A
A
1
2
3
...
76
77
78
...
120

Косарь немного помолчал.

– По физендрийскому закону, после смерти Фандира королем становится Креллис. Огндариен просто перешел бы в руки врага.

– Поэтому ни на какую церемонию я не пойду. Насмотрелся на орущие толпы. Жаль, правда, девяти золотых статуэток. Ты свои сохранил?

Керифянин фыркнул.

– Какой толк от золотых статуэток? Только воров дразнить. А я думал, ты намерен стать губернатором Огндариена.

Теперь уже усмехнулся Брофи.

– Кое-чему меня Физендрия все же научила.

– Рад слышать. Так ты готов пройти испытание?

Юноша ответил не сразу, но, когда заговорил, голос его прозвучал твердо.

– Да. Здесь у меня дел не осталось. Пора вернуться домой и сместить Креллиса.

– Полностью с тобой согласен. Пройди испытание, разорви связь Креллиса с Камнем, а я сделаю остальное, – негромко сказал керифянин.

– Придется стать в очередь. Ты не единственный, кто жаждет его головы.

– Что ж, – мрачно улыбнулся Косарь, – всему свой черед.

– Только вот плана побега у меня пока нет, – признался Брофи.

– Об этом не волнуйся. Уйдем сегодня. На реке ждет корабль. Через три дня ты будешь в Огндариене.

Брофи видел, как вспыхнули глаза его нового друга.

– Я надеялся, что ты что-то предложишь, но бежать пока не могу.

Долгое молчание повисло между ними. Когда же Косарь заговорил, юноша сразу услышал презрительные нотки.

– Ты действительно думаешь, что королева Физендрии согласится бежать с тобой?

– Да. Ты думаешь, что знаешь ее, но на самом деле не знаешь.

Керифянин глухо заворчал:

– Ты сказал, что благодарен мне. Теперь я прошу тебя об одолжении. Уйдем сегодня. Это все.

Брофи опустил голову, чтобы Косарь не видел его лица.

– Не могу, – прошептал он.

– Тогда все напрасно. Твои жертвы. Подвиги. Победы. Не губи жизнь ради женщины, которая не любит тебя.

Юноша вздохнул.

– Не знаю, согласится она бежать со мной или нет. Я даже не уверен в ее чувствах ко мне. – От одних лишь этих слов к горлу подступил комок. Брофи сглотнул. – Но я должен спросить. Я должен знать.

– Боги жестоки, – негромко, словно разговаривая с самим собой, пробормотал керифянин. – Что ж, раз решил, иди. Спроси и увидишь, что она ответит. Но если откажет, о побеге можешь забыть. Даже я не смогу вытащить тебя из Гнилых клетей.

– Понимаю. Но я должен попытаться.

– Знаю. Я бы сделал то же самое.

– Ты?

– Да. Если бы был влюблен, – пояснил, откашлявшись, Косарь. – Даже самый искусный воин беззащитен против женщины, завладевшей его сердцем.

Брофи посмотрел вверх – небо уже начало светлеть.

– Сможешь отвести меня к ней?

– Наверное, должен, – со вздохом ответил керифянин.

Юноша зажег свечу, и Косарь быстро отыскал механизм, на поиски которого Брофи потратил несколько месяцев.

– Как это тебе удалось?

– Я уже бывал в этой комнате. Много лет назад. И королева пользовалась этой же дверью, чтобы навещать меня.

– Ты… – Брофи замялся, но все же заставил себя закончить вопрос. – Ты спал с ней?

– Спал – да. Но я ее не трогал. Она хотела, я отказался.

На этот раз юноша поверил ему.

– Почему?

– Потому что я так решил.

Продолжать допрос не имело смысла.

Они вступили в узкий коридор, мрак которого едва рассеивало дрожащее пламя свечи. Впрочем, туннель оказался довольно коротким. Косарь остановился перед каменной стеной. Нос керифянина в резких, прыгающих тенях подземелья как будто стал вдвое длиннее.

– Еще можно вернуться, – прошептал Косарь. – Готов ли ты рискнуть судьбой Огндариена ради этой женщины?

– Да.

Керифянин вздохнул и неожиданно для юноши положил руку ему на плечо.

– Слушай меня. Когда все решишь, я буду рядом. Надеюсь, она пойдет с тобой. Если же предаст, крикни «За Огндариен!» и беги сюда. Попробуем оторваться.

– Спасибо… друг мой.

– Пустяки.

– Косарь…

– Да?

– Я не ошибаюсь.

