ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Брофи дотронулся до осколка Камня, висевшего на груди рядом с черным пером. Камень отозвался настойчивой пульсацией Он надеялся, что сумеет с помощью алмаза найти пропавших братьев, ведь Камень в груди Беландры всегда реагировал на близость Креллиса.

Повинуясь отданной вполголоса команде, матросы спустили парус. Корабль медленно и бесшумно скользнул к острову. Усатый капитан сошел с мостика и направился к ним.

– Ближе мы подходить не станем.

Он сдержанно кивнул вправо, и Брофи, повернув голову, успел заметить за расступившейся на миг дымной завесой целый флот боевых галер.

– Клянусь силами Перемен… – прошептал он.

– Корабли империи, – пробормотала Шара.

– Да, – коротко подтвердил капитан. – Я не могу рисковать.

– Их же там не меньше двух сотен.

– Отсюда до берега добросим вас на лодке, – продолжал керифянин. – Перед Косарем я в долгу, но мои матросы здесь ни при чем.

– Конечно, – согласилась Шара.

Через минуту на воду спустили лодку. Шара взяла два мешочка с припасами, Брофи захватил меч, который она привезла ему из Огндариена. Четверо гребцов сели за весла.

Плыли молча. Пустынный берег то возникал в просветах дымовой полосы, то исчезал за густыми, пропитанными запахом серы клубами. Наконец нос уткнулся в камни. Матросы, соскочив в воду, удержали лодку и помогли пассажирам сойти. Один из них, пожилой мужчина с длинными, до плеч, седыми волосами, изобразил в воздухе какой-то странный знак.

– Да хранит вас Азил, – пробормотал он и поспешно вернулся к уже занявшим места товарищам. Весла ударили о воду. Через несколько мгновений лодка скрылась за туманом.

– Они считают, что мы обречены, – прошептала, глядя им вслед, Шара. – Вчера, когда ты спал, я подслушала занятный разговор. Говорят, остров привлекает чудовищ. Будто бы они выходят из моря и ползут в кратер, где есть вход в подземный мир. Один матрос утверждал, что чудовище может принять любой облик – мужчины, женщины, лошади, волка или даже насекомого.

– Ты им веришь?

Она посмотрела на него с уверенностью, не оставляющей никаких сомнений.

– В то, что мы обречены? Конечно нет. А что касается чудовищ… – Шара помолчала. – Разве это важно? Назад ведь ты все равно не повернешь?

– Нет.

– Ну так не будем никого слушать.

– Капитан пообещал, если ничего не случится, прислать лодку через три дня.

Она удивленно вскинула бровь. Брофи кивнул.

– Он не вернется.

– Это тоже не имеет значения. Мы не уйдем с острова, пока Огоггим не согласится помочь Огндариену. Либо так, либо никак.

Брофи обнял ее.

– Спасибо, что пошла со мной.

Шара улыбнулась.

– Здесь не так и плохо. По крайней мере, у отца на ферме пахло похуже.

– Идем. – Он дотронулся пальцем до камня и ощутил его пульсацию. Что-то было здесь, и это что-то находилось севернее, по другую сторону горного кряжа. – Путь предстоит неблизкий.

Они шли вдоль восточного берега острова, забирая постепенно вверх. Иногда из-за тумана проглядывал тонкий месяц, но полагаться на его свет не приходилось. Крутой, усеянный камнями склон напоминал подъем на арену в Физендрии.

Прошло около часа, когда Шара вдруг остановилась, предостерегающе подняла руку и осторожно поползла к вершине голого хребта. Брофи последовал за ней. Растительность на острове отсутствовала полностью. Только скалы и галька. Унылый, безжизненный пейзаж.

Последние футы проползли на животах. Брофи выглянул из-за камня. Внизу, всего в каких-то пятидесяти ярдах от них, кипела бурная деятельность. Десятки, если не сотни огоггимских солдат устраивали временный лагерь. Одни, растянувшись цепочкой, передавали с лодок на берег палатки и шесты, другие забивали в землю колья, третьи переносили ящики. Сверху все это напоминало муравейник. В какой-то момент ветер рассеял туман, и вдалеке проступили очертания громадного флота империи.

Шара поежилась.

– Что? – спросил Брофи.

Девушка с сомнением покачала головой.

– Не знаю. Там что-то есть. В воде. Я это чувствую.

Она вдруг повернулась и схватила его за руку.

– Тише! Дыши со мной!

