ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хочу задать такой же вопрос. – Шара с интересом рассматривала его перо.

– Я свое просто поймал. Кружило возле мачты.

– А мое ударилось о грудь, когда я поднималась. Я хотела подарить его тебе, но у тебя ведь уже есть.

Брофи рассмеялся. Особенных причин для радости не было, но он снова чувствовал себя самим собой. Он снова был свободен. Мог украсть перо у ветра. Мог подарить его любимой.

Шара подалась к нему, чтобы поцеловать, но оступилась, и Брофи, обняв ее одной рукой, ухватился другой за мачту.

– Давай сделаем так, – предложил он. – Ты оставишь себе мое, а я возьму твое.

– Ладно, – кивнула Шара. – Посмотри, твое такого же оттенка, что и твои волосы. И они одинаковой формы. Я, наверно, сделаю из него заколку и буду носить в волосах.

Брофи невольно залюбовался ею. Сейчас Шара была не загадочной Зелани, хранительницей древних чар, а обычной девчонкой, искренне восторгающейся своим детским сокровищем.

– Я тоже буду носить твое. Вместе с камнем. – Он толкнул ее в бок. – Если, конечно, обмен состоится.

Шара инстинктивно дотронулась до подвески на серебряной цепочке.

– Какой нетерпеливый. – Она оттолкнула его и лукаво улыбнулась. – Как ребенок.

Он расплылся в ухмылке.

– Только со старушками вроде тебя.

Шара обиженно надула губы и ткнула его кулаком в живот, но Брофи, как когда-то на Колесе, перехватил ее руку.

Впередсмотрящий прокричал что-то своим товарищам внизу.

Брофи держал Шару за руку и не отпускал. Они глядели друг на друга, не замечая ни хлопающего паруса, ни воющего ветра. Он наклонился и поцеловал ее, сначала мягко, потом настойчиво, жадно. Продлить чудный миг нежности не получалось – стоило ей приоткрыть губы, как он забывал обо всем на свете и отдавался желанию.

– Я люблю тебя, – впервые в жизни прошептала Шара. Он был бы самым счастливым человеком в мире, если бы…

– Почему это не случилось год назад? Почему только теперь, когда у нас так мало времени?

Она покачала головой.

– Не знаю. Ты был тогда еще ребенком. А я… я вовсю старалась не быть им.

Он кивнул.

– Знаешь, у меня такое ощущение, что за эти последние два дня я и видел-то тебя только мельком. Тратить время на сон – преступление, но нам обоим нужно отдохнуть.

– Как ты себя чувствуешь? – Видеть Шару в керифском платье с длинными рукавами и свободной юбкой, столь отличном от обычного дерзкого, вызывающего стиля, было непривычно.

– Все ноет. И слабость еще не прошла. Но я по крайней мере бодр. Признаюсь, таким бодрым я уже давно себя не чувствовал.

– И куда теперь?

Вопрос показался ему немного странным, да и в голосе Шары прозвучали новые нотки. Брофи недоуменно посмотрел на нее.

– В Огндариен, конечно. А разве мы не туда путь держим?

– Сейчас мы идем на север. Если других распоряжений не поступит, капитан повернет на восток.

– Мне нужно пройти испытание. Креллиса пора сместить.

Она согласно кивнула, но глаза выдали другое.

– Разве ты против? – удивился Брофи. – Разве ты не хочешь вернуться в Огндариен?

– Я отправлюсь туда, куда ты захочешь.

– Но ты считаешь, что нам не следует возвращаться в Свободный город, верно? Почему?

Шара печально вздохнула и повернулась на восток.

– Дело в том, что Креллис – не единственная наша проблема.

– Знаю, но всему свой черед. Я пройду испытание и выгоню Креллиса из города. Не думаю, что король Фандир примет брата с распростертыми объятиями. Потом займемся другими делами. Хвататься сразу за все неразумно, проблемы нужно решать постепенно. Этому я научился в Девяти ступенях.

– Но у Огндариена не девять врагов, а намного больше.

– Неужели Фарад объединился с Физендрией?

Она кивнула.

– Да. Креллис пытался склонить их на свою сторону, но союзники предали его.

– Они хитрее, чем я думал.

– Но пострадает от этого предательства не столько Креллис, сколько весь город.

– Кто обещал ему помощь?

– Огоггим.

Он удивленно вскинул брови.

