ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Красноглазая ворона довольно мигнула. Все идет как надо. Должно быть, Мать-Земля вызвала к себе девчонку, как старая подруга и защитница ее матери, чтобы познакомиться. А теперь девочка вернулась сюда, где ее терпеливо дожидалась Ночная Мгла, спокойно спит возле своих совершенно бесполезных защитников и даже не догадывается о том, что ее жизнь скоро круто изменится.

Ведьма была абсолютно уверена, что Холидей отошлет дочку из замка, как только Райделл начнет угрожать его семье. Ведьма совершенно точно предугадала, как поступит в этом случае король Заземелья. Вещий сон сильфиды — тот самый, который наслала ей сама Ночная Мгла, настолько мрачный и черный, насколько ведьме удалось, — послужил неплохим толчком для принятия подобного решения обеспокоенным папашей. А появление Райделла довершило дело. Что бы ни произошло в дальнейшем, Холидей и сильфида ни за что не стали бы рисковать своим обожаемым чадом. Ночная Мгла не знала, куда именно отошлют девчонку, хотя и предполагала, что скорее всего это будет Озерный край, но вообще-то это не имело особого значения. Куда бы Мистая ни поехала, ее все равно поджидала бы Ночная Мгла.

И вот время пришло.

Полагаясь не только на зрение, но и на инстинкт, красноглазая ворона вновь оглядела поляну и окружающий лес в поисках каких-нибудь подозрительных теней.

Ничего. Красные глаза радостно полыхнули. Ночная Мгла была довольна. Теперь спящие люди и девчонка принадлежат ей.

Ворона взлетела с ветки, на мгновение поднялась ввысь, облетела поляну и медленно по спирали спустилась. Текли последние ночные часы, предвестники нового дня, когда сон особенно глубок и сладок. Тьма и тишина окутывали спящих. Никто, включая и животных, не услышал подлетавшую ворону. Она пролетела над ними неслышной и невидимой тенью. Ночная Мгла облетела всех дважды, но никто, даже часовые, вновь тщательно бдившие после того, как девочка благополучно вернулась в лагерь и чары Матери-Земли перестали действовать, не заметили ничего.

Ворона медленно пролетела над Мистаей, затем обратно, ее тень коснулась маленькой неподвижной фигурки, как нежная рука матери. И каждый раз из-под черных крыльев вороны на девочку сыпалась странная зеленая пыльца, сверкая и змеясь в серебристом лунном свете. Четырежды пролетела над ребенком ворона, и четырежды на девочку сыпалась пыльца. М истая во сне вдохнула ее, улыбнулась и поуютней укуталась в одеяло. Постепенно сон ее становился все глубже и глубже, она все дальше и дальше уходила в страну грез. Яркие видения манили ее, воплощая в себе самые яркие мечты, и Мистая уносилась прочь в их мягком свете.

Ворона снова взлетела вверх и укрылась в ветвях дерева. Теперь девочка будет спать, пока Ночная Мгла не разбудит ее. Мистая будет спать и не увидит того, что произойдет дальше.

Перепрыгивая с ветки на ветку, постепенно спускаясь, ворона доскакала почти до низу и тут превратилась в ведьму. Из вороха черных перьев возникла облаченная в черные же одежды Ночная Мгла, высокая и прекрасная, с холодной и поразительной красотой свежевыпавшего снега. Волосы цвета воронова крыла с белой прядкой были отброшены назад, на лице ледяная улыбка. Сконцентрировав вокруг себя свою магию, Ночная Мгла выступила из тени на залитую лунным светом поляну.

* * *

Во сне Мистая видела себя белой птичкой, летящей над красочной страной. Она вихрем проносилась над изумрудными лесами, ярко-желтыми полями, лакричными и шоколадными горами, малиновыми и фиолетовыми холмами, лазурными озерами, золотыми и серебряными реками. И повсюду цвели полевые цветы, сверкая по всей земле, как волшебная пыльца.

Рядом с ней летела черная птица, указывая путь и показывая простиравшиеся внизу чудеса. Она ничего не говорила, в словах не было необходимости. Ее мысли и чувства окутывали тело Мистаи. Она купалась в них, как в потоках ветра, взлетая на гребнях, качаясь на волнах. Это было чудесное ощущение, и оно рождало в девочке захватывающее чувство, будто весь мир у нее на кончике крыла.

