ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Адвокат и его женщины
Князь. Война магов (сборник)
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Проклятый ректор
Тарен-Странник
Темные времена. Попутчик
Принцесса моих кошмаров
Последнее дыхание
Тело, еда, секс и тревога: Что беспокоит современную женщину. Исследование клинического психолога
A
A

– Ш-ш-ш…

Женщина приложила палец к его животу, и верзила замер. Не поднимаясь с колен, она повернулась к Датилу и проделала с ним то же самое.

– А теперь, мои герои, за дело. – Женщина поднялась, взяла обоих за руки, как детей, и подвела к клетке, в которой сидел Брофи. – За дело. И когда закончите, я вознагражу вас достойно.

Глаза Датила пылали красным пламенем. Дышал он быстро и мелко, на шее вздулись вены. Стражник как будто вырос и казался теперь настоящим великаном. Локлен выглядел так же. Оскалив зубы, он пялился на Брофи так, словно хотел его проглотить. Юноша отступил от решетки. Случившаяся со стражниками перемена сделала их похожими на Атила и Креллиса, смертельно опасных хищников, готовых растерзать его в одно мгновение.

– А теперь, – приказала женщина, когда Датил и Локлен остановились перед решеткой, – поднимите ее.

– Силы Перемен! – воскликнул Брофи, разглядев наконец в полумраке ее лицо. – Шара!

– Молчи! – шепнула Зелани. – Потом. – Одним пальчиком она провела по спине Локлена, другим прошлась по могучим плечам Датила. – Поднимайте, мои воины! Поднимайте!

На глазах онемевшего от изумления Брофи мужчины наклонились, ухватились за решетку, натужились и потянули.

Ничего.

– Смелее, мои великаны! Вас ничто не остановит!

Они захрипели. Напряглись. Под кожей взбугрились комья мышц. На висках проступили синие ленты вен. Брофи поднажал со своей стороны. Казалось, вместе они могут свернуть гору. Набежавшая волна ударила ему в спину и выплеснулась в коридор, на сапоги стражников и голые ноги Шары. Решетка заскрипела и поднялась на несколько дюймов. Шара тут же подложила под нее железку.

– Отдохните, мои герои. Отдохните.

Они выпрямились.

Брофи, задыхаясь от напряжения, отступил в глубь клети. Он все еще никак не мог поверить, что черная женщина и впрямь Шара. Он не мог смотреть на нее, но при этом его неудержимо влекло к ней. Тело изнывало от желания. Темный треугольник между скользкими, упругими бедрами притягивал с невероятной силой.

– Что ты делаешь? – крикнул он.

Она бросила на него сердитый взгляд и покачала головой.

– А теперь, мои герои, за работу.

Они снова ухватились за прутья и потянули. Брофи налег на решетку плечом. Еще несколько дюймов. Шара подсунула вторую железку. Щель была уже достаточно внушительная. Оставалось еще немного. Вода плескалась у ног.

Они передохнули.

– И в последний раз, мои великаны. Покажите свою силу, и потом вас ждет вечный покой.

Стоя уже по щиколотку в воде, Датил и Локлен потянули решетку на себя. В плече Локлена что-то щелкнуло, и решетка осела. Тюремщик поднял голову. Шара вставила третий клин и посмотрела на Брофи.

– Давай же, друг мой, ты свободен.

Он мялся, не желая приближаться к ней.

– Ну же, – прошипела Шара.

Юноша сделал вдох и поднырнул под прутья. Выбравшись в коридор, он покачал головой и отступил от Шары.

– Что ты с собой сделала?

Губы ее задрожали, в глазах мелькнула и тут же погасла злость. Тело ее блестело и манило, и Брофи изо всех сил сопротивлялся желанию овладеть ею тут же, на каменном полу или у железной решетки. Он стиснул зубы и отвернулся.

– Милый Брофи… – Она погладила его по плечу. – Успокойся. Я уже почти закончила.

От ее прикосновения по коже побежали мурашки. Ее голос резанул по нервам. К горлу подступила тошнота. Он упал на колени, и его вывернуло.

– Шара… прекрати.

Ее глаза холодно блеснули.

– Не обращайте на него внимания, мои герои, – обратилась она к стражникам. – Полезайте в клеть. Оба.

Датил и Локлен поспешно опустились на колени, протиснулись в щель и замерли, как марионетки, вытянув руки по швам, ухмыляясь и не спуская с нее голодных глаз.

– Уберите клинья.

Датил вытащил первую железку, выбил вторую и поспешно отскочил. Решетку с грохотом опустилась. Тюремщики превратились в узников.

– Вы – ничтожества, – прошипела Шара.

