ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Брофи почувствовал, как застучало сердце.

– Думаешь, получится?

– Я справлюсь. С твоей помощью. Ты умеешь обращаться с мечом, я же знаю, как обращаться с людьми.

Предложение выглядело слишком соблазнительно. Устранить угрозу войны, обеспечить мир на долгие годы…

– Я думаю об этом с тех пор… С той первой нашей ночи. Думаю постоянно. Но я и представить не смела, что ты вернешься за мной. Я думала, вы с Косарем давно покинули Физен.

Королева остановилась, чтобы перевести дыхание. Глаза ее блестели. Брофи взял ее за руки.

– Предприятие рискованное, – продолжала Оссамир, – всего не предусмотришь, но шанс есть. – Голос ее дрогнул. – Этот человек заслуживает смерти. Я займу трон, и Физендрия станет королевством, равным другим. Мы оба достигнем всего, о чем мечтаем, всего лишь одним ударом меча.

– Как насчет Косаря?

– Думаешь, он нам поможет?

– Если это пойдет на пользу Огндариену, – неуверенно ответил Брофи.

Лицо королевы озарилось улыбкой. Она взяла его за руки.

– Тогда слушай внимательно. У нас будет только один шанс…

ГЛАВА 23

Потайной ход бесшумно закрылся за Брофи. Оссамир медленно подошла к кровати, провела ладонью по гладкому шелковому покрывалу. Возможно ли, чтобы боги Физендрии были столь щедры? Она понимала, что поступает безрассудно, что они легко могут погибнуть. Глупые, несбыточные мечты провести остаток ночей в объятиях Брофи стали вдруг явью. Опасной, рискованной явью.

Пальцы ее ощущали мягкую гладкость простыни, сердце – старые, давно затянувшиеся шрамы. А она думала, что утратила эти тонкие, нежные чувства навсегда, что загрубевшая душа уже не способна петь.

Впервые с тех пор, как она поняла закон власти в Физендрии, впервые с тех пор, как предложила губы мужчине, которого презирала, впервые после того, как раздвинула ноги, чтобы шагнуть выше, Оссамир не думала о последствиях. Сердце глухо стучало в груди, требуя чего-то нового, а холодный, расчетливый самоконтроль, к которому она привыкла за многие годы, куда-то исчез. Мир стал другим, и королева чувствовала себя в нем такой счастливой, какой не была с детства.

Оссамир вдохнула и медленно выдохнула. Губы сами собой сложились в усталую, но довольную улыбку. Она блаженно закрыла глаза. Он пришел за ней. Рискнул всем – ради нее.

Дверь распахнулась внезапно и широко, так что даже ударилась о стену. Оссамир вздрогнула и застыла, не находя сил обернуться. Пальцы сжали простыню. В комнату, ухмыляясь, вошел Фандир.

– Моя прекрасная королева.

О, боги Физендрии никогда не бывают добрыми. Они жестоки, коварны и мстительны. Оссамир разжала пальцы, разгладила складки на ткани и повернулась. Лицо ее уже превратилось в холодную маску.

Король пересек комнату и, взяв ее за подбородок, заставил поднять голову.

– Ты достойная соперница богов. Какое представление! Разве мог я, забирая тебя пятнадцать лет назад из материнского дома, подумать, что ты способна на такое! Волшебница! Наблюдая за тобой столько лет, я неизменно восторгаюсь твоим талантом обращения с мужчинами. Твоя идея сделать из наследника марионеточного правителя Огндариена показалась мне весьма ловким, пусть и рассчитанным на слишком далекую перспективу, шагом, но теперь ты превзошла саму себя. Вытащить меня из довольно малоприятного положения, направив мальчишку на путь убийства, – блестящая мысль! Мы воистину созданы друг для друга. – Он потрепал ее по щеке. Опустил руку. Прошелся по комнате. – Скажи, любовь моя, когда ты собиралась поделиться со мной этим чудесным планом? – Улыбка на лице короля все больше походила на гримасу. – Сегодня? – Голос оставался ровным, хотя в нем и появились нетерпеливые нотки. – Или завтра, до начала церемонии?

Секунду-другую Оссамир молча смотрела на него, потом уголок рта дрогнул и пополз вверх.

– Сегодня, любовь моя. Конечно, сегодня.

– Разумеется. Обожаю сюрпризы. А что Брофи? Как думаешь, ему понравится наш сюрприз?

