A
A
1
2
3
...
23
24
25
...
64

Вопрос Абернети повис в воздухе на неопределенное время.

* * *

Миссис Аллен оказалась не столь примечательной, как ожидалось. Крупная женщина с седеющими волосами, грубовато-простодушным лицом, недоверчивая, но не вредная. Элизабет преподнесла ей заготовленную историю о том, что Абернети и советник приехали проведать отца и она пригласила их остаться. Миссис Аллен после нескольких вопросов и общих заявлений на тему, что она снимает с себя всякую ответственность, согласилась с их присутствием без особых споров и удалилась к себе в комнату, чтобы возле телевизора выпить чашечку травяного чая. Абернети с советником отправились спать с чувством глубокого облегчения.

На следующее утро они проснулись рано и, спустившись вниз, обнаружили, что миссис Аллен ушла на весь день к своей сестре. Желая как можно раньше приступить к поискам в Граум-Вит, они торопливо поели, вымыли посуду и вышли из дома во главе с Элизабет.

Стоял чудесный солнечный день В небе ни облачка На деревьях пели птички, в воздухе витал аромат цветов. В хорошем настроении троица сошла с крыльца, пересекла двор, свернула налево и направилась по дороге к замку.

Элизабет, заговорщицки улыбаясь, взяла Абернети под руку. Писец почувствовал себя крайне неловко и напрягся.

— Ты классно выглядишь в папиной одежде, — сообщила девушка. — Очень элегантно. Тебе нужно все время так ходить.

— А также чаще улыбаться, — смеясь добавил советник Тьюс.

— Это настолько невероятно, что ты снова здесь, Абернети, — продолжала между тем Элизабет, сжимая руку писца. — Ты посмотри на себя, только посмотри! Кто бы мог поверить, что такое когда-нибудь произойдет! Разве не здорово? Ты не рад?

— Очень рад, — признался Абернети, стараясь не выдать своих истинных чувств, потому что на самом деле он размышлял над тем, какую цену ему придется заплатить за свое чудесное, но все еще необъяснимое превращение. Ведь ничто не дается даром. Ему вспомнились кристаллы Хорриса Кью. Ничто не дается даром.

— У тебя есть семья? — внезапно спросила Элизабет. — Жена и дети?

Он несколько озадаченно помотал головой.

— А отец с матерью?

— Их нет уже много лет. — На самом деле он их едва помнил.

— Братья и сестры?

— Нет. Боюсь, что нет.

— Гм-м. Довольно грустная картина, тебе не кажется? Может, мне следует тебя усыновить! — сверкнула она улыбкой. — Шучу. Но ты действительно можешь стать членом моей семьи, поскольку она небольшая и вполне может позволить себе увеличиться на одного или двух человек. Что скажешь? Неофициальное усыновление, а?

— Спасибо, Элизабет, — поблагодарил действительно тронутый вниманием девушки Абернети.

Так они и шли по дороге к Граум-Вит — старик с торчащими в разные стороны белыми волосами, молодой человек с задумчивым лицом и очками на носу и кудрявая девушка, которая взяла на себя ответственность за обоих мужчин ну точно как Дороти со своими друзьями в сказке Баума “Волшебник Страны Оз” Только вот этот самый Граум-Вит, выглядевший как грозный замок, не имел совершенно ничего общего с Изумрудным городом. Он не был ни зеленым, ни сверкающим, а, наоборот, мрачно-серым и тусклым.

Впрочем, Абернети с советником ничего не знали ни о Стране Оз, ни об Изумрудном городе. Если бы сказка была им знакома, возможно, им бы пришло в голову сравнить мрачность Граум-Вит с яркостью замка Чистейшего Серебра, например. На самом же деле они размышляли совсем о другом. Абернети пытался представить свою дальнейшую жизнь, когда он уже не в облике собаки, а самый настоящий мужчина. Он пытался представить себя в новом обличье в различных ситуациях. Советник Тьюс, в свою очередь, вспомнил заданный вчера вечером его другом вопрос, какое отношение имеет превращение пса обратно в человека к их появлению на Земле, и надеялся, что возникшие у него в этой связи подозрения, не высказанные вслух, окажутся напрасными.

