глашатай. – К следующей ступени.

Служители в капюшонах развязали веревку. Брофи огляделся. Его товарищи нанесли Фи четыре укола, но и Фанки получил кровавую отметину – меч рассек ему ногу.

– Быстр, – прохрипел Атил, когда они выстроились перед загроможденной сухими деревьями платформой обезьяны. – И терпелив. Играет наверняка. Такой своего шанса не упустит.

– Я тоже не упущу, – заверил его Брофи.

Атил криво усмехнулся.

– Не сомневаюсь.

– А план-то срабатывает, – заметил с улыбкой Фанки. Фи, стоявший рядом с кузеном короля, промолчал. Он понимал, что остался без поддержки, и мрачно смотрел на копию мертвого леса, среди ветвей и сучьев которого их ожидало следующее испытание.

Выступив вперед, глашатай продолжил рассказ. Голос его, усиленный медной воронкой, перекрыл шум толпы, в котором отчетливо звучало имя Брофи.

– Змеи поднялись с земли. Теперь они – могучие обезьяны, повелители лесов. Но разве может это ничтожное царство сравниться с бескрайним и вечным простором небес! Только трое взмоют в вышину на крыльях сокола!

– Помните, что говорил Косарь, – обратился к товарищам Брофи. – Руки важнее меча. Проигрывает не тот, кто получит больше ран, а тот, кто упадет с дерева.

– Да, ваше высочество, – подмигнул Фанки. – Проблем не будет, одна обгорелая обезьяна у нас уже есть.

Брофи улыбнулся.

– Прыгай! Прыгай! Прыгай! – скандировали трибуны.

Оставив при себе те же мечи, участники заняли места на четырех сторонах платформы и с ударом гонга полезли на деревья.

Преимущество в этом состязании получал тот, кто поднимется выше, и Брофи карабкался вверх изо всех сил, сжимая в одной руке меч. Кое-где на ветках прятались колючки. Некоторые сучья были умышленно подрублены или подпилены. Каждый шаг требовал осторожности, и все же Брофи уверенно пробирался через хаотичное переплетение ветвей. Где-то в середине рощи он едва не столкнулся с Атилом. Фи обошел их с края, предпочитая не углубляться в заросли, где его могли атаковать с трех сторон. Фанки наблюдал за ним снизу, но сближаться не спешил.

– Вопрос времени, – сказал Брофи, подтягиваясь к ветерану. Атил стоял на толстом суку, держась одной рукой за ветку и сжимая в одной меч. – Так или иначе мы его достанем. Долго ему не протянуть.

Атил молча кивнул, и Брофи прошел вперед, чтобы подтянуться повыше.

Шум за спиной заставил его обернуться, но времени уклониться от удара уже не было. Стальной клинок ожег ребра. Брофи застонал и, подавшись назад, потерял равновесие. Перед глазами поплыли разноцветные круги. Он взмахнул руками, пытаясь ухватиться за первую попавшуюся ветку. И ухватился. Но противник продолжал атаковать. Удар плашмя по руке, и пальцы разжались сами. Брофи потерял равновесие и полетел вниз, круша сучья. Долгое падение закончилось тем, что он все же поймал последнюю, самую нижнюю ветку. Она согнулась и треснула. С криком, в котором боль смешалась с гневом, Брофи рухнул на песок.

По трибунам прокатилось имя нового героя.

– Атил! Атил! Атил!

Он кое-как перекатился на бок и попытался восстановить дыхание. Рана горела. Подняв голову, Брофи увидел стоящего над ним Атила. Следующим, улыбаясь и качая головой, на землю соскочил Фи.

68
{"b":"480","o":1}