ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Какое горе.

– Неужели? – Креллис снова подался назад. – Так вот, Зуб, как там говорят, начинает шататься через каждые двенадцать часов. Продолжается это ровно две минуты. Вход расположен во дворе, где в это время всегда проводится смотр. Несколько сотен солдат. Два стражника выкатываются, два вкатываются. Всегда только двое. Больше бывает, когда приводят нового узника или вытаскивают тело. – Он помолчал. – Ну что, охота еще не прошла? Можешь заколдовать сразу столько народу?

Шара не ответила.

– Так что вариантов только два: либо пробуравить камень и деревянную дверь толщиной в три фута, либо наложить чары на пару сотен солдат.

– Но есть и третий, верно?

– Есть. Тот, что выбрал я.

– Расскажи.

– Слушай. Слушай внимательно и не пропускай ничего, ни единой мелочи, потому что даже мелочь будет стоить тебе жизни…

Отогнав воспоминания, Шара прошлась взглядом по темному подножию скал, отыскивая опознавательный знак. Уверенность подрывало сомнение в искренности Креллиса. Можно ли верить человеку, обрекшему Брофи на смерть и не заинтересованному в его возвращении? Что ему стоило обмануть ее, Шару, одним маневром избавиться сразу от двух врагов и отомстить за смерть Виктериса? Всего-то и нужно дать одну неверную подсказку.

В конце разговора она спросила Креллиса, почему он согласился помочь ей вызволить Брофи.

Брат Осени пожал плечами.

– Потому что меня попросила об этом Беландра.

– Но еще раньше она просила тебя не отправлять его в ссылку.

– Тогда было одно, сейчас другое. Я передумал. Уверен, такая женщина, как ты, может понять мужчину.

Шара не поверила ему тогда, не верила сейчас, но других вариантов не было. Путь к спасению Брофи только один.

Первым испытанием была подземная пещера. Девушке предстояло проплыть по затопленному туннелю в полной темноте да еще с грузом. В конце туннеля во время отлива открывался воздушный карман. И это была только половина пути к клетям.

Названная Креллисом отметина проступала на фоне скал темным пятном.

– Будешь заходить с юго-запада, – наставлял брат Осени, – плыви к самой высокой скале. Там будет впадина. Вот под ней тебе и придется нырнуть. Скала немного напоминает пирамиду.

Все было так, как он и описал, – скала, похожая на пирамиду, и впадина. Сердце застучало. Значит, не обманул. По крайней мере, пока. С другой стороны, на этом этапе ошибка не была бы смертельной.

Она занялась дыханием и прошла через все пять врат, чтобы сконцентрировать как можно больше сил. Повторяя знакомые упражнения, Шара вспоминала пять обрядов посвящения, которые совершила сразу после смерти Виктериса. Пока бывший магистр ползал на коленях в собственной башне среди собственного дерьма, пруд у школы принимал все новых и новых Зелани. В тот вечер с ней были все – Калеб, Терас, Баксин, Баштин, Зале. Она вспоминала прикосновение их рук, жар тел, ритмичное дыхание. Все побывали в ней, и все получили от нее силу, о которой не могли и мечтать.

По правде сказать, она рассчитывала на большее с Калебом, но после всего случившегося что-то в их отношениях изменилось. Впрочем, дело есть дело. Пусть приятное, пусть захватывающее, пусть необыкновенное, но только дело. Романтика осталась в прошлом. Ее жизнь стала другой. Увлечение, любовь, страсть – мелочи по сравнению с магией. Она уже не была той глупышкой, что так легко позволила Виктерису взять над собой власть.

Воспоминания распалили желание. За последние недели Шара научилась вызывать его в себе так же легко, как надевать платье. Она словно видела и ощущала себя со стороны, плывущую к цели, решительную, преисполненную стремлением вызволить Брофи. Она ощущала под собой темную глубь океана, безразличного и ненасытного. Он тянул ее вниз.

Ощущая все, Шара и использовала все. Ее магическая сила возросла за счет решительности и упорства, недоверия к Креллису, ненависти к Виктерису и любви к Брофи.

Она вытащила привязанный к мешочку с железом нож и обрезала веревку. Плотик закачался на волнах, постепенно отставая, а груз, лишившись поплавка, пошел вниз. Шара обвязала свободный конец вокруг талии.