Небольшая компания подошла к каменной стене, окружавшей замок, и прошла сквозь металлические ворота на мост. Над ними возвышался Граум-Вит — массивное скопление башен и парапетов. Мост был опущен, а решетка поднята, так что друзья прошли в замок и оказались на устроенной во дворе автомобильной стоянке. В ее дальнем конце виднелась одинокая машина. Сувенирный киоск, расположенный в бывшей караульной, закрыт Граум-Вит казался совершенно вымершим.

— Все в порядке, — заверила Элизабет. — Музей еще не работает для публики, но мы можем войти.

Девушка провела их к лестнице, которая вела к массивным металлическим дверям. Она постучала тяжелым подвесным кольцом и подождала. Минуту спустя дверь открылась, и мужчина, которого Элизабет поприветствовала, назвав Харви, впустил их внутрь, улыбнувшись Они вошли в тот же холл, где несколько лет назад Бен, Ивица и Майлз Беннетт — поверенный Бена, одетые в костюмы для Хэллоуина, разрабатывали план побега писца из казематов Мичела Арт Ри. Абернети с опаской огляделся, но Мичела с охранниками здесь уже давно не было, и сам холл переоформили, украсив яркими коврами, установили стенд и пропускной пункт, где восседал Харви. Обменявшись с ним парой шуточек, Элизабет повела Тьюса и Абернети внутрь замка.

Весь день решено было потратить на поиски. Они обошли все коридоры и комнаты, открытые для посетителей, пересмотрели множество предметов, выставленных на обозрение. Однако то, что было нужно, они так и не нашли.

К полудню результата все еще не было. В обед они перекусили в маленьком кафе, устроенном в помещении бывшей кухни. К этому времени в замок начали приезжать автобусные экскурсии и туристы-одиночки на машинах. Чтобы не попасть в толпу зевак, Элизабет отвела друзей к складским помещениям замка, куда вход посетителям был воспрещен, чтобы осмотреть предметы, признанные либо нестоящими, либо еще не готовыми к выставке. Ящиков было множество, но они исхитрились заглянуть в каждый. Затем друзья все вместе осмотрели кабинеты, заваленные необычными камнями и минералами, резными фигурками и статуэтками, картинами и самыми разными поделками. Но ничему из всего этого Тьюс не видел достойного применения.

— Это здесь, я точно знаю, — бормотал он, качая взлохмаченной головой. — Я никак не могу ошибиться. Это здесь, но я просто никак не могу это увидеть. Придется завтра возвращаться и начинать все по новой. Тьфу!

Троица нехотя отправилась обратно с пустыми руками. Особенно огорчился советник Тьюс.

Элизабет с Абернети всю дорогу перешептывались. Они совершенно не были против, чтобы потратить на поиски еще день. Если бы советник Тьюс не был столь погружен в свои мысли, то заметил бы, что Элизабет держит Абернети за руку и им так хорошо вместе.

Глава 9. ЧТО ТЫ ВИДИШЬ

Первый из бойцов Райделла из Марнхулла, как и было обещано, появился точно через три дня после того, как Бен Холидей принял вызов.

К восходу солнца воин уже стоял по ту сторону ворот замка Чистейшего Серебра — крупная одинокая фигура, возвышавшаяся на дальнем конце моста. Это был мужчина гигантского роста и огромной силы. В этой стране воины зачастую достигали двухметрового роста, но этот был намного выше. Массивный гигант с широченными плечищами и древоподобными ногами был одет в звериную шкуру, крепившуюся кожаными шнурками. Высокие сапоги доходили до самого туловища, на руках — перчатки с металлическими шипами. Черная борода и густые черные же волосы почти скрывали лицо, виднелись лишь сверкающие на утреннем солнце глаза. Из оружия у него была одна обшитая железом деревянная булава.

Бен Холидей, стоя на башне вместе с Ивицей и Сапожком, неотрывно смотрел на бойца короля Райделла. Появление воина, конечно, никого не удивило. С момента исчезновения Мистаи, Абернети и советника Тьюса Бен пребывал в уверенности, что угрозы Райделла не шуточные. То, что никто прежде и слыхом не слыхивал о самом Райделле или его королевстве, или откуда он появился и куда подевался, или — что самое важное — что он сделал с дочерью Бена и его друзьями, вовсе не делало его угрозы менее реальными. В течение трех последних дней с момента отбытия Райделла Бен при помощи Землевидения излазил Заземелье вдоль и поперек, но не обнаружил ровным счетом ничего. Никаких следов Райделла, никаких признаков, что он где-либо проезжал. Король Марнхулла как сквозь землю провалился.

24
{"b":"4800","o":1}