Брофи закрыл глаза, предоставив Шаре заниматься своим делом. Камень на шее снова завибрировал.

Из-за выступа скалы появился разведывательный отряд из четырех человек. Двое смотрели прямо на огндариенцев, но не видели их. Когда их шаги смолкли, Шара выпустила руку Брофи.

– Спасибо, – прошептал он. Некоторое время они молча наблюдали за суетящимися на берегу солдатами.

– Как их много, – пробормотала Шара, скользя взглядом по прибрежной полоске воды. – Смотри!

Внизу вскрикнул солдат. Волна отступила, и из тумана выползли пять ужасных существ. Внешне они напоминали быков, но пасти вытянутых морд были щедро дополнены устрашающего вида зубами. Под черной кожей перекатывались тугие комки мышц. С кривых рогов свисали клочья водорослей. В свете луны поблескивали черные глаза.

Выбравшись из воды, мерзкие твари отряхнулись и повернули в сторону ближайших солдат. Люди бросились наутек, но один бедняга застыл от ужаса. Чудовище насадило его на рога и, не обращая внимания на крики несчастного, устремилось в погоню за остальными.

Над берегом разнесся тревожный звук трубы.

Похоже, люди вовсе не интересовали монстров как предмет пищи. Снося палатки и оставляя на земле раненых и убитых, быки упрямо преследовали живых.

В шуме паники послышались крики офицеров. Приученные к дисциплине, солдаты хватали копья и мечи и становились в боевые порядки. Между тем число жертв обезображенных быков росло. Одни умирали под тяжелыми копытами, другие падали под ударами рогов, третьих рвали кривые желтые клыки.

Огоггимцы сражались отчаянно и… умирали. Один солдат пронзил атаковавшего монстра копьем, но чудовище не только не свалилось замертво, но и, повернувшись, откусило смельчаку руку. Несчастный взвыл от ужаса и боли и упал на песок, обливаясь кровью. Жуткая тварь наклонилась и открыла пасть. Крик оборвался. Захрустели кости.

Шара зажмурилась. Брофи сжал зубы. Люди гибли у него на глазах. Сотня сократилась до восьмидесяти. От восьмидесяти осталось шестьдесят…

Но помощь уже была близка. Посланные с кораблей лодки выбрасывали на берег десятки солдат. Наученные горьким опытом, они не спешили сближаться с чудовищами, а бросали копья издалека, и, когда один из быков рухнул на камни, его тут же взяли в кольцо. Мелькнули мечи… Поразительно, но и с отрубленными ногами мерзкая тварь продолжала мычать и дергаться.

Победа осталась за людьми, но никто не радовался – слишком высокой оказалась цена. В какой-то момент шум боя смолк, и повисшую над берегом гнетущую тишину некоторое время нарушали лишь стоны умирающих.

Сердце колотилось так, что, казалось, вырвется из груди. Твари не подохли. Черная кровь вытекала из ран, а они все так же мычали и ревели.

– Принести факелы! – распорядился один из офицеров. – Проверьте всех. Зараженных – прикончить.

На это невозможно было смотреть. Солдаты убивали своих же раненых товарищей. Какой-то горемыка со сломанной ногой попытался найти спасение в море, но трое однополчан настигли его и закололи копьями. Жалобные крики и мольбы погасили накатившие волны.

– Нужно уходить отсюда, – прошептал Брофи. Шара кивнула.

– Через гору.

Она снова кивнула.

Они повернулись и побежали по склону, падая, вскакивая и вновь карабкаясь вверх. Остановились только на вершине. И там же свалились, найдя укрытие между двух валунов.

– Что это за твари? – спросил, отдышавшись, Брофи.

– Не знаю, – прохрипела Шара.

– Меня едва не вырвало, как…

– Как в Гнилых клетях, когда увидел меня?

Он кивнул.

– Знаешь, керифяне были правы. Остров и впрямь проклят.

– Что, если мы наткнемся на такое чудовище? Или на целую группу?

– Прежде всего, будем держаться как можно дальше от воды.

Шара поднялась и подала ему руку.

– Идём.

ГЛАВА 11

Солнце поднималось, и туман понемногу рассеивался. Но легче не стало: на обожженный клочок суши обрушились безжалостные лучи. Даже физендрийская пустыня выглядела землей обетованной по сравнению с этим обезображенным, мертвым, поистине проклятым островом. Жизнь ушла отсюда давным-давно, не оставив даже клочка травы.

93
{"b":"480","o":1}