Еще несколько гребков, и она подплыла к тому месту, где волны бились об основание каменной пирамиды. Сделала глубокий, во все легкие, вдох и нырнула. Груз потянул ее за собой. Глубже и глубже, к самому дну.

Вход в пещеру оказался именно там, где и должен был быть. Шара подплыла поближе, волоча за собой мешочек с железом. Вода подхватила ее и увлекла в туннель. Она плыла, отталкиваясь от шероховатых стенок и не обращая внимания на мелкие царапины. Порезы и синяки – чепуха. А вот если в конце трубы не окажется воздушного кармана…

Вода пошла назад. Шара ухватилась за выступ, чтобы течение не унесло ее в океан, и, переждав волну, поплыла дальше.

Зелани достигли больших успехов в контроле над дыханием, но чем дальше уходила Шара в черноту, тем отчетливее звучал шепоток страха. Память о ночи посвящения, о долгом подводном заплыве и предательстве была еще слишком свежа.

Что, если Креллис солгал и отправил ее на верную смерть? Что, если она по ошибке заплыла в неисследованный туннель? Что, если в конце трубы ее ждет тупик?

Она уже чувствовала легкое головокружение, но продолжала плыть. Веревка вдруг натянулась. Шара отчаянно потащила ее на себя, но грузило, похоже, зацепилось за что-то на дне. Легкие разрывались, требуя воздуха. Перебирая руками канат, она спустилась ниже, освободила мешочек из-под камня и, зажав веревку зубами, закинула груз за спину.

Теперь вверх и вперед. Ничего. Только вода и камень. Шара проплыла несколько футов и попыталась высунуть голову. Нет, вода до самого потолка туннеля. Руки, будто налившиеся свинцом, отказывались грести, но она все плыла и плыла, таща за собой якорь. Вперед и вперед.

Течение снова подхватило ее и бросило на каменистый пол туннеля. В следующий момент вода откатилась, и Шара вдруг поняла, что может дышать. Вцепившись в выступ скалы, она сделала несколько торопливых глотков, вспомнила про веревку во рту, выплюнула и вдохнула уже медленно, спокойно и глубоко. Следующая волна сбросила ее с уступа и потащила вперед по выстлавшим дно камням.

Дождавшись очередной передышки, Шара устроилась повыше и положила рядом мешок. Ее окружала кромешная тьма. У ног плескалась вода. Туннель постепенно уходил вверх. Шара знала, что дальше нужно будет ползти. Креллис все-таки не обманул.

Впрочем, и путешествие еще не закончилось.

Она перерезала ножом успевшие растрепаться от трения о камень завязки, раскрыла мешок и достала два круглых камня. Удар. Еще. Высеченные искры осветили на мгновение туннель. В нос ударил резкий запах серы. Шара снова ударила камнем о камень и торопливо огляделась. После нескольких попыток ей удалось немного сориентироваться.

Она находилась в туннеле, имевшем примерно пять-шесть футов в поперечнике. Во все стороны от него расходились туннели поменьше, в фут или два диаметром. Большинство из них вели в тупик. По словам Креллиса, он возвращался в эту пещеру семь раз, прежде чем нашел дорогу к клетям. В его распоряжении было несколько часов, после чего он должен был либо вернуться, либо погибнуть в пещере при приливе.

Он совершил шесть попыток, каждый раз проползая по узким щелям, обдирая кожу и не зная, сможет ли вернуться. В некоторых особенно тесных местах пробивал путь долотом и молотком.

Представить его в подобной ситуации было трудно. Тем более, что через весь этот кошмар Креллис прошел ради брата, Виктериса. Зачем? Что толкнуло его на такой риск?

Если он не обманывал насчет ориентиров, она должна успеть. Шара знала, что через два часа пещера заполнится водой. Она спланировала все самым тщательным образом, но могла рассчитывать всего лишь на час времени. Потом вода поднимется и запечатает подземную ловушку.

Обнаружив на стене оставленные Креллисом царапины, девушка достала из мешка кожаные рукавицы и пару кожаных наколенников. Не помешали бы, конечно, кожаные штаны, рубашка и шлем, но теперь корить себя не имело смысла, да и мешок, будь он побольше, просто не пролез бы за ней в узкий туннель.

86
{"b":"480","o":1}