A
A
1
2
3
...
41
42
43
...
64

Почему Райделл теряет так много времени, если всего лишь стремится убедить Бена уступить престол? Разве Бен не уступил бы его ради того лишь, чтобы вернуть Мистаю?

А уступил бы?

Он искоса посмотрел на Ивицу и почувствовал вину, потому что колебался с ответом. Она глядела на него, и в ее изумрудных глазах он не увидел ни осуждения, ни подозрительности, только обеспокоенность и грусть, и за всем этим глубокую любовь. Ему вдруг стало стыдно. Он ведь знал ответ, не так ли? Когда на Земле его жена Энни и их нерожденное дитя погибли, он думал, что никогда не оправится от удара, — они ушли навсегда, и он не мог их вернуть. Теперь у него есть Ивица и Мисти, и их потери он тоже не вынесет. Он ради них отдаст все что угодно. Такую потерю он больше не переживет.

Наступил полдень, и жара в Пустошах стала практически невыносимой.

Бен повернулся к жене:

— Еще миля-другая, и остановимся передохнуть. Там и потолкуем обо всем.

Ивица молча кивнула, и они медленно поехали дальше.

Кружащаяся над ними красноглазая ворона развернулась и улетела.

Неся в клюве отчаянно сопротивляющегося червя, Ночная Мгла быстро летела к лощине, через которую должны были пройти Холидей с остальными. Она с трудом сдерживала ярость. Всю ночь ведьма прождала Бена, считая, что он обязательно явится, будучи уверенной, что дракон откажет ему в помощи и прогонит прочь. А вместо этого летучая тварь отправилась для него на поиски — на поиски, как домашняя собачонка! — и Холидей не вернулся, как ожидалось, а провел ночь в Огненных Ключах, практически единственном месте, куда Ночная Мгла не могла проникнуть без опаски, несмотря на всю свою магию! И она была вынуждена ждать, провести всю ночь в Пустошах, следя за своей добычей.

Будто отвечая на ее ярость, червь извернулся и попытался укусить ее.

Ведьма посмеялась про себя, увидев, как лязгнули крошечные клычки. Изначально это был обычный земляной червяк. Теперь же это — ее творение, которое выполнит свое предназначение, став четвертым монстром Райделла.

Ведьма до сих пор бесилась, что пришлось использовать четвертого. Робот должен был стать последним, и стал бы, если бы не Ардшил. То, что Владыка Озерного края выступил на стороне Холидея — ради внучки или нет, — выводило из себя. Холидей с эльфом были друзьями ничуть не больше, чем Холидей с драконом. Так чего ради неприкрытые враги выступили вдруг на стороне этого шутейного короля, смешав ее планы? Что за сумасшедшая выходка?

Впрочем, подумала она, стараясь найти и положительную сторону, она с самого начала планировала, чтобы Холидей дожил до задуманного ею финала и принял смерть от руки Мистаи. Будет не так приятно, если он умрет раньше. А появление на сцене Ардшил навело ее на мысль, какой еще трюк можно сыграть с затравленным королем Заземелья. Так что она ничего не потеряла, верно?

Она спикировала вниз и скользнула в тень лощины, лежащей между двумя высокими холмами, преграждавшими путь на запад и восток. Холидей с товарищами прошел здесь по пути к дракону. Об этом свидетельствовали следы подков. Значит, и вернутся тем же маршрутом. Но теперь их тут будет поджидать ее червь. Она допрыгала на птичьих лапках до небольшого прудика со стоячей водой, укрытого в тени скал и поэтому еще не испарившегося от жары. Требуется лишь капелька воды, и все. Одной крошечной капли больше чем достаточно.