– Тебе виднее.

– Возьми. – Брофи протянул свечу, но керифянин покачал головой.

– Нет. Предпочитаю держаться в темноте. Пусть свечу держит тот глупец, что на меня наткнется.

Он тронул что-то в темноте, и потайная дверь открылась. За ней находилась спальня королевы. С потолка свисала, удерживаемая золочеными цепями, круглая кровать, раза в три больше той, на которой спал Брофи. Шелковые простыни, огромные подушки… Расположенные особенным образом зеркала отражали мягкое сияние луны, заливая комнату бледным, призрачным светом. У стены стояли три высоких шкафа. Напротив – туалетный столик с овальным зеркалом размером в полкровати. Стены украшали яркие гобелены.

С первого взгляда Брофи решил, что удача изменила ему, что королевы нет, но едва каменная дверь закрылась за ним, как Оссамир вошла в спальню из бокового коридора.

Ее лицо показалось ему напряженным и бледным, но даже в простой белой сорочке она была прекрасна и словно светилась изнутри. Заметив нежданного гостя, королева вздрогнула.

– Брофи… – Она нахмурилась. – Тебе нельзя здесь быть.

– Я не мог не прийти.

Морщинки на лбу разгладились. Она поняла.

– Ты уходишь.

– Да.

– Но…

– Я хочу, чтобы ты пошла со мной.

Королева замерла. И на мгновение как будто помолодела.

Она закрыла глаза и покачала головой, словно не веря тому, что услышала.

– Не надо было приходить… за мной… – прошептала Оссамир. Глаза ее повлажнели, одна слезинка медленно скатилась по щеке. – Тебя убьют, если застанут здесь.

Он пересек комнату и опустился перед ней на колени.

– Я люблю тебя.

– Ох, Брофи. – Ее прекрасное лицо напряглось, словно она боролась с некоей внутренней болью, но уже в следующее мгновение королева всхлипнула, опустила голову и тихо прошептала: – Да помогут мне девять богов Физендрии, но я тоже люблю тебя.

– Тогда идем со мной.

Она заглянула ему в глаза.

– Сейчас?

– Другой возможности не будет.

Оссамир кивнула.

– Косарь?

– Да. У него все подготовлено. Корабль ждет.

Она закрыла глаза. В груди у Брофи похолодело. Он вспомнил предупреждение керифянина.

– Так, значит, Огндариен падет?

Юноша стиснул зубы.

– Мы отправимся в Огндариен. Мы будем защищать его, сражаться на его стенах.

– А если твой город все же падет? Разве мы сможем остановить целую армию? – Она потянулась к нему. – О, Брофи… Видеть тебя, свет твоей души… Мне так хочется верить… Но если мы оба покинем Физендрию, а Фандир захватит Огндариен, что будет с нами? Что будет с тобой, если ты не сумеешь защитить близких и дорогих тебе людей?

Оссамир погладила его по щеке, убрала прядь волос.

– Войны не избежать. Один лишний меч город не спасет.

– Ты сама говорила, что победитель Девяти ступеней популярен в народе Физендрии. Меня знают и любят. Косарь говорит, многие считают меня бессмертным. Люди призадумаются, если увидят своего чемпиона на другой стороне. Фандир называет Огндариен городом разбойников и воров. Я же представляю город героев.

– Этого мало.

Брофи покачал головой.

– Что будет, то будет. По крайней мере, я буду защищать свой город. И я бы хотел, чтобы ты была рядом.

Королева долго смотрела на него, потом, приняв решение, сказала:

– Насколько я вижу, у нас есть два варианта. Мы можем либо бежать, либо… – Она остановилась.

– Либо?

– Убить его.

Такого поворота Брофи не ожидал. Он открыл рот, но так и не нашелся, что сказать. Оссамир смотрела ему в глаза. Такой, глубоко несчастной и решительной, даже отчаянной, он ее еще не видел.

– Но по закону править Физендрией может только мужчина. Королем станет Креллис.

Презрительная усмешка тронула ее губы.

– Пусть попробует. Четверть королевской гвардии уже на моей стороне. Если Фандир умрет, мне не составит труда привлечь еще четверть. Другая половина, оставшись без вождя, сопротивления не окажет. И пусть Креллис только попытается востребовать свои права. Он и в город войти не успеет, как окажется в Гнилых клетях. Поверь, я смогу захватить Физен, если только мы будем действовать быстро. И смогу удержать власть, Фандира здесь не очень-то почитают. Меня поддержат многие.

77
{"b":"480","o":1}