Полет продолжался. Они пролетали над смотрящими на них снизу людьми. Люди выворачивали себе шеи и указывали пальцами вверх. Некоторые окликали ее и кланялись. Когда-то в другой жизни Мистая знала этих людей. Тогда она жила в другом теле. Когда-то они любили ее и заботились о ней, возможно, даже помогли выкормить ее, когда она была еще ребенком. Теперь они пытались вернуть ее, заставить спуститься, чтобы посадить в клетку. Они хотели лишить ее обретенной свободы. Не могли смириться с тем, что больше не властны над ее судьбой. В их голосах слышались гнев, разочарование и зависть. И Мистае вдруг очень захотелось улететь от них как можно дальше. И она пролетела над ними, не замедляя полета и ни разу не обернувшись. Она устремилась к своему будущему.

Летящая рядом черная птица оглянулась, и Мистая прочла одобрение в ее красных глазах.

* * *

Выйдя из тени деревьев, Ночная Мгла в первую очередь занялась часовыми, несущими охрану по обеим сторонам лагеря. Она позволила им увидеть себя, высокую черную фигуру, исполненную смертельной угрозы. Когда солдаты, инстинктивно почувствовав исходящую от нее опасность, обратили против нее оружие, она простерла руки и с ладоней сорвались зеленые молнии, ударившие часовых прежде, чем те успели издать хоть звук. Когда зеленый огонь погас, на месте солдат лежали два камня, сверкающие и переливающиеся, как антрацит.

Ведьма из Бездонной Пропасти продвинулась еще на несколько шагов. Взмахнув рукой, она обратила в пепел веревки, которыми были привязаны животные, и лошади, включая Быстроножку и Филина, помчались прочь. Ночная Мгла небрежно махнула в сторону почти погасшего костра, и он взметнулся ввысь к самому небу, как некий волшебный фонтан, бьющий из земли. Мгновение спустя загорелась и карета.

Проснулись остальные гвардейцы и, щурясь на ярком свете, пытались на ощупь найти оружие. Их медлительность вызывала лишь жалость. Ночная Мгла превратила пятерых в камень, прежде чем они успели хоть что-то сообразить. Остальные были попроворнее, кое-кто даже успел вскочить и броситься на нее. Но она — черный “ангел” разрушения — метнула в них молнии, и солдаты упали. В считанные секунды не осталось ни одного.

Теперь на поляне находились только Ночная Мгла, спящая девочка и изумленные и ошарашенные советник Тьюс с Абернети. Эти двое стояли, защищая собой Мистаю. Все произошло настолько быстро, что они едва успели вскочить и подбежать к девочке. Советник Тьюс пытался сотворить какие-то защитные чары, его сухие, сморщенные руки делали пассы в свете разгоревшегося костра. Ночная Мгла разрушила заклинание, прежде чем оно успело вступить в силу, затем вышла вперед и встала на свету. Отбросив капюшон, ведьма взглянула на противников.

— Не стоит беспокоиться, советник Тьюс, — пресекла она повторную попытку чародея. — На сей раз не спасет вас никакая магия.

Старик уставился на нее, трясясь от гнева и возмущения.

— Что ты натворила, Ночная Мгла?! — громким шепотом воскликнул он.

— Натворила?! — возмущенно и с визгом переспросила ведьма. — Ничего такого, чего не собиралась, чародей. Ничего, кроме того, что планировала в течение двух долгих лет. Теперь ты начинаешь понимать, насколько все безнадежно для тебя? — Абернети медленно отодвигался в сторону, намереваясь найти какое-нибудь оружие, которое можно было бы использовать против ведьмы. Ночная Мгла шевельнула рукой, и он замер. — Будет гораздо лучше, если ты останешься там, где стоял, писец. — Она улыбнулась, довольная исходящей от нее силой.

Советник Тьюс выпрямился, старясь держаться с чувством собственного достоинства.

— Ты зашла слишком далеко. Ночная Мгла, — храбро заявил он. — Его Величество этого не потерпит.

— Его Величество будет слишком занят, пытаясь сохранить собственную жизнь, я полагаю, — ответила Ночная Мгла. Ее улыбка стала еще шире. — О, чрезвычайно занят! Печально, что тебя не будет с ним рядом, чтобы помочь. Вас обоих не будет.

11
{"b":"4800","o":1}