– Но Опаловая империя никогда и ни с кем в союз не вступает.

– У Креллиса есть то, что им нужно.

– Что?

– Он знает, где находится наследие Эффтена.

– Что?

– Наследие. Некое оружие, оберегать которое братья отправились в Пустошь.

– Братья? Откуда ты все это знаешь?

– От Беландры. Разве она ничего тебе не рассказывала?

– Нет. Вроде бы собиралась, но не успела. Все произошло так быстро. Ты уверена, что братья в Пустоши? От них ведь несколько лет не было никаких вестей.

– Письма перехватывал Креллис.

Брофи скрипнул зубами и стиснул поручни. Отец писал ему письма, а Креллис их украл.

Шара положила руку ему на плечо.

– Высылка Креллиса делу не поможет. Силы слишком неравны, а Фандир ничем не лучше своего брата. Вряд ли ты хочешь, чтобы одного физендрийца сменил другой.

– Не хочу. – Он закрыл глаза. Голос Каменного Сердца как будто отдалился и звучал теперь не громче шепота. – И что, по-твоему, нам нужно делать?

Шара ответила после паузы:

– Вернуться к первоначальному плану Креллиса. Привлечь на нашу сторону Огоггим. Привести их флот.

– Но мы не знаем, где они. Пустошь велика.

– Я знаю.

– Ты? – Брофи растерянно уставился на Шару. – Ты читала письма?

– Нет. Пробраться в мысли Креллиса мне не удалось. Его воля крепка как гранит. К тому же Камень защищает своих. Но кое-что я все же увидела достаточно ясно. Это предательство Огоггима и письма потерянных братьев. Я выяснила, куда отправился флот Опаловой империи. К острову Пепла.

– Остров Пепла? Тот, что называют еще Сожженным или Проклятым островом? Клочок суши у берегов Пустоши?

Она кивнула.

– Но зачем братья отправились на остров Пепла?

– Этого я не знаю, но, если Огоггиму нужно наследие, они отыщут его на Проклятом острове.

Брофи посмотрел на свои перебинтованные руки.

– Итак, любовь моя, вопрос таков: куда дальше?

Ему вспомнилось давнее видение: он пробивается к Залу Окон вверх по лестнице, в руке меч Осени, рядом отец… Меньше всего Брофи хотелось снова откладывать испытание, но, с другой стороны, не обращать внимания на указания судьбы было бы неразумно.

Не раз и не два за последние годы ему начинало казаться, что видение есть не более чем мечта потерявшего родителей мальчишки, что в нем нет ничего пророческого, но сейчас предсказание, похоже, начинало сбываться.

Брофи повернулся к океану, и Шара, встав за спиной, обняла его за плечи. Сердце отозвалось на ее прикосновение, и музыка Камня отступила.

– Что ж, тогда к острову Пепла, – произнес он, и сам едва узнал свой севший вдруг голос. – Берем курс на Проклятый остров.

ГЛАВА 9

Брофи осторожно потянулся к задвижке на двери, в этот момент суденышко накренилось, и ему пришлось ухватиться за ручку. Заскрипели шпангоуты. Гонимый ветром, легкий керифский кораблик все дальше уходил на север.

Приоткрыв дверь, Брофи заглянул внутрь. Шара сидела у окна. Кожа ее светилась под лучами закатного солнца. Белая, с длинными рукавами туника сползла с плеча, обнажив ключицу и скатившуюся в ямочку у основания горла подвеску. Туника, хоть и была великовата, сидела на ней как короткое платье. Одну ногу Шара согнула в колене, другую вытянула вдоль подоконника для большей устойчивости.

– Ты снилась мне прошлой ночью, – прошептал в щель Брофи.

Шара улыбнулась, но не повернулась.

– Хороший сон?

Он открыл дверь, но на пороге задержался – суденышко снова качнуло.

Она посмотрела на него.

– М-м, ты хорошо выглядишь. Побрился.

– Позаимствовал бритву у капитана.

– Хорошо выглядишь.

Он улыбнулся.

– Ты это уже говорила.

– Неужели? – Она опустила голову. Волосы упали на щеку, и Шара убрала прядь за ухо. Подтянула рукав. Кожа заметно посветлела, темно-фиолетовый цвет полуночной сливы сменился нежным оттенком лаванды. – Посмотри, почти прошло.

91
{"b":"480","o":1}