ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он погладил ее по щеке, откинул прядь упавших со лба волос.

Ожидая поцелуя, она облизала губы.

– Трудно в первый раз поцеловать женщину, когда ты одного с ней роста. Если только она не лежит.

Он ловко подхватил ее на руки и бросил на кровать. От удивления Беландра рассмеялась. В следующее мгновение он уже навис над ней и медленно, глядя в глаза, опустился.

– Другой возможности, может быть, уже и не будет, – прошептал Косарь. Она смотрела на него и не узнавала – таким, нерешительным и мягким, он предстал перед ней впервые.

– Знаю.

Он помолчал.

– Ты этого хочешь? – Черные брови сдвинулись к переносице.

Она почувствовала, как он напрягся, и, положив руки на бугристые плечи, прошептала:

– Да.

Он по-мальчишески радостно улыбнулся и приник губами к ее губам. Беландра крепко обняла его и раздвинула бедра. Он задрожал, будто от холода, и, продолжая целовать, принялся расстегивать платье. Ловкие пальцы быстро разделывались с крошечными пуговичками.

Она закрыла глаза, готовя себя к тому, чтобы полюбить этого мужчину, отдать ему то немногое, что могла, в благодарность за все, что он сделал для нее.

Косарь уже не целовал ее. И пуговички остались не расстегнутыми. Беландра открыла глаза. Напряженное, твердое лицо. Таким она видела его перед тем, как попросить об одолжении. Таким она видела его перед тем, как он убивал по ее просьбе. Таким оно было и потом. Именно это лицо она привыкла видеть. Именно это выражение знала – увы! – слишком хорошо.

– Ты думаешь о нем.

Беландра покачала головой.

– Нет. Не о нем.

Он долго смотрел ей в глаза, потом начал методично, аккуратно застегивать пуговицы.

Она схватила Косаря за руку.

– Не надо, пожалуйста. Я хочу этого.

Он убрал ее руку, мягко, но решительно.

– Ты хочешь этого так же, как почтенный купец хочет расплатиться с долгами.

– Нет… не так… – Беландра осеклась – он смотрел на нее так открыто и искренне. – Пожалуйста, дай мне немного времени.

Три верхние пуговички остались не застегнутыми. В вырезе платья тускло мерцал красный камень.

Косарь поднялся. Темные пальцы теребили край покрывала.

– Наше время вышло, – с горькой улыбкой сказал он и покачал головой. – Мне не следовало сюда приходить, но… я должен был знать.

Решительно повернувшись, керифянин направился к двери. Беландра соскочила с кровати и бросилась за ним. Косарь уже переступил порог, когда она схватила его за руку и заставила повернуться.

– Я хочу дать тебе это, друг мой, моя… – Она попыталась произнести слово «любовь» и не смогла. – Будь моим. Возьми меня. Пожалуйста! Прошу тебя!

– Нет. Меньшего я не заслуживаю. – Он убрал ее руку и вышел в коридор.

– Подожди. – Беландра сделала еще несколько шагов, но остановилась, зная, что не догонит и не удержит. – Мне так жаль. Пожалуйста, пойми… Я хочу…

Керифянин остановился, и сердце ее дрогнуло и забилось быстрее. Ну пожалуйста, безмолвно молила Беландра. Пожалуйста, обернись!

Косарь лишь слегка повернул голо ну.

– Мы все чего-то хотим.

Он повернулся и сбежал вниз по голубовато-белым мраморным ступенькам.

ГЛАВА 4

У Сутома вдруг вспотели ладони. Резьба свежая! Повсюду вокруг статуэток были видны крохотные осколки камня, голую землю покрывала пыль. Он поднял фигурку и поднес поближе к лицу, чтобы получше разглядеть в темноте детали. Это была изящная женщина с длинными, разметанными ветром волосами и властным выражением лица. Другие фигурки отличались тем же мастерством исполнения и напоминали маленьких идолов из какого-нибудь варварского святилища. Сутом едва не пропустил их из-за повисшего над землей густого, зловонного тумана, но в какой-то момент пелена рассеялась и явила ему тайну острова Пепла, Проклятого острова.

Он осторожно положил статуэтку на землю и пробрался глубже в нишу между двумя громадными валунами. Резьба покрывала каменные стены снизу доверху, не оставляя свободного пространства. Сутом прищурился, всматриваясь в полумрак. Да это же Голубой город! Знаменитая крепость предстала перед ним как на ладони, изображенная до мельчайших подробностей, от Водной стены до мельниц и бухты.