– Не надо… – начал Брофи.

Она остановила его резким жестом и снова повернулась к пленникам страсти.

– Вы слабы. Вы глупы. Вы заслуживаете только того, чтобы подохнуть в этой конуре.

Стражники поникли и съежились, как будто из них выпустили вдруг воздух. Локлен вскрикнул и, схватившись здоровой рукой за больную, рухнул на колени.

В животе у Брофи снова замутило, и он, повернувшись, побрел по коридору – подальше от клети. Подальше от Шары. Коридор уходил вверх, и в конце его было сухо. Юноша добрел до караульной, помещавшейся в углу туннеля, возле винтовой лестницы, уходящей вверх, к Зубу Великана. Крики уже стихли до жалобных причитаний.

В караульной горело два факела. Три скособоченных стола и два стула составляли всю мебель. В углу висела одежда. Пойти было некуда. До того момента как прилив поднимет Зуб, оставалось еще несколько часов. Брофи обернулся. По коридору шла Шара. Черная как ночь. Нагая как луна.

– Не подходи ко мне, – прошептал он.

– Почему? Ждать еще девять часов. За это время я сделаю из тебя бога.

Она подошла ближе, а он заставил себя остаться на месте. Глаза Шары смотрели как-то странно, тепло и нежно.

– Не бойся, с тобой у нас все будет по-другому. Не так, как с ними. Все будет прекрасно. Я умею быть мягкой.

Сердце колотилось так, словно стремилось вырваться из груди. Его неодолимо тянуло к ней. Все тело жаждало ее. Брофи протянул руки. Она наклонилась и коснулась губами его пальцев. По спине прокатился холодок.

– Не надо…

– Не надо что? – Она игриво улыбнулась. – Мне кажется, ты сам хочешь этого.

– Нет.

– Я пришла за тобой. Косарь сказал, что ты хочешь умереть, но я знаю, ты не из тех, кто сдается. Ты боролся с океаном. Ты думал о побеге. И вот я здесь. Позволь мне помочь тебе. – Ее ладони скользнули вниз по его груди.

Он сжал ее запястья.

– Нет. – Тело уже отозвалось на ее ласки, желание переполняло его, но тошнота не проходила. – Нет. Только не так.

– Ш-ш-ш… – прошептала она, скользя губами по пальцам. – Тебе будет хорошо.

Он покачал головой.

– Нет. Я лучше вернусь в клеть.

– Ты ведь всегда хотел меня. – Она прижала его к стене. – Хотел, но никогда этого не говорил. Не мог сказать. Но сейчас мы можем все. У нас есть время. Много-много времени… – Она потерлась об него бедром.

Брофи потянулся к ней. Обнял одной рукой за талию.

– Да… так…

Он оттолкнул ее, скрипнув зубами от отчаяния. Сглотнул кислую слюну.

Глаза Шары блеснули в темноте.

– Мы должны это сделать, – прошипела она. – Через девять часов здесь будут сотни солдат. Тебя будут искать. Ты слаб, ты разбит. Без меня тебе не выбраться.

Он снова покачал головой.

– Только не так. Только не так.

– Думаешь, сможешь меня остановить? – Она провела рукой по его груди. – Милый Брофи, если бы я захотела, ты бы ползал передо мной на коленях. Ты бы просил… умолял… Я могла бы заставить тебя.

Щупальца магии пробирались в его голову, шевелились, путали мысли. Все меркло и растворялось в неудержимом желании, настойчиво пульсировавшем в штанах. Он зарычал, подался вперед и ударил ее по щеке. Наотмашь.

Голова ее дернулась. Черные волосы хлестнули по лицу. Шара повалилась на спину, но не упала, ухватившись за стол. И снова посмотрела на него. Улыбка тронула краешек губ.

– Ты такой ребенок, – рассмеялась Шара. – Всегда им был. Не хотел смотреть правде в лицо. Если ты не заставишь врагов склониться, они заставят склониться тебя.

Их глаза встретились. Никто не отвел взгляда.

– Я не верю этому, Шара. И ты тоже не веришь.

Она убрала упавшие со лба волосы. Маслянистые, обволакивающие щупальца магии отступили.

– С тобой что-то случилось? В твоих глазах столько боли… столько злобы.

– Боли? – Шара горько усмехнулась. – Я уже не та девчонка, какой ты знал меня когда-то. Ты даже не представляешь, какой сильной я стала.

– Мне нравилась та Шара. Она была мне другом.

Дыхание ее сбилось. На лбу проступили морщины. Шара сморщилась, словно проглотила что-то горькое. Брофи шагнул к ней. Положил руки на плечи.

88
{"b":"480","o":1}