Ночная Мгла окунула червя в воду, наблюдая за его попытками высвободиться. Ей надоело его нести. И так уже достаточно скверно, что пришлось проделать весь путь до Восточных Пустошей в нечеловеческом облике, не рискуя прибегнуть к магии, дабы не обнаружить своего присутствия и не провалить все дело. Но держать все время этого крошечного монстрика — это уже чересчур! Ночью ей удалось пристроить его среди камней, где почва совершенно сухая и твердая и откуда маленькая тварющка не смогла удрать. Теперь она готова выпустить его совсем. Ведьма подумала, что с удовольствием осталась бы понаблюдать за ходом событий, но она уже довольно давно ушла из Бездонной Пропасти, и то, что девочка так долго предоставлена самой себе, может быть опасным. Мистае начали надоедать направление и ограниченность уроков. На самом деле червя придумала сама Ночная Мгла, когда девочке не удалось изобрести ничего нового. Мистая пока еще послушна, но имелись все признаки того, что она попытается нарушить установленные ведьмой правила. Девочка оказалась невероятно одаренной, обладая и талантом, и воображением, а под руководством ведьмы ее навыки в использовании магии значительно возросли. Если она когда-нибудь решит выступить против Ночной Мглы…

Ведьма, зашипев, отбросила эту мысль прочь. Она не боится Мистаи. Она никого не боится.

Но осторожность не повредит. Лучше ей вернуться в свои владения как можно быстрее. Лучше убедиться, что Мистая не выкинула что-нибудь непредвиденное.

Она выронила червя и проследила, как тот тонет. А потом быстро умчалась.

* * *

Бен Холидей смотрел вдаль, ища глазами лощину, которая вела из Восточных Пустошей на равнину. Сегодня свет такой слабый, видимость настолько сужена маревом и туманом, что все кажется рассеянным и искореженным. Даже линия горизонта больше походила на мираж, который к тому же грозил вот-вот рассеяться. А вот и лощина. Больше походит на сгусток непроницаемой тени.

Он пришпорил Криминала, переключившись на более серьезные вещи.

Бен вновь задумался о роботе. Почему он показался таким знакомым? Где же он его видел? Бен теперь был совершенно уверен, что видел, и бесился от того, что никак не мог вспомнить, когда именно. Осложняло положение и то, что он начал подозревать, что и остальные монстры Райделла ему знакомы. И он готов был поспорить на что угодно, что они попадались ему еще до того, как он пришел в Заземелье. Но как такое может быть? Они не были реальными, иначе он бы помнил. Не упоминали ли о них советник Тьюс и Абернети? Или кто-нибудь ему их описывал? Может, он видел рисунок или картинку?

Они достигли глубокой тени, обозначавшей въезд в лощину. Бен глянул на кобольда, который смотрел назад, проследил за его взглядом, прикрыв глаза ладонью от солнца. Сначала он не увидел ничего. Затем разглядел крошечное темное пятнышко, висящее низко над горизонтом. Пятнышко вроде бы росло.

Бен недоуменно моргнул:

— Что за…

И это все, что он успел произнести перед тем, как земля перед ними взметнулась фонтаном грязи и камней и что-то огромное и темное вылезло из тени лощины. Сапожок пулей метнулся к Цапле и сдернул Ивицу с седла за секунду до того, как тварь заглотила лошадь целиком. Раздалось дикое ржание и хруст костей. В горячем воздухе клубилась пыль. Криминал в панике отскочил назад, чудом избежав огромных челюстей, нацелившихся на него и проскочивших у Бена над головой буквально в нескольких сантиметрах. Бен вцепился в гриву судорожно отскочившего коня и лишь мельком успел увидеть напавшую на них тварь — какая-то гигантская змея, без морды, без глаз, состоящая лишь из огромной пасти с зубищами, длинное красноватое тело, гладкое и кольчатое, как…

Как у червя, Боже ты мой!

Бен инстинктивно потянулся к медальону, но Криминал так подбрасывал задом, стараясь взобраться вверх по склону, что он быстро оставил эти попытки и вцепился в седло и поводья, чтобы не свалиться. Он увидел, как Сапожок и Ивица карабкаются по противоположному склону лощины и укрываются за камнями. Чудовище внезапно нырнуло головой вниз, ввинчиваясь в почву, как гигантский бур, и его туша исчезла, как кит под водой. Оно передвигалось, и там, где ползло, вздыбливалась земля. Направлялось чудовище прямо к Бену.

Бен отчаянно пришпорил Криминала, пытаясь вынудить коня спуститься. Но конь ничего не соображал от ужаса и, наоборот, старался забраться как можно выше. Бесполезное дело — подковы скользили, и он не сдвинулся ни на йоту. Бен развернул коню голову и направил вдоль склона, надеясь заставить-таки спуститься. Земля сзади вздымалась и опускалась, — монстр повернул за ними следом.

42
{"b":"4800","o":1}