Империя спасена! Чародеи Голубого города, как и говорилось в письмах, были здесь, на острове. Отец Льюлем будет доволен, а его, Сутома, ждет небывалое продвижение по иерархической лестнице. По меньшей мере на десяток рукавов. Едва ли не к самому Огу.

До слуха разведчика долетел слабый звук. Как будто тренькнул колокольчик. Он вылез из ниши. Вслушиваясь. Всматриваясь. Готовый к встрече с врагом.

Искусству тишины Сутома обучали с детства. Немногие из сыновей Ога оказались способны переносить полное одиночество, обязательный атрибут профессии. Oг отметил Сутома благородным сердцем, острым умом и быстрыми ногами, и он с гордостью служил его вечной мудрости в самых далеких, самых диких уголках мира.

Тихий как ветер, разведчик подобрался поближе к источнику звука. Должно быть, это и есть та самая музыкальная шкатулка. Отец Льюлем будет доволен. Женщины из обитающего в Пустоши племени кочевников рассказывали о таинственной серебряной коробочке, неизменно сопровождающей наследие.

Удостоверившись, что за ним никто не наблюдает, Сутом осторожно направился на звук по сухой, каменистой почве, прячась за валунами, в изобилии покрывающими этот голый, скрытый в тумане клочок суши.

Музыка доносилась из пещеры, в глубине которой горел костер. Сутом подкрался еще ближе и остановился перед входом. Из пещеры будто дышало холодом. Там, внутри, таилась зараза. Кожа покрылась мурашками, как будто его окунули в масло. Дышать стало трудно.

Доказательств уже хватало, но Сутом знал, что должен увидеть все собственными глазами. Он пригнулся и, по-змеиному вытянув шею, выглянул из-за камня.

Шорох за спиной! Шаги по камням! И еще! И еще! Ближе, быстрее, громче!

Сутом рванулся вперед и помчался вверх по склону, затянутому ядовитым туманом. В какой-то момент разведчик оглянулся—в просвете клубящихся белесых облаков блеснул под лунным светом обнаженный клинок.

Он прибавил. Бегать так быстро ему еще не приходилось. Но и опасность была слишком велика: если чародеи Голубого города схватят его… Нет, лучше не думать. Лоб покрылся испариной, ноги стали тяжелеть, но хруст камней за спиной добавлял сил. Он уже слышал их дыхание. Зло приближалось.

Хрипя от напряжения, Сутом взлетел на вершину хребта и ринулся вниз. Теперь преимущество за ним. У преследующего его колдуна, как и у всех восточных варваров, наверняка крупное тело и длинные ноги, но вряд ли он столь же резок и проворен, как огоггимский разведчик. Нет, им не…

Он врезался с разбегу в покрытое шерстью вонючее брюхо, отлетел в сторону и рухнул на камни. Громадная черная тварь повернулась к нему. Гортанный рев ударил по ушам. Сутом оттолкнулся и покатился вниз по склону. Существо последовало за ним, стараясь ухватить когтистой лапой. Может быть, ему и удалось бы спастись, но в какой-то момент на пути встал камень. Из глаз посыпались искры. Сутом попытался встать, вскрикнул от боли и завалился на спину. Из ноги, прямо над коленом, выглядывала бедренная кость.

Тварь, похожая на изуродованного медведя, неуклюже сползла по склону. Лапы его, казалось, едва держались на туловище, словно пришитые наспех; грязная, в клочьях свалявшейся шерсти шкура морщинилась и натягивалась при каждом шаге.

Сутом пошарил рукой на поясе, но меч, очевидно, выскользнул из ножен при падении со склона. Разведчик поднял голову и повернулся навстречу приближающемуся монстру.

Медведь заревел и поднялся на задние лапы. Ростом он был вдвое выше человека. Шерсть почти слезла с бурой, издающей мерзкий запах кожи. Под горящими злобой глазами блеснули кривые желтоватые зубы. Из пасти стекала черная слюна. Чудовище зарычало и раскинуло передние лапы с торчащими в разные стороны длиннющими, с ладонь, когтями.

Кто-то вылетел из темноты. Блеснул клинок.

84
{"b":"480","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Дворец Грез
Время не знает жалости
Книга огня
Встреча Вселенных, или Слепоглухие пришельцы в мире зрячеслышащих
Убийца Войн
Русь сидящая
Дежавю с того света