Оссамир облизала губы.

– Или мне приготовить сюрприз для тебя? – мертвенно улыбнулся Фандир.

– Ты прекрасно знаешь, что для меня главное – служение тебе.

– Да, это мне известно, – медленно протянул король. – Прекрасно известно. – Он снова пересек комнату, пинком захлопнул дверь и запер ее на засов. Потом повернулся к супруге. – А теперь, любовь моя, давай же отблагодарим богов, наградивших меня столь прекрасной женой, и подтвердим нерушимость нашего брачного союза.

Оссамир раскинула руки.

– Приди же ко мне. Я так устала от юнцов.

Фандир схватил ее под руки и, легко приподняв, бросил на кровать. Платформа качнулась. Он взял ее за колени и потянул к себе. Одним движением сорвал сорочку. Она раскинула ноги и заставила себя улыбнуться. Тело не желало подчиняться, оно еще помнило другие ласки. Фандир перевернул ее на живот. Прижал одной рукой к кровати.

– А теперь расскажи мне все, – прохрипел он, забираясь на нее. – Слышно было плохо, так что кое-какие детали я упустил. Поведай мне весь план, от начала до конца.

Оссамир откинула голову и посмотрела в потолок. Далеко-далеко догорали звезды.

– Да, любовь моя. Да, мой повелитель.

ГЛАВА 24

Брофи вернулся к себе очень поздно. Ему казалось, что эта ночь никогда не кончится. Сквозь просвет в потолке было видно небо, он лежал на кровати и смотрел на звезды. Порез на ноге и колотая рана в руке болезненно пульсировали, ожоги на нежной коже, стоило ему пошевелиться, причиняли адские муки. Его терзали боль и сомнения, но он не жалел ни о чем из того, что ему пришлось пережить в Физендрии. Оно того стоило.

Он не спал, но грезил наяву и видел Оссамир в Зале Окон. На ней было белое подвенечное платье. В Физендрии любят цвета крови и золота, невесты здесь щеголяют в пелеринах из алых перьев и в золотых украшениях, но Оссамир была в белом огндариенском наряде.

Брофи ждал невесту под куполом, рядом стоял его отец. Казалось, весь Огндариен набился в Зал Окон. В первом ряду сидели улыбающиеся тетя Бель и Шара. Даже Трент явился на свадьбу – он был немного пьян и подмигивал хорошенькой девушке, сидевшей позади него. Оссамир шла через зал, а за ней до самых дверей и даже дальше тянулась свита.

Сон изменился. Теперь Оссамир сидела на кровати и кормила грудью ребенка. Брофи заглянул жене через плечо, и белокурая девочка улыбнулась ему. Он представил себе эту малышку пять лет спустя, и как он будет подниматься с ней по лестнице к Залу Окон…

Потом ему привиделось, что он бежит по стенам Огндариена, с трудом поспевая за своим длинноногим сыном, и глаза у мальчишки такие же темные, как у матери…

Он сам не заметил, как провалился в сон и окончательно растворился в грезах.

Дверь задрожала от стука. Он открыл глаза. В комнату вошел Кроха.

– Сейчас здесь будет королева, – с ухмылкой объявил верзила.

Брофи тряхнул головой, прогоняя остатки сна, спрыгнул с кровати и, подойдя к шкафу, достал синюю накидку, белую рубашку и яркие штаны, приготовленные накануне специально для церемонии. Даже победителю Девяти ступеней не дозволялось носить цвета священной огненной птицы – только королю и королеве.

Он стоял в коридоре вместе с обезьяной, когда подъехала колесница. Поднявшись на подножку и встав рядом с Оссамир, Брофи хотел было рассказать ей о своих снах, но строгое лицо королевы не располагало к разговорам.

– За нами наблюдают, – тихо обронила она, даже не повернув головы.

Брофи кивнул. Он чувствовал себя примерно так, как если бы отправлялся голым на битву, но ночные видения все же придали стойкости.

Королева распланировала все до последней детали. Его дело – убить Фандира, все остальное сделает она. Нужно всего лишь нанести один удар, снова и снова повторял он. Дождаться сигнала – Оссамир прочистит горло, – воткнуть кинжал в сердце Фандиру, и на этом все кончится. Брофи еще никогда никого не убивал, и чем дальше, тем труднее представлялась ему задача.

78
{"b":"480","o":1}